БЛЭР И ЖУРНАЛИСТЫ

1 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 1 августа-8 августа

В конце каждого месяца премьер-министр Великобритании встречается с журналистами. Пресс-конферен...

В конце каждого месяца премьер-министр Великобритании встречается с журналистами. Пресс-конференции эти проходят, как правило, в первой половине дня, длятся около полутора часов, транслируются в прямом эфире по всем новостийным каналам. Сами по себе они представляют довольно увлекательное зрелище, что-то наподобие спектакля без сценария под названием «Кто кого?». Премьер стоит, журналисты сидят, спрашивают — как допрашивают. Премьер отвечает, вернее, держит оборону, при этом не теряя самообладания, уважительного тона и приятного выражения лица. Таковы правила. Никаких пресс-секретарей рядом, а тем более распределенных вопросов и очередности. Премьер сам следит за тем, кто поднял руку, сам дает слово, при этом присутствующих журналистов он называет чаще всего по имени. Странная, необычная для нас картинка, не правда ли? И не только из-за того, что премьер тычет пальцем, в Британии так принято. Просто эти ежемесячные встречи — лишь маленькая частица самой старой демократии в мире.

В среду, 30 июля, Тони Блэр проводил последнюю пресс-конференцию сезона. Сезон, надо отметить, был одним из самых (если не самым) тяжелых в карьере ново-лейбористского премьера. Война в Ираке и все связанное с ней — внешне- и внутриполитические события, надводные и подводные течения — существенно подпортили яркий победный марш Блэра, видевшего себя самым успешным премьер-министром за всю историю лейбористкой партии.

Он начал пресс-конференцию с вопросов внутренней политики. Утверждал, что свои обещания, особенно в социальной сфере — медицине, образовании, пенсионном обеспечении, охране общественного порядка — правительство выполняет. Что улучшения есть, даже если они не сразу заметны. Для подтверждения провозглашенных лозунгов премьер-министр уступил слово на 15 минут начальнику департамента по контролю, который прочитал насыщенный цифрами доклад о достижениях правительства. Все это время Блэр оставался стоять за трибуной, слушая докладчика.

Что-что, а начало пресс-конференции было продумано тактически очень верно. Накал, с которым журналисты жаждали «наброситься» на премьер-министра, был сразу и легко притушен. Кроме заготовленных вопросов об Ираке, ОМП и смерти доктора Келли, пришлось волей-неволей интересоваться будущим реформированием страны.

Ожидаемая баррикада (в смысле сражение) между журналистами и властью, в прямом эфире если и получилась, то невысокая и довольно мягкая. После трагических событий, связанных со смертью военного советника Дэвида Келли (читайте прошлый номер «ЗН»), которые сбили темп политической жизни Британии, премьер-министр Тони Блэр предстал перед журналистами впервые. Он не мог не знать, что ожидает его в свете неутихающего скандала между правительством и телевещательной корпорацией Би-би-си. Однако он был спокоен, даже шутил временами и не терялся от неудобных вопросов. Ощущался разительный контраст с угрюмым Блэром прошлой недели, когда во время дальневосточного турне его преследовали вопросы журналистов о самоубийстве доктора Келли.

Собственно, и на этот раз данной тематике была посвящена существенная часть времени. Но Блэр недаром излучал спокойствие и уверенность. Он уже не боялся таких вопросов — на них у премьера был заготовлен один ответ: «Я ничего не могу сказать. Давайте подождем результатов расследования, которое проводит лорд Хаттон». И точка. По части «отвечать и не ответить» Тони Блэр даст фору любому политику не только в своей стране. Нет, он не отказывался ни от одного вопроса, говорил по каждому, но отвечал по существу только на те, на которые хотел. Как успел подсчитать один из телекомментаторов, лишь на половину из 35 заданных вопросов Блэр ответил прямо, от второй половины — «ушел в сторону».

Премьер-министр изо всех сил старался переключить внимание аудитории на внутренние проблемы страны. Он даже признал (впервые за шесть лет премьерства), что существует проблема доверия общества к его правительству. Он даже решился обсуждать возможность третьего премьерского срока. Правда, ничего определенного не сказал, кроме того, что «многое еще предстоит сделать», что «аппетит для этой работы у него не уменьшается», но только «от страны зависит, кого она выберет».

Однако журналисты оказались настоящими упрямцами. Они непременно хотели услышать: так было в Ираке оружие массового поражения или нет? Если да, то почему оно до сих пор не найдено? Отвечая на один из таких вопросов, а вернее, уходя от него, Тони Блэр пустился в исторический экскурс об инспекторах ООН, о ситуации в Ираке в 90-е годы. Внезапно его прервал громкий женский голос, с явной интонацией раздражения:

— Отвечайте, люди хотят знать ответ.

Блэр не ожидал, растерянность на какое-то мгновение мелькнула во взгляде. Он замешкался.

— Вы что, не можете дать ответ?

— Могу, — сконфуженно и виновато улыбался премьер-министр, развернувшись в сторону сидящей журналистки.

— Окей, говорите. Давайте нам ответ, — еще громче потребовала она.

Блэр засмеялся. Он уже овладел собой, секунды неуверенности прошли.

— Конечно, я могу дать ответ, если вы дадите мне возможность. — Каламбур сложился легко. Далее премьер был удивительно краток. — Отчет спецслужб, который мы получили. Я полностью ему доверяю.

Еще несколько раз Тони Блэр отвечал на «иракские» вопросы. Из чего следовало, что он «каждой частицей своего существа» верит в правильность действий своего кабинета относительно войны в Ираке. И что оружие массового поражения в Ираке несмотря ни на что будет найдено. И что результаты поисковой группы, работающей в Ираке, расставят все на свои места и даже не в очень далеком будущем.

За 60 минут чистого времени вопросов и ответов Тони Блэр «уважил» вниманием многих журналистов, включая корреспондента арабского телеканала «Аль-Джазира» и знакомого ему Тома из «Ньюкасл-мэгэзин». Премьер старался быть дружественным и внимательным. Однако самый интересный для журналистов вопрос — об отставке Алистара Кэмпбелла — натолкнулся на глухую стену. Ни опровержения, ни подтверждения.

Алистар Кэмпбелл стал, в сущности, тем камнем преткновения, из-за которого происходит сегодняшняя война между правительством и Би-би-си. Близкий советник Тони Блэра, прозванный журналистами «спин-доктором» (что-то вроде «мастера интриг»), безропотно принимает на себя политический негатив еще с 1997-го, когда в роли пресс-секретаря нового премьер-министра начинал свою карьеру на Даунинг-стрит. Через несколько лет он переместился в ранг главы департамента с удивительным названием «прессы и стратегии». Все, что было неудачного и «темного» в деятельности правительства Блэра, медиа-голоса тут же увязывали с закулисными играми Кэмпбелла. Журналистам не только кажется, что он ведет себя неверно по отношению к ним, они считают, что за ним закреплено намного больше власти на Даунинг-стрит, чем положено ему по должности. Кэмпбелл же изначально решил, что он лучше всех знает, к какой политике прибегать в отношениях со своими бывшими коллегами по журналистскому цеху.

Выпускник Кэмбриджа, Алистар Кэмпбелл начал журналистскую карьеру на Флит-стрит в начале восьмидесятых, в ежедневной газете Daily Mirror. А в 1994-м он принял предложение стать пресс-секретарем у новоизбранного лидера оппозиции Тони Блэра. Трудно сказать, почему Кэмпбеллу, журналисту по профессии и по призванию, не удалось нащупать верный тон в разговоре с жесткой и требовательной четвертой властью Британии. Говорят, ему просто не повезло: его одолели амбиции. Однако в последнее время одиозная фигура Кэмпбелла стала отбрасывать невыгодную тень и на партию, и на самого лидера. Что примечательно, Тони Блэр ни разу не метал молнии в адрес своего пресс-помощника. И судя по всему, не горит желанием увольнять его. Может быть, Кэмпбелл действительно является той необходимой мозговой подпиткой или еще более необходимым «мальчиком для битья»?.. Не стоит также забывать, что 46-летний Алистар Кэмпбелл один из самых доверенных людей Блэра. У него есть также немалые заслуги перед партией — он считается главным архитектором имиджа новых лейбористов, который был довольно успешно построен еще в первые годы при власти.

Кэмпбелл, по мнению многих, действительно хорош как тактик и стратег. Вопрос, однако, в том, с какой целью он использует свои таланты. Обвиненный журналистом Би-би-си Эндрю Гиллиганом (со ссылкой на своего информатора, коим оказался покойный микробиолог Дэвид Келли) в том, что именно он, Кэмпбелл, является автором «приписки» в досье по Ираку безграмотного утверждения о «45-минутной» способности иракской армии подготовить к бою оружие массового поражения, «спин-доктор» так «умело» развернул события, что стрелы холодной войны стали летать между Би-би-си и министерством обороны. А сам Алистар Кэмпбелл остался в стороне.

Тем не менее обозленная журналистская братия уже, очевидно, не успокоится до тех пор, пока «не свергнет» непотопляемого пресс-секретаря. До завершения расследования по делу доктора Келли естественно, ничего не произойдет. Однако после — отставка Кэмпбелла вполне реальна. Несомненно одно: уход Кэмпбелла — это шанс для Блэра одним махом «стереть» негативный налет на светлых образах — партии, правительства и их многолетнего вождя. И в преддверии третьей избирательной кампании начать новый этап с чистого праведного листа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно