Большие проблемы с большим десантным кораблем

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать

Инцидент с несанкционированной высадкой российских морских пехотинцев на юго-восточном побережь...

Инцидент с несанкционированной высадкой российских морских пехотинцев на юго-восточном побережье Крыма, по мнению экспертов, способен вызвать не меньший политический скандал, чем недавний конфликт вокруг острова Тузла. И, вполне возможно, приведет к пересмотру сроков и условий пребывания российского Черноморского флота на территории Украины.
Как следует из информации, распространенной отечественным внешнеполитическим ведомством, российский большой десантный корабль (БДК) «Николай Фильченков» 23 марта в 07.55 пересек государственную границу Украины в районе Феодосии. В 10.40 БДК без разрешения нашей стороны начал высадку на полигон в районе горы Опук (примерно в 70 км от Керчи) личного состава и техники 382-го отдельного батальона морской пехоты Черноморского флота РФ. Однако по заявлению пресс-службы командования ВМС Украины (подтвережденному источниками «ЗН» в государственной погранслужбе) «Николай Фильченков» зашел в территориальные воды нашей страны намного раньше — около 2 часов ночи и приступил к десантированию примерно в 6 часов утра.
После вмешательства представителей украинских компетентных органов высадка 142 российских морпехов и 28 единиц техники была остановлена. 24 марта в 3 часа ночи судно покинуло территориальные воды Украины и взяло курс на Новороссийск.
Пресс-служба российского Черноморского флота заявила, что сроки проведения учений морских пехотинцев были заранее согласованы органами военного управления ЧФ РФ и ВМСУ. Однако украинские пограничные службы не располагали соответствующей информацией. По сообщению агентства «Интерфакс», источник в главном штабе военно-морского флота России заявил, что причиной инцидента стала «несогласованность действий между украинскими властями и представителями командования ЧФ». А руководство флота выразило надежду на то, что «технический сбой не повлияет на дальнейшее развитие сотрудничества между российскими и украинскими моряками».
Однако украинские власти, как выяснилось, не склонны расценивать случившееся как досадное недоразумение. МИД Украины в четверг вручил временному поверенному в делах России Евгению Пантелееву ноту и потребовал от России разъяснений. А официальные украинские лица сделали ряд жестких заявлений. Глава внешнеполитического ведомства Борис Тарасюк в интервью «5 каналу» дал весьма критическую оценку происшедшему: «Меня удивляет этот факт, особенно после недавней встречи двух президентов, когда была достигнута договоренность согласовать все проблемные вопросы пребывания ЧФ РФ в Украине… По-моему, это свидетельствует о том, что российская власть не контролирует ситуацию, связанную с действиями Черноморского флота. Или это была попытка проверить реакцию украинских властей на кричащий факт нарушения государственной границы». Руководитель МИД подчеркнул: украинская сторона неоднократно настаивала на том, чтобы воинские части и боевая техника ЧФ РФ не использовались на территории нашей страны для учений. Министр добавил, что Украина заинтересована в четком урегулировании всех вопросов, связанных с условиями пребывания Черноморского флота. А также заявил: наше государство выступает за скорейшее подписание договора, запрещающего использование частей и техники ЧФ, базирующихся в Украине, в боевых действиях и операциях за пределами места дислокации.
Еще резче высказался глава СБУ. В телеэфире ТРК «Эра» он заявил: пребывание Черноморского флота Российской Федерации на украинской территории противоречит национальным интересам. Александр Турчинов назвал пребывание российских военных на территории Украины «дискомфортом для государства». «Это не способствует укреплению безопасности государства. В таких вопросах, как территориальная независимость и суверенитет, нельзя делать какие-либо реверансы — позиция должна быть достаточно жесткой и адекватной… Это все-таки не первый случай. Я думаю, они будут наглеть настолько, насколько мы будем позволять им это делать… Жесткая, достаточно конкретная позиция украинского руководства заставит все-таки выполнять обязательства, предусмотренные договором о размещении на территории Украины Черноморского флота Российской Федерации».
По мнению официальных украинских властей, российская сторона грубо нарушила положения двухстороннего договора о статусе и условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины от 28 мая 1997 года, а также законодательство Украины о режиме государственной границы и порядке допуска подразделений вооруженных сил других государств на территорию Украины.
Поясним, что именно стало причиной столь жесткой реакции официального Киева. Во-первых, упомянутый 382-й отдельный батальон черноморских морпехов дислоцируется в российском городе Темрюк. А подразделения Черноморского флота, базирующиеся в РФ, не имеют права (по утверждениям специалистов) находиться на нашей территории без соответствующих согласований с украинской стороной. Причем речь идет даже о тех полигонах, которые арендуются Рос­сией.
Во-вторых, по утверждению пресс-службы командования ВМСУ, «Николай Фильченков» предупреждал о вхождении в украинские территориальные воды, однако не предоставил информацию о пассажирах и грузе на борту.
Таким образом, нежданный визит российских «черных беретов» на украинскую землю можно (при желании) квалифицировать и как вторжение. Что действительно требует (как справедливо заметил Турчинов) «жесткой и адекватной» реакции Киева.
Кроме того, обратим ваше внимание на приведенное выше заявление главы Службы безопасности о том, что инцидент вокруг БДК — не первый случай нарушения российскими военными украинского законодательства. Как утверждают источники из СБУ, Госкомграницы и крымского парламента, командование ЧФ далеко не всегда считало своим долгом информировать украинскую сторону о пересечении нашей границы военными судами и воинскими подразделениями. И порой попросту игнорировало запреты и возражения Киева. «ЗН» в свое время писало о скандале вокруг несанкционированных учений российского спецназа неподалеку от Ай-Петри.
Были и другие инциденты. Символично, что один из них связан все с тем же «Николаем Фильченковым». Десантный корабль (носящий имя легендарного политрука-краснофлотца, погибшего в 1941-м при обороне Севастополя) в России стал известным после того, как доставил в православный храм на острове Корфу святые мощи покровителя русских моряков адмирала Федора Ушакова. Однако судно водоизмещением 4360 тонн перевозит не только останки канонизированных персонажей российской истории. В Украине этот БДК (над которым, кстати, по инициативе Юрия Лужкова шефствует Юго-западный округ Москвы) стал известен благодаря совсем другому грузу. По заявлениям нашей прессы, именно «Николай Фильченков» в
1999-м использовался для передислокации черноморских морских пехотинцев из Украины в Чечню.
Киев неоднократно выступал против участия «черных беретов», базирующихся на территории нашего государства, в боевых действиях. Наши власти считали необходимым, чтобы переброска крымских морпехов на Северный Кавказ согласовывалась с украинской стороной. Но поскольку подобное требование не было вписано ни в одно соглашение по Черноморскому флоту, Москва не считала себя обязанной соблюдать это условие.
Особенно после того, как Украина уже продемонстрировала однажды свою неуступчивость. Во время первой чеченской кампании Киев занял неожиданно жесткую для Кремля позицию. И сумел добиться отмены уже запланированной россиянами отправки в Чечню батальона морской пехоты ЧФ, дислоцированного в Украине.
После этого Москва решила подобные вопросы с украинскими властями не утрясать. А заодно — и не ставить своего партнера в известность о серьезном перевооружении «ограниченного российского контингента». Во время второй чеченской войны морпехи-черноморцы принимали участие в так называемой антитеррористической операции, невзирая на вялые протесты Киева. Возмущаться громко наша власть себе не позволяла. Несмотря на то что (как утверждают наши источники) руководство СБУ обращало внимание Президента на опасности, связанные с участием морской пехоты ЧФ, базировавшейся на нашей территории, в боевых действиях в Чечне. Это, по мнению специалистов Службы безопасности, могло привести к организации терактов в местах постоянной дислокации подразделений морпехов — в Украине. Однако Леонид Кучма молчал. И под аккомпанемент этого молчания «Николай Фильченков» и «АНы», базировавшиеся на Качинском аэродроме, продолжали свою миссию…
В связи с этим целый ряд представителей украинской оппозиции неоднократно поднимал вопрос о пересмотре соглашений по ЧФ. Как известно, 17 статья Конституции запрещает пребывание и базирование иностранных войск на территории суверенной Украины. 14 пункт переходных положений Основного Закона позволял частям и судам Черноморского флота пребывать на территории Украины до конца ранее достигнутых договоренностей. Однако, вопреки букве Конституции, ЧФ позволили «гостить» и дальше. Двустороннее соглашение о базировании Черноморского флота России в Севастополе на период с 1997 по 2017 год ряд независимых юристов назвал нелегитимным. Некоторые эксперты полагали, что новая власть подвергнет эти договоренности ревизии.
Подтверждением их прогнозов стали резкие заявления Бориса Тарасюка, который за несколько дней до назначения министром иностранных дел заявил, что не видит целесообразности пребывания российского ЧФ на территории Украины.
3 февраля Тарасюк (тогда еще глава парламентского комитета по вопросам европейской интеграции) сказал: «Россия не может быть свободной настолько, чтобы заменять военную технику на качественно новые образцы на территории Украины». При этом Тарасюк напомнил, что ЧФ часто загрязнял украинскую акваторию, Россия проводила военные учения в Крыму без предварительного согласования с руководством Вооруженных сил Украины, а подразделения российской морской пехоты без согласования с украинской стороной направлялись в Чечню. Борис Иванович объявил, что пребывание российского флота в Украине является временным явлением: «Единственное объяснение его пребывания — Россия хочет присутствовать в Украине. С военной точки зрения, ЧФ не может выполнять никаких стратегических задач, хотя именно на этом настаивала российская сторона… Россия может создавать условия для постоянного базирования своего флота на своей территории».
После прихода во внешнеполитическое ведомство Борис Иванович стал не так резок.
8 февраля уже министр Тарасюк сообщил, что Украина должна выполнять международные соглашения и договоры с Российской Федерацией, в частности соглашение 1997 года, которое предусматривало пребывание российского флота на территории Украины. «Мы должны обеспечить выполнение этого соглашения в соответствии с нашими обязательствами», — цитировали информагентства слова главы МИД. Который заодно заметил, что пребывание российского ЧФ на территории Украины не является преградой для евроинтеграции.
Однако инцидент с «Николаем Фильченковым» снова добавил металла в интонации министра. Жесткость в заявлениях украинских руководителей объяснима. Москва поступает так же, как и раньше. А Киев намерен доказать, что молчать, как раньше, не будет. Насколько последовательной окажется эта жесткость, непонятно. Непонятно и то, насколько адекватной окажется реакция Кремля. Понятно другое: от того, чем окончится скандал вокруг вояжа БДК на ЮВБК, во многом зависит не только дальнейшая судьба «украинской части» ЧФ. По итогам этого конфликта можно будут судить о том, как будут складываться в ближайшее время отношения новой украинской власти с Кремлем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно