БАЛКАНСКИЙ РАСПАД

14 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 14 июля-21 июля

Пока что Югославия еще имеет право формально называться федерацией. И Черногорская Республика, и автономный край Косово де-юре входят в ее состав...

Пока что Югославия еще имеет право формально называться федерацией. И Черногорская Республика, и автономный край Косово де-юре входят в ее состав. Однако так будет не всегда, и события последнего времени свидетельствуют о том, что великий балканский распад продолжается. Еще немного, и Сербия получит возможность либо превратиться в унитарное государство, либо войти в российско- белорусский союз, воплотив в жизнь решение сербских парламентариев, принятое больше года назад. И самое интересное, что главным «ускорителем» процесса распада федерации является президент Союзной Республики Югославии, который на словах так сильно переживает за ее сохранение.

ЧЕРНОГОРИЯ: ЕЩЕ ОДИН ШАГ К НЕЗАВИСИМОСТИ

Уже больше года Черногория является де-факто независимой. За это время ее президент Мило Джуканович не раз бросал вызов Белграду. В прошлом году, когда НАТО бомбило Сербию, он демонстративно сохранил теплые отношения с Западом и даже ввел немецкую марку на территории своей республики в качестве параллельной черногорской валюты. Единственный мощный федеральный институт, до сих пор присутствующий в Черногории, — это югославские вооруженные силы, контролируемые Белградом.

Однако, несмотря на давление со стороны некоторых своих союзников в черногорской скупщине, Джуканович до сих пор не решался на последний шаг — проведение референдума о полной независимости от Белграда, опасаясь возможного вооруженного конфликта со сторонниками президента Слободана Милошевича.

Сербский же лидер также прекрасно видел, к чему идет дело. Он понимал, что Запад выбрал Черногорию в качестве своего плацдарма в Югославии и расшатывает отсюда основы власти Милошевича. Поэтому президент югославской федерации подготовил точно рассчитанный ход, позволяющий ему решить одновременно две стратегические задачи — укрепить свою власть в Сербии и заставить своего злейшего врага, Джукановича, в открытую заявить о своей позиции по вопросу об отделении Черногории. Таким образом Милошевич рассчитывал вынудить черногорского президента пойти на обострение политического кризиса в республике, который вполне мог бы закончиться отставкой Джукановича.

На прошлой неделе югославская скупщина одобрила конституционные поправки, в соответствии с которыми президент федерации отныне может быть переизбран всеобщим прямым голосованием, а не советом выборщиков в парламенте. По старому закону президент Югославии избирался парламентом и не мог баллотироваться на пост дважды. Парламент также одобрил изменения в процедуре выборов депутатов верхней палаты парламента. В соответствии с ними черногорцам попасть в состав палаты будет практически невозможно.

Вспомним, что Слободан Милошевич занимал пост президента Сербии с 1989 года, а Югославии — с 1997-го. Так что через год он должен был бы уступить высшую должность в СРЮ своему преемнику, который запросто мог оказаться представителем оппозиции. Теперь же вероятность развития событий по такому сценарию практически равна нулю.

Все эти перемены вызвали бурю негодования и осуждения, в первую очередь со стороны властей Черногории. Против пересмотра Конституции выступили также и оппозиционные депутаты федерального парламента. Один из лидеров Движения за возрождение Сербии, которое возглавляет небезызвестный Вук Драшкович, назвал происшедшее в югославской скупщине «легализацией тирании». Депутаты от ДВС в нижней палате парламента СРЮ бойкотировали обсуждение конституционных поправок.

Реакция же черногорского руководства была более решительной. Президент республики обнародовал по этому поводу специальное заявление, в котором обвинил белградский режим в изменении югославской Конституции недемократическим и практически незаконным образом, что «окончательно разрушило конституционную структуру страны и поставило под сомнение ее судьбу».

Ответные действия Подгорицы не заставили себя долго ждать. Парламент Черногории проголосовал за бойкот всех решений, принимаемых федеральным правительством Югославии в Белграде. Принятое ранее правительством постановление, отвергающее поправки к Конституции СРЮ, которые укрепляют властные позиции Милошевича, поддержали 36 депутатов, против выступили 18 человек. Отказались проголосовать за мораторий решений федерального парламента депутаты от оппозиционной Социалистической народной партии Черногории, поддерживающей президента Югославии. Они со своей стороны обвинили премьер-министра в попытках расколоть союзное государство.

Вместе с тем предложение депутатов от Социал-демократической партии, выступающей за независимость республики и сотрудничающей с Мило Джукановичем, о немедленном проведении референдума об отделении Черногории от федерации было парламентом отклонено.

Поэтому план Милошевича удался пока что в первой его части — он получил право баллотироваться на следующих федеральных президентских выборах. Однако политического кризиса в Черногории югославский лидер так и не дождался. Поддержанное парламентом решение правительства республики можно рассматривать как компромиссное: идея более радикально настроенных членов кабинета о проведении референдума о полной независимости не была реализована — президент Джуканович прекрасно понимает, что подобное развитие событий может спровоцировать Белград на военное вмешательство. И тем не менее решимость Черногории получить полную независимость от Белграда после последних событий в югославской скупщине еще больше укрепилась. Только двигаться в этом направлении Подгорица будет очень осторожно и постарается не дать Милошевичу повода прибегнуть к радикальным средствам.

КОСОВО: СТАНЕТ ЛИ ВОЗМОЖНЫМ НЕВОЗМОЖНОЕ?

Ни для кого не секрет, что перед началом прошлогодней войны на Балканах лидеры этнических групп края и международное сообщество имели совершенно различные взгляды на ее цели и ожидаемые результаты. Армия освобождения Косово вела войну за независимость, а НАТО и ООН стремились создать в Косово условия для мирного сосуществования различных этнических групп и даже не допускали возможности отделения его от Югославии. А сербская община в то же время была убеждена в том, что симпатии Североатлантического альянса целиком и полностью были на стороне албанцев.

Теперь мало кто сомневается в том, что опасения сербского меньшинства имели под собой весьма существенные основания — НАТО оставалось безучастным зрителем бегства двухсот тысяч сербов от жестокостей албанских боевиков, при его поддержке была сформирована гражданская администрация, находящаяся под безраздельным влиянием лидера албанцев Хашима Тачи, а боевики официально распущенной Армии освобождения Косово полулегально «перетекли» в Корпус защиты Косово — гражданской организации, принявшей на себя функции по охране порядка в крае после расформирования АОК.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что сербы решили бойкотировать работу Временного административного совета (ВАС), органа гражданского управления края, созданного по решению ООН.

Под влиянием акций протеста сербского меньшинства председатель ооновской администрации Бернард Кушнер пошел сербам на уступки, пообещав обеспечить им дополнительные гарантии, частично за счет создания специальных сербских сил безопасности. Взамен сербские представители должны были согласиться участвовать в работе временных органов власти края. Но такой поворот событий абсолютно не устраивал господина Тачи и его окружение. В результате одна из крупнейших партий косовских албанцев — Демократическая партия Косово (во главе которой стоит сам Тачи) приостановила свое участие в деятельности совместной администрации провинции. В своем заявлении руководство партии заявило, что созданные при участии международных организаций новые сербские силы станут, по сути дела, автономным полицейским корпусом.

Если учесть, что до этого спора Демократическая партия Косово (ДПК) была одним из ключевых партнеров ООН в Косово, а появление в районах провинции, населенных преимущественно сербами, мононациональных легальных военизированных отрядов неизбежно создаст предпосылки для фактического раздела края, можно с уверенностью утверждать о начале нового кризиса в многострадальном регионе.

Совершенно очевидно, что до последнего времени Хашим Тачи и его партия, пользуясь своими связями с НАТО и ООН, по сути, активно манипулировали этими международными организациями на протяжении всего последнего года. Понятно, что в случае воплощения в жизнь плана по созданию сербских сил самообороны для лидеров албанской общины возникла бы реальная угроза потери своего влияния на международных посредников.

Поэтому Тачи пошел ва-банк, без всяческих сомнений решившись на конфронтацию с представителями международных организаций в Косово (по сути, вчерашними его благодетелями), не без оснований предполагая, что это в конце концов сыграет ему на руку. Будучи одним из главных действующих лиц в албанском руководстве, он сейчас прилагает все усилия для того, чтобы свести контроль НАТО и ООН за развитием событий в крае до минимума. Тачи надеется доказать, что именно он, а не они, обладает реальной властью в крае. Это, по его мнению, должно оказать необходимое воздействие на господина Кушнера и заставить его пересмотреть свое решение о создании в Косово сербских сил безопасности.

Учитывая огромное влияние, которое имеет ДПК на местных албанцев, ее лидерам достаточно будет применить минимальные усилия для того, чтобы сделать пребывание НАТО (которое так избегает потерь личного состава) в Косово невыносимым. Албанские лидеры без труда могут доказать натовцам, что спустя год после ввода в край международных миротворческих сил обстановка здесь спокойней не стала, а то, что раньше воспринималось как стихийные вспышки возмездия, перешло в вялотекущую кампанию насилия. Не исключен вариант и возникновения мятежа, направленного как против натовских военных, так и против сербов.

Признаки подготовки к нему уже заметны. Недавно британские военнослужащие из состава международных миротворческих сил в Косово в ходе массовых поисковых операций в долине Дреницы (к западу от столицы края Приштины) — бывшем главном опорном пункте Армии освобождения Косово — обнаружили крупный склад оружия, принадлежавший, как полагают, АОК.

Найденный склад был самым крупным из всех, обнаруженных в Косово после ввода международных миротворцев. В четырех подземных бункерах, скрытых в склоне холма, находилось более 70 тонн оружия — боеприпасов, гранатометов, минометов и взрывчатки. Дальнейшие поиски в районе выявили еще два небольших склада оружия и стрельбище, скрытое в лесу.

Арсенал этот находился менее чем в километре от летнего штаба Корпуса обороны Косово. По мнению командующего британским контингентом в составе миротворческих сил генерала Ричарда Ширреффа, корпус не мог не знать о спрятанном оружии. К тому же, его подчиненные обнаружили явные признаки того, что одним из складов кто­то пользовался в последние две недели.

А если складом пользовались, то не зря. За день до обнаружения тайников два серба подорвались на противотанковой мине неподалеку от Приштины, а всего за последние три недели в Косово погибло 10 сербов. Представители миротворческого контингента выражают также тревогу в связи в потоком контрабандного оружия, идущего к албанским партизанам в Южной Сербии, где они периодически вступают в стычки — пусть и незначительные — с силами безопасности Югославии.

Обычным явлением становятся и акции протеста среди албанского населения против пребывания альянса на косовской земле. Албанцы даже не побоялись открыто выступить против конфискации миротворцами найденного в тайниках оружия. На демонстрациях протеста толпа скандировала лозунги, которые были немыслимы год назад. Самый мягкий из них был таким: «НАТО, вон из Косово!»

То же касается и ООН. Непростая ситуация, в которой в очередной раз оказалась эта организация, может еще больше осложниться. Отказавшись от участия в местных органах власти Косово, Тачи показал, что он может и будет блокировать всю миротворческую операцию ООН. Ведь без него созданный под ооновской эгидой ВАС окажется недееспособным до тех пор, пока албанские лидеры не согласятся вновь войти в его состав.

Но бойкот ДПК может не ограничиться только гражданскими органами власти. Тачи может отказаться также и от военной и политической поддержки действий ООН, парализовав деятельность последней. Именно поэтому ооновские представители в Косово скорее всего пойдут лидеру албанцев на уступки. На днях пресс-секретарь Кушнера сделал примирительное заявление, опровергнув предположения о намерениях международных миротворцев решиться на разделение провинции на сербскую и албанскую части или позволить сербским патрулям носить военную форму или иметь оружие. Судя по всему, следующим шагом может быть отказ от данных сербам обещаний.

Итак, все козыри находятся в руках у Тачи. И он своего добьется. Акции протеста в Митровице в феврале этого года доказали, что албанцы вполне способны заставить миротворцев открыто выступать с проалбанских позиций. У международных миротворцев дело сейчас стало только за поиском подходящего объяснения своих действий, которое должно спасти лицо Запада, скрыв от общественности факт того, что ситуация в Косово находится под контролем не ООН, а албанского лидера.

И сегодня, угрожая разрушить систему местных органов власти Косово, Тачи стремится достичь все той же стратегической цели. Он ясно дает понять, что миротворческая операция ООН в Косово может вполне состояться без участия сербов, но она непременно провалится, если ее не будут поддерживать албанцы. Добившись своего и на этот раз, лидер албанцев сделает еще один шаг в достижении того, что год назад казалось абсолютно невозможным, — создания в Косово государства этнических албанцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно