Белорусский экзамен

28 января, 2011, 16:05 Распечатать Выпуск №3, 29 января-4 февраля

Cобытия, произошедшие 19—20 декабря в Минске, буквально похоронили диалог между Евросоюзом и Беларусью, который так старательно и небезуспешно налаживался с 2008 года.

© udf.by

Cобытия, произошедшие 19—20 декабря в Минске, буквально похоронили диалог между Евросоюзом и Беларусью, который так старательно и небезуспешно налаживался с 2008 года. Ведь к последним президентским выборам официальный Минск практически преодолел свою внешнеполитическую самоизоляцию, возникавшую после всех предыдущих аналогичных выборов, итоги которых Запад не признавал. Массовые репрессии в отношении экс-кандидатов в президенты, практически поголовно оказавшихся в тюрьме, и оппозиционных структур вернули правящий режим в состояние внешнеполитической изоляции. Все задаются вопросом: насколько она будет сурова? Ответ должен быть получен уже на днях. Сейчас идут многочисленные заседания, дискуссии, консультации по белорусской тематике в европейских столицах и евроструктурах. Первым шагом Евросоюза стала принятая Европарламентом 20 января резолюция, в которой евродепутаты призвали официальный Минск провести новые президентские выборы, а МВФ и ЕБРР — заморозить финансовую помощь для Беларуси. А 31 января Совет министров иностранных дел ЕС должен принять решение о конкретных санкциях в отношении белорусской власти. То, что санкции будут, сомнений почти ни у кого не вызывает. Но повлияют ли они на нынешнюю ситуацию? Полной уверенности также нет.

В самом ЕС имеются и противники введения экономических санкций, могущих стать наиболее чувствительными для Беларуси. После некоторых раздумий и бесед с германским коллегой в Берлине к сторонникам введения санкций присоединилась Италия. Пока идут дискуссии о том, как бы такие меры, если они будут приняты, не повлияли на обычных граждан Беларуси. Как полагают многие эксперты, уже решительно введенные Польшей санкции могут стать примером для ожидаемого решения Совета министров иностранных дел ЕС. Кстати, со второй половины текущего года Польша будет председателем ЕС, к тому же ей предстоит пережить очень непростые парламентские выборы.

Как никогда раньше, в предстоящей избирательной кампании будет присутствовать и тема польско-белорусских отношений. Во время предвыборных дебатов в прошлом году кандидаты в президенты спорили о том, с кем Варшава должна пытаться говорить на белорусскую тему — с Москвой или с официальным Минском. Кандидат от «Гражданской платформы» Бронислав Коморовский утверждал, что с Минском, а его конкурент Ярослав Качинский — что все же с Москвой. Теперь такая точка зрения ставшего президентом Б.Коморовского в возникших новых реалиях является не столь очевидной. О каком диалоге с Минском после введения санкций Варшавой можно теперь говорить? Так что правящей партии «Гражданская платформа» еще придется отвечать на непростые вопросы в предвыборных дебатах по поводу своей realpolitik относительно белорусского режима. Глава польского правительства Дональд Туск уже был вынужден признать, что «не получилось». Словом, как говорил незабвенный Виктор Черномырдин, хотели как лучше, а получилось как всегда. И такая «прозорливость» может дорого стоить правящей «Гражданской платформе». Среди сегодняшних депутатов сейма, пожалуй, уже трудно будет найти открытых сторонников прежней политики диалога с правящим режимом в Беларуси. Вскоре это будет точно определено, когда сейм примет свою резолюцию, в которой, как и в документе Европарламента, будут перечислены все проголосовавшие «за» и «против» перечня конкретных санкций.

Но даже в «суперпрезидентской» Беларуси, где Национальное собрание практически не играет никакой роли, не все желают и готовы к разрыву с Европой. Белорусские парламентарии весьма настаивают на своем присутствии в евросоюзовском «Восточном партнерстве» (ВП), точнее, в Евронесте — парламентской платформе ВП.

Как полагают в Брюсселе, в силу сомнительной легитимности нынешнего белорусского парламента, выборы которого Европа также не признала, в Евронесте Беларусь должны репрезентовать как члены парламента, так и представители гражданского общества. Естественно, подобное особое отношение лишь к одному из всех шести участников «Восточного партнерства» белорусские власти не устраивает. И в этом их вроде бы поддержали парламенты всех остальных стран-участниц этого евросоюзовского проекта. Насколько известно, каких-либо специальных слушаний по белорусскому участию в Евронесте во всех этих законодательных органах не было. Братская поддержка официального Минска была выражена лишь в неких письмах спикеров. До сих пор не ясно, имели ли право в этом случае главы парламентов, в том числе и спикер Верховной Рады Украины Владимир Литвин, выступать от имени всего законодательного органа своей страны…

В перечне ожидаемых санкций ЕС может оказаться замораживание до лучших времен участия Беларуси в «Восточном партнерстве».

Если в первом, учредительном саммите в Праге Лукашенко как бы сам решил не участвовать, то на предстоящей в мае в Будапеште встрече участников «Восточного партнерства» и ЕС он уже не сможет присутствовать в принципе.

Напомним, что в знак протеста против массовых репрессий, развернувшихся в Беларуси после президентских выборов, аккредитованные в Минске послы ЕС выехали в соседний Вильнюс. И еще не факт, что они вернутся, поскольку могут быть отозваны «для консультаций» в свои столицы. Правда, среди приехавших в Вильнюс послов не был замечен представитель Латвии. Насколько известно, Рига противится введению санкций ЕС. Кстати, в Брюсселе и других столицах должны оценить заявления Киева по поводу поддержки позиции Евросоюза в вопросах прав человека в ходе избирательной кампании в Беларуси. Как сообщили в украинском МИДе, Киев принял во внимание бойкот инаугурации со стороны ЕС, однако, похоже, экономические связи с Минском для него важнее. Сейчас речь о санкциях против Беларуси со стороны Украины не идет, как к этому призывают страны Евросоюза. В то же время украинская сторона на словах не разделяет подход белорусских властей по отношению к оппозиции.

Отзыв европейских послов из Беларуси для «консультаций» означает снижение уровня дипотношений между сторонами. Так что в Минске могут очень нескоро увидеть и первого посла Евросоюза. Впрочем, как и нового посла Польши, дата приезда которого в Минск остается неизвестной. А после появления информации, что польский МИД уже заканчивает составление своего списка невъездных белорусских чиновников во главе с Александром Лукашенко, приезд из Варшавы нового посла видится весьма проблематичным. Но самой неприятной для белорусского режима является позиция не столько Варшавы, сколько Берлина, который уже не пускает высокопоставленных белорусских чиновников. Совсем недавно в Германию уже не смогли попасть министры экономики и иностранных дел Беларуси, которым аннулировали официальные приглашения для участия в международных конференциях. Германия — общепризнанный локомотив Европейского Союза, в том числе и до недавнего времени проводимой Евросоюзом realpolitik в отношениях с Минском. Теперь это называют «критическим реализмом», в котором доминируют уже не просьбы и пожелания Лукашенко демократизироваться, а требования соблюдать взятые на себя международные обязательства и базовые европейские ценности. Несмотря на всю уникальность белорусского режима, саму Беларусь в мировом сообществе продолжают считать европейской. Сегодня главным требованием Евросоюза и США стало безусловное освобождение из тюрьмы заключенных, которых на Западе считают новыми политзаключенными.

В связи с резким похолоданием отношений Минска с Евросоюзом перед последним снова встает и проблема последствий августовской войны 2008 г. России и Грузии. Как известно, до сих пор никто в ОБСЕ, кроме России, так и не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. В том числе и Беларусь, являющаяся частью так называемого союзного государства РФ-РБ. Бессменным председателем высшего госсовета которого остается президент Беларуси, как-то высказавшийся, что в Москве эту конструкцию просто «похерили». Но это говорилось до трагических событий 19 декабря в Минске. А вот после них в различных кругах снова возникли рассуждения о возможном признании Минском независимости двух российских протекторатов на грузинской территории. Мол, Лукашенко может пойти на признание Абхазии и Южной Осетии потому, что его отношения с Западом сейчас полностью испорчены, и ему нечего терять. В том числе и саму Грузию, вместе с которой Беларусь является участницей евросоюзовского проекта «Восточное партнерство». И не стоит не столько преувеличивать, сколько недооценивать последствия возможного шага Минска по признанию Абхазии и Южной Осетии. Ведь тогда может оказаться прорванным европейский сплошной фронт сторонников территориальной целостности Грузии и возникнет действительно новая геополитическая реальность на постсоветском пространстве.

Если будущее участие Минска в «Восточном партнерстве» весьма туманно, то в Таможенном союзе (ТС) России, Казахстана и Беларуси полноценным членом со всем пакетом ратифицированных документов числится пока одна Беларусь.

Остальные обещают провести необходимую процедуру почему-то позже. Возможно, потому что Россия и Казахстан находятся сегодня намного ближе к членству в ВТО, чем Беларусь.

Тем не менее есть основания полагать, что, несмотря на уже ратифицированные Беларусью с необычной скоростью все документы по Таможенному союзу «трех», на этапе создания ЕЭП могут возникнуть недоразумения, как это, например, произошло с ратифицированными грамотами украинско-белорусского договора о государственной границе. По крайней мере, такие подозрения возникли, когда выяснилось, что после Нового года Беларусь не получила на свои НПЗ ни грамма российской нефти. А буквально сразу после встречи в Москве премьеров двух стран—членов ТС российская компания «Транснефть» начала 21 января поставки нефти, которая до сих пор предназначалась для Беларуси, альтернативным покупателям через морские порты Гданьск, Приморск и Новороссийск. Как сообщил пресс-секретарь российского оператора нефтепроводов Игорь Демин, это решение было принято после того как переговоры премьеров Беларуси и России по цене на нефть в 2011 году закончились безрезультатно.

Тем временем запасы нефти на белорусских НПЗ, по некоторым данным, на исходе — у «Нафтана» топлива осталось побольше, у Мозырского НПЗ — поменьше. По мнению экспертов, условия поставки нефти были связаны, скорее всего, с определенными обязательствами белорусской стороны, в частности, касательно нефтеперерабатывающих заводов. Схема простая: белорусская собственность в обмен на российскую нефть. Возможно, на своей первой недавней встрече с Путиным глава белорусского правительства Мясникович что-то и обещал. Но, как известно, в Беларуси всегда последнее слово за Лукашенко. Узнав от своего премьера об этих условиях, он, видимо, счел их неприемлемыми. Война между Путиным и Лукашенко продолжается. Москва последовательно загоняет его в угол. Но даже в случае остановки белорусских НПЗ бензиновый голод стране не грозит.

Действия Москвы на нефтяном фронте можно теперь интерпретировать как уже и российские санкции в отношении Минска. Примечательно, что они последовали не только после встречи двух премьеров, но и подписанного 17 января украинско-белорусского договора по прокачке нефти по маршруту Одесса—Броды. Этот документ, как полагают минские стратеги, предоставляет Минску более широкое поле для маневра в переговорах с главным поставщиком сырья Россией путем увеличения альтернативной поставки. Не секрет, что стремление Минска и Киева расширить свое энергетическое сотрудничество с помощью нефтепровода Одесса—Броды раздражает Москву настолько, что реально могут появиться проблемы, к примеру, по ценам на газ для Украины, которых после смены власти в Киеве россияне вроде бы обещали больше не создавать.

Ведя напряженные дискуссии о новой стратегии своей восточной политики в отношении Беларуси, в Брюсселе, естественно, не могли обойти вниманием встречу в Москве российского и белорусского премьеров. По своему политическому весу в собственных, не говоря уже о чужих, странах сравнивать их просто бессмысленно. Несмотря даже на то, что в союзном государстве формально, по должности, премьер подчиняется председателю высшего госсовета. После московской встречи двух премьеров стало известно, что Путин принял приглашение посетить Минск, где планируется в конце февраля — начале марта провести заседание союзного совмина. Очевидно, это случится после введения санкций ЕС и США в отношении Беларуси. И совсем не очевидно, что, приехав в Минск, российский премьер захочет встретиться с белорусским президентом. Скорее всего, одним из важных пунктов заседания союзного совмина будет оценка последствий принятых санкций ЕС для союзного государства.

Предугадать, в каком русле события будут развиваться дальше, достаточно сложно, так как, помимо непредсказуемости Лукашенко, до сих пор не ясна позиция России по «белорусскому вопросу». И от того, насколько российская позиция окажется близка к европейской, и будет зависеть судьба Беларуси в краткосрочной перспективе.

От редакции.

О державном и людском

На фоне реакции ведущих европейских столиц и готовящихся санкций относительно белорусской власти со стороны Евросоюза реакция Украины, мягко говоря, пугливо-неоднозначная.

Поначалу, после разгона акции протеста в Минске и массовых арестов, отечественный МИД устами главы департамента информационной политики Олега Волошина выразил обеспокоенность непропорциональным применением силы по отношению к оппозиции и прессе во время выборов президента и пообещал, что Украина в своих оценках хода кампании и результатов выборов президента Беларуси будет основываться на выводах международных наблюдателей от ОБСЕ. Также была выражена «заинтересованность Украины в дальнейшем прогрессе и консолидации демократических ценностей в Республике Беларусь».

ОБСЕ, членом которой является Украина и в чью миссию наблюдения на выборах президента Беларуси входили представители и нашей страны, эти выборы легитимными не признала. После чего 31 декабря минувшего года белорусские власти сообщили о том, что они не продлили мандат офиса ОБСЕ в Минске, то есть, по сути, закрыли его. Именно в этот день Виктор Янукович и поздравил Александра Лукашенко с победой на выборах. Но сделал это как-то стыдливо: сообщения о поздравлении на официальном сайте президента Украины вы не найдете, с ним можно ознакомиться лишь на сайте главы Беларуси. А заодно узнать, что, кроме Украины, за А.Лукашенко порадовались Азербайджан, Армения, Венесуэла, Грузия, Египет, Индия, Иран, Казахстан, Катар, Киргизия, КНР, Куба, Ливия, ОАЭ, Палестина, Саудовская Аравия, Таджикистан, Туркменистан,Турция и Узбекистан. Все. Присутствовал представитель нашей страны и на инаугурации А.Лукашенко. Правда, вопреки сообщению того же О.Волошина, что сие мероприятие посетил посол Роман Безсмертный, на самом деле Украину на нем представлял временный поверенный. О чем, кстати, заявлял пресс-секретарь посольства Украины в Беларуси.

Сегодня, когда Парламентская ассамблея Совета Европы (членом которого Украина также является) «встревожена беспрецедентной волной насилия, запугивания, массовых арестов и судебного преследования политических противников, правозащитников, журналистов, студентов и рядовых граждан» в Беларуси и готова подтвердить введенные ранее против нее санкции, украинская сторона всего лишь «не разделяет подход белорусской власти к отношениям с оппозицией» и говорит о том, что «Александру Лукашенко целесообразно было бы предпринять шаг навстречу оппозиционерам, чтобы (внимание! – Ред.) снять обеспокоенность, которая есть в ЕС».

Пытаясь сохранить собственное лицо перед Европой и произнося ритуальные фразы о соблюдении демократических норм, украинская власть на самом деле не осуждает Лукашенко. Она ему завидует. Потому что Лукашенко добился главного: он может делать у себя в стране все, что ему захочется. Невзирая как на Европу, так и на Россию.

У нас много говорят о ценностях. Но постоянно пренебрегают ими. И не только на государственном уровне, но и на личностном. Многим, например, хорошо известно о давних дружеских отношениях главы украинского внешнеполитического ведомства Константина Грищенко и экс-замминистра иностранных дел Беларуси Андрея Санникова (об этом писали отечественные медиа). Мы не знаем, как относился Константин Иванович к политической деятельности друга и его кандидатству в президенты РБ. Но, наверное, это не главное в дружбе. Главное — уверенность, что в трудную минуту друг всегда придет на помощь.

В первом номере ZN.UA Алеся Богданович писала о том, в какой ситуации оказался маленький Данька Санников, чьи родители — Андрей Санников и известная белорусская журналистка Ирина Халип — оказались после событий 19 декабря в застенках белорусского КГБ. Им «светит» от пяти до 15 лет лишения свободы за «организацию массовых беспорядков». А над малышом нависла реальная угроза очутиться в детдоме. На этой неделе мы позвонили бабушке Даньки Люцине Юрьевне Халип, чтобы узнать новости об Ирине и Андрее и судьбе мальчишки. Слава богу, в минувшую пятницу бабушке таки официально разрешили взять опеку над ребенком. Мы, разумеется, не могли не поинтересоваться, звонил ли ей в этот тяжелый месяц друг зятя Андрея Константин Грищенко, интересовался ли судьбой ребенка, предлагал ли помощь? Таких звонков не было. Люцина Юрьевна вспомнила, что осенью Андрей встречался с Грищенко, когда тот был в Минске, но больше об украинском министре она ничего не слышала. Но она не в обиде: «Я все понимаю, он ведь лицо официальное». А что касается помощи, то предложения о ней звучат со всех сторон: «Вы знаете, мы не одиноки. После тех событий люди у нас объединились, возникло такое чувство солидарности. Нам звонят, пишут. Ко мне подходят совершенно незнакомые люди прямо под стенами КГБ, предлагают помощь — кто-то может посидеть с ребенком, кто-то подвезти». Оставаться человеком, видимо, можно и при лукашенковском режиме…

От Андрея и Ирины вестей практически нет — родители получили от них лишь по одному письму. Весточки родных до заключенных, судя по содержанию писем из застенков, не доходят. На днях трехлетний Данька признался Люцине Юрьевне: «Мне очень грустно. Я так скучаю по маме и папе!» — «Скоро наступит весна, — попыталась утешить его бабушка. — Засветит солнышко, прилетят птички». — «И тогда мама с папой вернутся домой?»

Как сообщили ZN.UA источники в Еврокомиссии, на сегодняшний день послы стран ЕС в Брюсселе согласовали так называемый визовый лист — список фамилий представителей белорусской власти, которым в скором времени будет отказано в предоставлении разрешения на въезд на территорию Евросоюза. Кроме возглавляющего этот список А.Лукашенко, в нем фигурируют судьи, представители КГБ, МВД, администрации белорусского президента и правительства РБ. И если в предыдущем, «замороженном» год назад списке, было 30 фамилий, то в нынешнем — 140-150. Готовящиеся меры также предполагают арест зарубежных счетов фигурантов «визового списка». Что касается экономических санкций в виде запрета белорусского импорта, то здесь мнения разделились. Основными сторонниками их введения выступают Нидерланды, Германия, Франция, Британия. Решение относительно санкций против режима Лукашенко будет приниматься на заседании Совета министров иностранных дел ЕС 31 января.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно