Белорусский вопрос

24 марта, 2006, 00:00 Распечатать

В третий раз белорусы выбирали президента. И вновь им стал Александр Лукашенко. По предварительны...

В третий раз белорусы выбирали президента. И вновь им стал Александр Лукашенко. По предварительным данным Центризбиркома, в прошедшее воскресенье за него проголосовало 82,6% избирателей, в то время как лидер объединенной демократической оппозиции Александр Милинкевич набрал 6% голосов, а глава социал-демократической партии «Грамада» Александр Козулин — 3,2%. Примечательно, что на прошлых выборах основной оппонент Лукашенко Владимир Гончарик получил 15,65% голосов. Поддержка ныне действующего белорусского президента просто-таки фантастическая, особенно если учесть, что в выборах приняло участие 92,6% (!) зарегистрированных избирателей. Похоже, что большую сознательность в день голосования проявляют разве что граждане Северной Кореи, лидеры которой используют выборы для легитимизации на международной арене собственной неограниченной власти.

Между тем минувшие выборы означают, что Беларусь еще долгое время будет вне сообщества демократических стран. Высокий рейтинг Александра Лукашенко в стране не подлежит сомнению. Однако нынешний белорусский лидер озабочен не своим политическим будущим, а сохранением власти. И потому критику вызывают методы, которыми он выиграл выборы: избирательная кампания проходила в атмосфере запугивания избирателей и репрессий против политических оппонентов батьки. Внушают подозрение и озвученные Центризбиркомом итоги голосования. Результаты не признаваемого властями exit-poll’а, проведенного российским центром Юрия Левады, показывают, что за Александра Лукашенко отдали свои голоса около 47% опрошенных, за Александра Милинкевича — около 25%. Оппозиция говорит о массовых фальсификациях и требует переголосования.

О том, что выборы не соответствовали демократическим требованиям, заявили и такие признанные международные институты, как ОБСЕ и Совет Европы.

Фарс, устроенный командой Лукашенко на президентских выборах, требует от стран, разделяющих демократические принципы, не только соответствующей словесной оценки избирательной кампании и голосования. Очевидно, что после 19 марта старые и новые демократии — ЕС, США и в том числе Украина — стоят перед непростым вопросом: что делать дальше? Какую следует проводить политику в отношении этой «последней диктатуры Европы», как назвала лукашенковскую Беларусь госсекретарь Кондолиза Райс? Прибегнуть ли к непопулярным, жестким экономическим санкциям? Или ограничиться мягкой политической изоляцией, которую Запад и так проводит в последние годы? И эти ответы прежде всего должен найти Евросоюз, занимающий наравне с Россией ключевую роль в решении белорусского вопроса.

Априори авторитарная Беларусь, в которой все сильнее просматриваются элементы диктатуры, не может не вызывать тревогу и озабоченность Запада. Ведь объективно авторитарный режим — дестабилизирующий фактор на восточных границах Европейского Союза. И на эту угрозу нельзя не обращать внимания: как чеховское ружье, она рано или поздно «выстрелит». Как это, например, произошло в случае с авторитарным режимом Слободана Милошевича, развязавшего войну в Косово. К тому же для Запада (в большей степени для Соединенных Штатов и меньшей для Евросоюза) поддержка развития демократии является одним из основополагающих элементов внешней политики.

В свою очередь белорусская оппозиция настаивает на жестких экономических санкциях: борьба с диктатурой Лукашенко, по мнению ее представителей, требует жертв. Проводимая же Евросоюзом политика заявлений и персональных санкций (несколько лет назад в страны ЕС был запрещен въезд шести белорусским чиновникам, подозреваемым в похищении и убийствах политических оппонентов режима) неэффективна и является скорее фикцией поддержки демократии в стране. «Нынешняя политика Евросоюза ущербна, поскольку ей недостает принципиальности в отношении официального Минска. Если не будет жестких, экономических санкций против Беларуси, это будет свидетельством того, что Европа переживает кризис демократии», — полагает международный координатор «Хартии 97», бывший заместитель министра иностранных дел Беларуси Андрей Санников.

По мнению этого оппозиционера, решение белорусского вопроса требует вовлечения всех соседних государств. И прежде всего России. Однако Владимир Путин поддерживает Александра Лукашенко. Потому Запад должен оказать влияние на российского лидера, поскольку позиция Кремля может измениться только под давлением извне. «Россия председательствует в «большой восьмерке». А эта организация основывалась не только как клуб экономически развитых государств, но также, как и организация, члены которой разделяют демократические принципы», — считает Андрей Санников. Увы, эти призывы белорусских демократов пока не находят отклика на Западе.

После 19 марта Европейский Союз негативно оценил выборы: министр иностранных дел Австрии Урсула Плассник, чья страна председательствует в организации в этом полугодии, сообщила, что ЕС не считает президентские выборы в Беларуси свободными и демократическими. Более радикальным был Европарламент, который призвал официальный Минск провести повторные выборы. Соединенные Штаты также заняли жесткую позицию: представитель госдепартамента Шон Маккормак заявил, что США не признают результатов выборов и призывают к переголосованию. Впрочем, он тут же заметил: «Мы поддерживаем эти призывы риторически. Я не уверен, что на нынешнем этапе мы могли бы предпринять другие шаги относительно новых выборов».

Так что уже сейчас с уверенностью можно утверждать: за этими резкими высказываниями не последуют жесткие шаги — экономические санкции. Пока в Вашингтоне, Брюсселе и в столицах стран—членов Евросоюза предпочитают говорить о расширении списка чиновников, которым будет запрещен въезд на территорию государств ЕС и США, а также о возможном замораживании активов этих лиц за рубежом. Хотя позиция Запада выглядит предательски по отношению к белорусским демократам, тем не менее она базируется на прагматичных интересах держав Старого и Нового Света и трактовки правительствами Евросоюза и Соединенных Штатов развития ситуации в Беларуси.

Для европейских стран режим Александра Лукашенко не представляет такую внешнюю угрозу, как авторитарный режим Слободана Милошевича в девяностые годы и диктаторский — Саддама Хусейна. Его главный грех — подавление демократии. (Во всяком случае, так это видится в большинстве столиц членов Евросоюза.) По мнению директора Центра мира, конверсии и внешней политики Украины Александра Сушко, режим Лукашенко воспринимают в Европейском Союзе как относительно безобидный казус, на который обращают внимание от случая к случаю. Эта оценка лежит в основе политики даже Вашингтона, помыслы которого сейчас заняты демократизацией и стабилизацией Ирака…

Играет свою роль и российский фактор. Москва активно поддерживает режим Лукашенко, а с Россией Европа и так в последние полтора года дважды жестко схлестывалась. Правда, из-за Украины: в 2004-м, во время президентских выборов, и в начале 2006-го, в разгар украинско-российского газового кризиса. А для политиков из старых стран—членов Евросоюза это много. К тому же велика вероятность того, что жесткие санкции, ведущие к изоляции Беларуси, не просто усилят репрессии против оппозиции или антизападную риторику властей, но и подтолкнут Минск в цепкие объятия Москвы. Пока же амбициозный Лукашенко, несмотря на свои запутанные отношения с Кремлем, все же является гарантом независимости своей страны.

В этой ситуации также нельзя упускать из виду и неразвитость гражданского общества в Беларуси, организационную слабость и разобщенность оппозиции, информационную и экономическую закрытость страны: хотя более 40% белорусского экспорта идет в ЕС, в ее экономике практически отсутствуют западные инвестиции. И, конечно же, не стоит забывать о высокой популярности Лукашенко среди белорусов. Как флегматично заметил один из представителей Еврокомиссии, «нынешняя атмосфера в стране сейчас в пользу Александра Лукашенко». В этой ситуации политика экономических санкций может привести только к еще большему ужесточению режима и преследованию оппозиции.

В приватных беседах еврофункционеры поясняют свою политику тем, что целью Евросоюза не является изоляция Беларуси и желание нанести ущерб белорусскому народу. «Наша цель — способствовать изменениям в этой стране. Сейчас мы пытаемся сосредоточить наши усилия на проектах, направленных на развитие гражданского общества и становление частного предпринимательства, а также на объективное информирование населения о событиях, происходящих в Беларуси и мире». На практике это означает, среди прочего, начало радиовещания на Беларусь с территории соседних с ней стран — Латвии, Литвы, Польши. И активное развитие отношений с представителями оппозиции.

Политика, направленная на усиление демократических процессов в этой постсоветской стране, была начата еще до 19 марта и будет продолжена после президентских выборов. Вопрос в том, будет ли она эффективной…

Немалую роль в формировании и проведении политики ЕС на белорусском направлении играют такие члены евроклуба, как Варшава и Вильнюс. В отличие от прочих евросоюзовских стран Литва и Польша, будучи соседями Беларуси, рассматривают режим Лукашенко как источник внешней угрозы. Для них сегодняшняя Беларусь — один из компонентов неоимперской угрозы, которую несет путинский Кремль. Потому в национальных интересах Литвы и Польши иметь на своих восточных границах нейтральное, демократическое государство, играющее роль буфера с Россией. И оттого именно в этих странах проходят дни солидарности с Беларусью, а литовские и польские политики и дипломаты являются возмутителями спокойствия в коридорах европейских институтов, постоянно инициируя интерес старой Европы к белорусским делам. Примечательно, что именно из уст польского дипломата, заместителя министра иностранных дел Станислава Коморовского прозвучало предложение к Евросоюзу применить к Беларуси экономические санкции в ответ на фальсификацию результатов голосования.

В начале 2005-го о своей поддержке политики Евросоюза по отношению к Беларуси заявила и Украина. Однако спустя год в среде белорусских демократов наступило разочарование Киевом, поскольку поддержка демократических процессов в Беларуси ограничивается пока лишь присоединением нашей страны к заявлениям Евросоюза и голосованием за резолюцию по этой стране в комиссии ООН по правам человека. Причины подобной политики Киева лежат в плоскости экономики: Беларусь является одним из серьезных торгово-экономических партнеров нашей страны. В прошлом году товарооборот дошел до двух миллиардов долларов.

«Комплекс торгово-экономических отношений не позволяет Украине поддержать оппозиционное движение. Как обычно, демократия стала заложником прагматизма», — констатирует Андрей Санников. В этом отношении показательно, что хотя Украина и присоединилась к оценке ОБСЕ, Юрий Ехануров предпочел говорить о перспективах экономических отношений с Беларусью. Примечательно также и то, что Виктор Ющенко отказался от официальной встречи с Александром Милинкевичем на форуме Сообщества демократического выбора в декабре прошлого года, на который сам же его и пригласил. Поэтому трудно не согласиться с замечанием председателя совета Центра мира, конверсии и внешней политики Украины Александра Потехина, что сегодня политику Киева в отношении Минска отличает «византизм».

Впрочем, при наличии соответствующей политической воли Киев, отвергая политику изоляции Минска, может активно включиться в процесс содействия создания гражданского общества в Беларуси. Речь идет не только о предоставлении своей территории для теле- и радиовещания для белорусов, чтобы транслировать альтернативную информацию, но также дать возможность продолжить обучение студентам, исключенным из белорусских вузов за политическую деятельность. Активно развивать трансграничное сотрудничество Украины и Беларуси. И, конечно же, поддерживать постоянные контакты через посольство с представителями оппозиции: отданные на президентских выборах за Милинкевича и Козулина голоса избирателей дают представителям украинской власти и партий такое право. Не будем забывать и о неправительственных организациях (НПО). В Украине, например, активное участие в формировании гражданского общества принимали НПО, задействованные в программах, профинансированных Польшей, ЕС, Соединенными Штатами.

И не стоит пугаться, что подобная политика скажется негативно на торгово-экономических связях. Политические отношения между Киевом и Минском не были тесными даже во времена администрации Леонида Кучмы, когда украинские власти предпочитали не замечать нарушения в Беларуси демократических свобод. А как показывает опыт прошлого года, при том, что Киев присоединялся к заявлениям Евросоюза (что вызывало нескрываемое раздражение официального Минска), товарооборот между двумя странами рос. В конечном счете в стратегических интересах Украины, чтобы на ее северных границах была демократическая и прогнозируемая Беларусь, нежели непредсказуемое авторитарное государство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно