БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ УЗЕЛ ПОСЛЕ РАБИНА

8 декабря, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 8 декабря-15 декабря

Трагическая судьба во второй раз дала Шимону Пересу шанс возглавить партию Авода после Рабина (в первый раз это случилось в 1977 г., когда она впервые потеряла власть в Израиле)...

Трагическая судьба во второй раз дала Шимону Пересу шанс возглавить партию Авода после Рабина (в первый раз это случилось в 1977 г., когда она впервые потеряла власть в Израиле). Перед сформированным 22 ноября новым израильским правительством стоит ряд чрезвычайно сложных задач: обеспечить выполнение по графику израильско-палестинского соглашения «Осло-2», добиться мирного договора с Сирией, параллельно налаживая экономическое сотрудничество со странами региона: в области внутренней политики - обуздать наступление правого и религиозного экстремизма и при этом не допустить эрозии, как выражаются оппоненты правительства, гражданских свобод и демократии в Израиле. Задачи поистине титанические, если учесть, что кабинет Переса действует в постоянном цейтноте - при любых обстоятельствах в ноябре 1996 г. должны пройти очередные парламентские выборы, досрочных выборов, о которых говорили после убийства Рабина, явно не будет.

Первая и главнейшая задача - это отношения с палестинцами. Еще будучи исполняющим обязанности премьера, Перес возобновил вывод израильских войск из городов Западного Берега Иордана с тем, чтобы во что бы то ни стало завершить этот процесс в декабре и дать возможность уже в январе провести выборы в совет палестинской автономии. Но по-прежнему актуальной остается проблема обеспечения безопасности Израиля. Захлестнувшая его волна палестинского террора во многом способствовала правым в создании атмосферы нетерпимости, в которой и произошло убийство Рабина. Ни для кого не секрет, что израильские и арафатовские спецслужбы давно сотрудничают в борьбе с палестинскими экстремистами. При этом кредо израильского правительства довольно простое: передать дело борьбы с терроризмом в руки Арафата, дать ему деньги с тем, чтобы он обуздал ХАМАС.

Ясир Арафат, как теперь оказывается, взялся за дело довольно активно. Еще в середине октября состоялась его тайная встреча с представителями такой авторитетной исламской террористической организации, как «Мусульманское братство». Цель - при их помощи обуздать ХАМАС. Правда, Арафат просил «братьев» надавить на ХАМАС, чтобы тот прекратил свои теракты лишь на 9 месяцев, то есть пока будет осуществляться вывод войск из Западного Берега, а что будет потом, не совсем ясно. Во всяком случае, между палестинской администрацией и ХАМАСом было достигнуто соглашение о временном прекращении террористических актов против Израиля с территории, находящейся под контролем палестинской администрации. Несмотря на ограниченность формулировки, ХАМАС вроде бы понял достигнутое соглашение как запрет на всякую антиизраильскую террористическую деятельность, в том числе на территории Западного Берега, остающейся под контролем израильской армии.

Конечно, никто не гарантирует Израилю продолжения прекращения огня после завершения вывода войск из Западного Берега, но известно, что между палестинской администрацией и ХАМАСом ведутся переговоры о полной ликвидации вооруженных террористических формирований этой организации и о допущении исламских экс-террористов к политической деятельности. Но дело в том, что последние наиболее кровавые теракты совершали не хамасовцы, а члены другой фундаменталистской террористической организации - «Исламский джихад», которая настроена весьма решительно и воздерживается от переговоров с палестинской администрацией. Однако соглашение с

ХАМАСом позволит Арафату изолировать джихадовцев. Но главная проблема не в деятельности самих террористов, а в умонастроениях среди палестинцев. Полгода назад одна из палестинских организаций провела исследование общественного мнения. Тогда на вопрос об отношении к миру с Израилем около половины респондентов ответили, что они против такого решения в принципе, а чуть ли не все остальные поведали, что они за мирное соглашение, поскольку это даст время для подготовки войны с Израилем, которая навсегда покончит с «сионистским образованием».

Когда и как удастся переломить такие настроения, неизвестно. Однако палестинская полиция стала действовать против террористических структур ХАМАСа и «Исламского джихада» в секторе Газа только после того, как Израиль пригрозил Арафату полным замораживанием политического процесса. Некоторые явно подстрекательские речи лидера Организации освобождения Палестины также дают обильную пищу израильским правым. Избегая прямых призывов к террору, Арафат многократно восхвалял в своих речах былые теракты палестинских боевиков. Общая интонация его публичных выступлений далеко не всегда способствует примирению между двумя народами, а соглашение с Израилем лидер ООП представляет как неизбежное и временное. Но трудно себе представить другую линию поведения Арафата в нынешних политических условиях, когда

ХАМАС активно работает над созданием своей политической партии, а в Газе его поддерживают до 30 процентов жителей.

В Израиле решение Переса не проводить досрочные выборы многие объясняли тем, что он уже неоднократно раньше выступал против этой идеи. Но политик на то и политик, чтобы руководствоваться текущей политической ситуацией. Перес не пошел на выборы по другим причинам. И главную из них он высказал еще полгода назад, когда заявил, что «мир выиграть важнее, чем предстоящие выборы». Технические проблемы, связанные с проведением первичных выборов по выдвижению кандидатов в Кнессет от Аводы и обусловленный законом временной период между провозглашением досрочных выборов и самими выборами говорят о том, что таковые - если бы Авода на них пошла - могут состояться не раньше лета следующего года. А к тому времени уже может испариться политический капитал, приобретенный Аводой на волне всенародного шока, вызванного убийством Рабина. Дело в том, что правящая партия далеко не так едина, как кажется, а Рабин с Пересом совсем не жили в трогательном согласии, возглавляя свои внутрипартийные группировки. И теперь скандальная война лагерей «пересистов» и «рабинистов» вполне вероятна, а в густом дыме этих внутрипартийных битв Авода может растерять тех, кто примкнул сейчас к ней. А значит, уменьшатся ее шансы на победу на досрочных выборах.

Будучи многоопытным политиком, Перес не мог не просчитать всех негативных последствий досрочного вызова судьбе. По его мнению, лучше гарантированный год пребывания у власти, чем риск лишиться ее уже через полгода. И представляется, что Перес употребит весь этот год на то, чтобы уговорить Асада подписать мирный договор с Израилем, а уже на волне этого события победить на выборах, тем более, что неизбежные негативные стороны такого мира выявятся не сразу. Принципиальный вопрос разногласий между Сирией и Израилем - это вопрос о дислокации на Голанских высотах израильских станций раннего оповещения. Судя по ряду публикаций, Перес, в отличие от Рабина, не столько упрям в вопросе о дислокации этих станций. Недаром он заявил, что все былые предложения в ходе переговоров с Сирией «умерли» и настало время для «новых предложений». Перес также заговорил о «предложениях, налаживающих отношения», что реально означает американские предложения о серии взаимных израильско-сирийских компромиссов. Рабин эту концепцию решительно отвергал. Таким образом, Перес совсем не намерен буквально идти «дорогой Рабина», а предлагает свой путь. Видимо, за мирный договор с Сирией Перес будет готов на значительно большие уступки, нежели его предшественник. Правда, есть еще группировка Рабина в Аводе, и, возможно, она будет отстаивать менее уступчивый подход к требованиям Сирии.

Симптоматично в этой связи, что пост министра иностранных дел Перес вручил Егуду Бараку, бывшему начальнику генерального штаба, которого рассматривают как наследника Рабина (при этом в его правительстве он занимал позицию правее премьера). Возможно, Перес и Барак решили взаимно оплатить уступки на сирийском направлении ужесточением позиции на палестинском. Иначе как понимать сначала заявление Барака, а потом еще более далеко идущее заявление Переса о том, что из ряда районов Западного Берега израильские войска никогда не будут выведены. Совершенно ясно, что мир с Сирией сейчас важнее, чем Арафат, который и так никуда не денется.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно