«Благородный дон» и его земляки. Послесловие к инаугурации

26 февраля, 2010, 17:15 Распечатать Выпуск №8, 26 февраля-5 марта

В Донецке прекрасно помнят о привычке Виктора Федоровича Януковича пофилософствовать в узком кругу...

В Донецке прекрасно помнят о привычке Виктора Федоровича Януковича, третий день исполняющего обязанности президента Украины, пофилософствовать в узком кругу. Когда нынешний гарант занимал губернаторский пост, он во время одной из подобных посиделок рассказывал своему собеседнику: «Понимаешь, моя роль — это как капитан на корабле. Пока все нормально, команда на местах и корабль идет по курсу, мне лучше ни во что не вмешиваться. Но если кто-то начал паниковать, его нужно сразу хватать — и за борт. Потому что самое страшное на корабле — это паника!».

Конечно, слова насчет «хватать — и за борт» были сказаны скорее в шутку, но собеседник Януковича все равно непроизвольно вздрогнул, когда пессимистический доклад одного из своих замов тогдашний руководитель Донецкой области прокомментировал неодобрительным ворчанием: «Что-то он, мне кажется, слишком паникует…»

Такая почти конфуцианская позиция Виктора Януковича привела к тому, что на президентских выборах он воспользовался, пожалуй, последним шансом получить кредит доверия от жителей родной Донецкой области. Даже перед этими выборами многие объясняли свое нежелание идти на избирательные участки тем, что, мол, «сколько можно?». В 2004-м три раза ходили за него голосовать, в 2006-м чуть ли не на руках во второй раз в премьерское кресло занесли, а все не в коня корм… Регионалы сбились с ног, гоняясь за теряющими энтузиазм донецкими избирателями. Пресловутые бесплатные автобусы, поквартирные обходы в день голосования, бесплатные шоколадки для голосующих впервые даже стали предметом судебного разбирательства.

И весь катарсис заключался только в том, что ворчливое «сколько можно?» сменилось усталым «ну, наконец-то».

Эта апатичность жителей региона, не желающих видеть, как их лидер снова выпустит из рук дарованную победу, в определенной степени сказалась на результатах голосования. Самый высокий показатель победитель электоральной гонки получил в районах, которые в официальной документации еще со времен его губернаторства именуются исключительно «депрессивными территориями»: города Снежное, Торез, Шахтерск. И, разумеется, родное Енакиево, давно являющееся зоной экологического бедствия и вообще уникальным феноменом градостроительства — металлургический и коксохимический заводы расположены в самом центре.

В то же время меньше всего голосов Виктор Янукович получил в центральных районах Донецка. И разница между двумя крайними точками составляла более 7%. То есть зараза неверия уже начинала расползаться из своенравной «столицы», и, следует полагать, рано или поздно докатилась бы до отдаленных уголков области.

Примечательно, что победу земляка в Донецке отметили более чем скромно. Точнее, никак. Ни халявных концертов с заезжими звездами, ни даже самодеятельных празднеств местного разлива. Не то, что победа «Шахтера» в Кубке УЕФА, но даже первые для «горняков» золотые медали украинского чемпионата отмечались не в пример пышнее, и дворники с милиционерами на следующее утро замучались убирать остатки пиршества в виде объедков, бутылок и заснувших в окрестных зеленых насаждениях болельщиков. Официальное вступление в должность нового президента такими разрушительными последствиями шахтерской столице не грозит.

Руководители Донбасса признавались, что до последнего момента не знали, пригласят ли их на присягу в Верховную Раду. В день своей инаугурации Янукович даже на футбол вечером не полетел, хотя до того обязательно посещал важные матчи донецкого клуба. И, кстати, его присутствие на стадионе всегда объявлялось диктором — у «благородных донов» есть свои привилегии.

Хотя в 2004-м все рвали на груди тельняшку и заверяли, что «после победы Федорыча весь Донецк неделю просыхать не будет». Что изменилось за это время? Тогда слишком много людей связывали с политической карьерой Виктора Януковича свои личные планы на будущее. Чиновники (от мелких клерков до первых лиц), бизнесмены (от олигархов до мелких лавочников) нетерпеливо приплясывали и потирали руки и заранее злорадно советовали коренным киевлянам «ехать домой, в Днепропетровск».

Сегодня же, как это ни парадоксально, победа «своего парня» досталась донецким именно в тот момент, когда она уже не слишком-то и нужна. Все, кто хотел в Киев, давно уже там, несмотря на то что пятилетней давности блицкриг закончился печально. И некоторые из тех, кто не очень-то и хотел, вынуждены были включиться в политическую жизнь столицы, как, скажем, «жертва оранжевого режима» Борис Колесников. Во времена второго премьерства и антикризисной коалиции кадровый голод был таким сильным, что с прародины выгребли всю старую гвардию, включая ветеранов вроде Владимира Рыбака.

В Донецке остались только те, кого на Печерские холмы никаким калачом не заманишь. Из старой команды Януковича-губернатора в Киев не перебрались считаные единицы, но это — люди, которые приняли такое решение сознательно. Председатель Донецкого областного совета Анатолий Близнюк, мэр Донецка Александр Лукьянченко и еще несколько человек от любых перспектив «карьерного роста» отбрыкиваются руками и ногами, потому что за прошедшие пять лет поняли, насколько все-таки лучше быть первым парнем на деревне, чем последним в городе.

Пока неясно, правда, заменят ли действующего губернатора Владимира Логвиненко. Последний отделался заезженным анекдотом и обещанием «поговорить об этом позже». Однако в день инаугурации Януковича руководитель Донецкой облгосадминистрации после долгого перерыва появился на публике и провел заседание коллегии. Был весел, настроен по-боевому, гонял чиновников в хвост и в гриву так, словно получил твердые гарантии, что сохранит за собой этот пост.

Бизнесмены ждут от президента Януковича того же, что получили от губернатора Януковича и премьера Януковича — банального протекционизма. Металлургический магнат Владимир Бойко, к примеру, когда ему задали вопрос о его ожиданиях от каденции Виктора Федоровича, тут же завел любимую песню о возврате НДС, всяческих преференциях, ценовых мораториях и перераспределении денег в стране в пользу господдержки основных отраслей промышленности в ущерб социальным статьям. В общем, обо всем, что упомянутый выше Анатолий Близнюк стыдливо назвал «непопулярными, но необходимыми мерами». Именно в Донецке сам Янукович на встрече с избирателями прямо сказал о том, что нужно «подтянуть на какое-то время, как говорят, поясочки». В других местах он этого так открыто заявлять не решался…

Донецкие чиновники и бизнесмены, не сговариваясь, в унисон утверждают, что ждут от земляка, прежде всего, шагов в области экономики. Впрочем, с тех пор, как тот же Виктор Янукович ввел практику официально вводить промышленных магнатов в состав органов власти (к примеру, в Совет по СЭЗ и ТПР), грань между первыми и вторыми становится с каждым годом все тоньше и условней.

Дождутся ли? Вопрос сложный. В 2006 году от премьера Януковича ждали немедленного восстановления льгот по СЭЗ и ТПР и предоставления большей финансовой самостоятельности родному региону, однако закончилось это тем, что и его кабинет академик Валентин Мамутов из Института экономико-правовых исследований НАН Украины обвинил в «центропупии». С другой стороны, на закате второй премьерской каденции Виктор Федорович таки подписал с земляками Соглашение о региональном развитии — первый документ, переводящий правительство и местные органы власти на договорные отношения вместо «я начальник — ты дурак».

У президента Януковича на этих выборах обнаружились совершенно неожиданные сторонники. После объявления результатов экзит-полов в ночь выборов странно было видеть одного оппозиционного бело-синим донецкого политолога и общественного деятеля, радостно потиравшего руки. «Ничего вы не понимаете, — подмигнул он в ответ на мой вопрос. — Все просто отлично! Если победит наш мальчик, международные организации опять начнут выделять деньги на развитие демократии в Украине».

Вообще с «третьим сектором» и прочими институтами гражданского общества у Виктора Януковича отношения складываются не так однозначно, как это привыкли представлять. «Парадоксально, но... Янукович, который пытался казаться европейцем и демократом и которого мы постоянно «кусали», сделал для общественных организаций больше, чем те, кто называл себя демократами. Он, выполняя указ Кучмы, все-таки сформировал реально действующие общественные советы при органах власти и добивался принятия нового закона «Об общественных организациях», — озадаченно почесывал в затылке зампред донецкого отделения КИУ Олег Гришин…

Ну и, конечно, очень тяжело удержаться от соблазна воспользоваться служебным положением и поговорить о глубоко личном и насущном — о Януковиче и свободе слова. В бытность губернатором новый президент журналистов, можно сказать, по-своему любил и считал своими. То есть теми, кому паниковать на корабле категорически противопоказано. В донецком варианте это влекло за собой как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны, ветераны медиафронта, мечтательно закатывая глаза, вспоминают роскошные банкеты, фуршеты и прочие «поляны», устраиваемые экс-губернатором для акул пера. С другой, помнят и о раздаваемых перед пресс-конференциями бумажечках с пронумерованными вопросами. И не дай Бог влезть не то что с другими словами, но даже не в свою очередь — тогда любые реплики не по сценарию Виктора Федоровича «наглухо» выбивали из колеи. Нынешний Янукович по сравнению с Януковичем донецкого периода — это Цицерон и Демосфен, великолепный полемист, мгновенно реагирующий на любые сюжетные повороты в дискуссии. Вот и берегли подчиненные шефа от моральных травм. И, как ни печально, после некоторого перерыва пресс-обслуга Виктора Януковича вернулась к практике «фильтрации» вопросов.

К чему это может привести, все помнят на примере Виктора Ющенко — ответы президента были либо скучными, либо смешными, но ни в коем случае не информативными или интересными.

Однако даже в Донецкой области настроения, с которыми сажают в кресло нового главу государства его же сторонники, кардинально отличаются от тех, что сопровождали приход к власти экс-президента. Вместо эйфории и веры — либо робкая надежда («может, хоть чуть полегче теперь станет…»), либо тихая радость («наконец-то этот дурдом закончился»)…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно