«БЕРИ ШИНЕЛЬ, ПОШЛИ ДОМОЙ…» ВАШИНГТОН ГОТОВ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ДОКТРИНЫ ПЕРЕДОВОГО ВОЕННОГО ПРИСУТСТВИЯ

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 7 марта-16 марта

Как и предполагалось, Джордж Буш-младший начал свою деятельность на посту президента с реформирования силовых структур...

Как и предполагалось, Джордж Буш-младший начал свою деятельность на посту президента с реформирования силовых структур. На первом месте в его списке, судя по всему, стоят вооруженные силы. Информированные источники ведущих американских изданий сообщили, что мозговой цент Пентагона, Офис ключевых оценок под руководством Эндрю Маршалла, должен через месяц закончить подготовку документа, в котором будет содержаться свежий взгляд на структуру вооруженных сил США в период после окончания «холодной войны».

Программа, разрабатываемая Маршаллом, призвана заменить детализированный документ «Четырехлетний военный обзор», срок действия которого заканчивается в конце текущего года. Следует отметить, что ее с опасением ждут многие американские специалисты в области обороны. Несмотря на уверенность экспертов Пентагона в том, что Вашингтон чрезвычайно медленно реформирует свою армию, не успевая за вызовами современности, большинство чиновников от обороны не спешили высказываться за реформы, скованные ведомственными интересами видов вооруженных сил или военной промышленности.

 

Такой их подход понять можно. Еще в ходе предвыборной борьбы команда Буша заявляла, что завоевав Белый дом, она немедленно начнет искать пути воплощения в жизнь такой военной стратегии, которая позволила бы Соединенным Штатам в будущем сократить до минимума (а лучше вообще ликвидировать) свое заморское военное присутствие. При этом многочисленные воинские контингенты за границей предлагалось компенсировать принятием на вооружение техники, имеющей принципиально новые боевые возможности, достигаемые прежде всего за счет всеобщего внедрения технологий «стэлс» и использования разведывательных систем с дистанционным управлением. На первый взгляд, такой подход администрации президента-республиканца выглядит весьма революционным и логичным. Однако в среде американских аналитиков уже появились опасения того, что новая военная стратегия будет иметь далеко идущие негативные последствия, причем не только для США, но и для системы глобальной безопасности в целом. Такой шаг, по их мнению, может оказать серьезное, если не определяющее влияние на процесс дальнейшего распада мира на отдельные враждебные блоки, в ходе которого крупные мировые державы будут стремиться создавать региональные альянсы, которые будут агрессивно отстаивать свои общие интересы.

Неся бремя наследия Второй мировой войны, Америка держит свои войска на заморских территориях уже более полувека. На сегодняшний день европейский контингент США насчитывает 100 тысяч человек (находящихся главным образом в Германии), еще столько же находится в Азии (в Японии и Корее). На Ближнем Востоке вооруженная группировка численностью в 25 тысяч человек «поддерживает порядок» в Персидском заливе. Что ж, сила немалая — равная численности армии среднего европейского государства. Однако в документе Маршалла, по некоторым данным, содержится вывод о том, что в долгосрочной перспективе американскому военному присутствию за рубежом будет угрожать серьезная опасность, исходящая от нестабильности в регионах присутствия военных контингентов США. А лет через 20 находиться там им будет вообще невмоготу.

Согласно некоторым выводам исследования Офиса ключевых оценок, одним из главных будущих вызовов национальной безопасности США будет чрезвычайная сложность для американцев «демонстрировать силу» своим потенциальным соперникам, которые в скором времени будут обладать современными возможностями по предотвращению доступа в их регионы. Американцы, к примеру, в самый ответственный момент могут лишиться права использовать военные аэродромы в Саудовской Аравии или Кувейте, которые для них являются определяющими в процессе сдерживания иракской военной машины и контроле над военными программами Багдада. Полосы этих аэродромов легко могут быть выведены из строя ударами иракских ракет с обычными, а может быть и специальными головными частями, или просто «гостеприимство» арабских союзников США может быть исчерпано. А корабли американских военно-морских сил запросто могут стать объектами нападений террористов или беззащитными целями для ракетных атак.

Вывод военных контингентов США с заморских территорий станет определяющим фактором в вопросе сокращения общей численности американских вооруженных сил. Исследование Маршалла содержит рекомендации руководству страны сократить число авианосцев с нынешних 12 единиц до 10, за этим должно последовать соответственное уменьшение и числа амфибийных групп морской пехоты. Предлагается расформировать две из десяти дивизий сухопутных войск, а также три из двадцати крыльев боевой авиации ВВС. Авторы документа уверены в необходимости приостановки большего числа военных программ, истоки которых берут начало во времена «холодной войны», а именно разработку артиллерийской системы «Крусэйдер» и универсального истребителя «Джойнт страйк файтер».

Вместо этого, Маршалл предлагает пустить высвободившееся деньги на проектирование и развертывание систем вооружений, созданных на основе технологий будущего. Если говорить о ВМС, то речь идет о переходе на технологии «стэлс» при проектировании кораблей и подводных лодок. При этом надводные суда должны вооружаться такими экзотическими сегодня системами вооружений, как ультразвуковые и электромагнитные пушки, а также орудия, использующие направленную концентрированную энергию. Подводные же корабли должны выполнять новые, несвойственные им сегодня функции — они будут заниматься сбором разведывательной информации и доставкой морского десанта к месту его высадки. Для ВВС актуальным должно стать высокоточное оружие большой дальности. Такие ракеты, запускаемые с подводных лодок, кораблей и бомбардировщиков, должны поражать цели противника на значительном удалении, не подвергая носители опасности ответных ударов. Что же касается космоса, то здесь технологии будущего должны обеспечить стопроцентное проникновение «всевидящего ока» спутников-шпионов через атмосферные турбулентности и другие преграды, предоставляя офицерам оперативных управлений всю полноту информации, необходимую для планирования ударов по целям противника. Наконец, сухопутные войска должны вплотную подойти к использованию роботов непосредственно на поле боя.

Принятие на вооружение Пентагоном такой стратегии создаст на практике серьезные предпосылки для резкого уменьшения потребности в передовом присутствии американских сил. Например, на Корейском полуострове главная тяжесть сдерживания возможного развязывания войны со стороны КНДР ляжет на вооруженные силы Южной Кореи. А урегулированием вооруженных конфликтов в Европе должны будут заниматься силы быстрого реагирования Европейского союза. С другой стороны, в эпицентре внимания Соединенных Штатов Маршалл предлагает оставить регионы Персидского залива (как можно оставить без контроля нефтяные скважины!) и Юго-Восточной Азии (китайско-тайваньские противоречия все равно никому в мире кроме США не решить).

На первый взгляд, идеи, предлагаемые Маршаллом, выглядят весьма привлекательными. Однако не все так просто. Новая американская стратегия, в случае ее принятия и воплощения в жизнь, может стать толчком к образованию новых военных альянсов и нагнетания милитаризма в ключевых регионах мира. В конечном итоге это будет скорее препятствовать укреплению глобальной безопасности, нежели способствовать ему. Крупнейшие мировые аналитические центры предсказывали, что в ближайшее десятилетие будет наблюдаться активация процессов формирования региональных союзов (замедлившихся после окончания «холодной войны») и усиления соперничества между ними. Кстати, и эксперты Маршалла в своем исследовании также сделали вывод о неизбежном возобновлении противостояния между ведущими государствами мира и о появлении в ближайшем будущем мощных региональных держав-лидеров в Юго-Восточной Азии.

Физическая пустота, появившаяся вследствие резкого сокращения военного присутствия США за границей, наверняка станет катализатором подобных процессов, причем в первую очередь они будут протекать в регионах исторического соперничества влиятельных государств мира. Китай и Япония или Израиль и его арабские противники судорожно начнут искать пути установления более тесных связей с дружественными странами или срочно примутся наращивать свои военные потенциалы.

Та же Япония, к примеру, уже предпринимает конкретные шаги по усилению наступательных возможностей своей армии. Недавно стало известно, что японцы приняли принципиальное решение о закупке самолетов-заправщиков для своих ВВС. Судя по всему, Токио уже понял, что не может более полагаться на боевую мощь США в вопросах обеспечения национальной безопасности страны. Поэтому-то японские политики и заговорили о необходимости срочного поиска союзников из числа стран региона, а правительство Страны восходящего солнца стало предпринимать решительные меры, связанные с переориентацией армии на наступательный характер боевых действий. А ведь вооруженные силы Японии в течение всего времени после окончания Второй мировой войны выполняли исключительно оборонительные функции.

Такие же процессы наблюдаются и на Ближнем Востоке. Во всяком случае, весьма похожий подход к решению проблемы компенсации потери части американской поддержки склонен применить Израиль. С одной стороны, израильтяне, к досаде своих соперников, готовы пойти на установление более тесных связей с Турцией, а с другой — активно работают над модернизацией имеющейся у них техники и закупают новую. Кивая на ухудшение военно-политического климата в регионе, Тель-Авив закупил в Германии три подводные лодки класса «Дельфин» и в этом году поставил их на боевое дежурство в Персидском заливе. Следует напомнить, что эти субмарины могут являться носителями крылатых ракет с ядерными боевыми головками.

Исследование Эндрю Маршалла призвано дать ответ на вопрос: каким образом сохранить превосходство американской военной мощи в мире, а также обеспечить способность армии противостоять новым угрозам и действовать в условиях абсолютно нового стратегического окружения. Однако одобрив стратегию, предложенную Маршаллом и его людьми, руководство страны может стимулировать нежелательную военную гонку в регионах потенциальных конфликтов со стороны ближайших союзников США и их соперников. При этом для американцев хуже всего то, что обе стороны в этом случае будут искать себе союзников среди ведущих государств их регионов, а также примутся наращивать свои боевые возможности, надеясь таким образом обеспечить защиту своего суверенитета и своих национальных интересов. В этих условиях для возникновения вооруженного противостояния будет достаточно малейшей искры. Таким образом, попытка Пентагона ограничить передовое присутствие за границей, а также менее интенсивно использовать свои зарубежные военные базы может в конце концов окончиться еще более активным вовлечением американских военных в разрешение заморских военных конфликтов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно