АВСТРАЛИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ АЗИИ

2 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 2 февраля-9 февраля

Далекий экзотический Австралийский континент. Большинство людей моего поколения сложили свои вп...

Далекий экзотический Австралийский континент. Большинство людей моего поколения сложили свои впечатления о нем лишь по фильмам о Крокодиле-Данди, будучи уверенными в том, что вся Австралия — эта сплошные саванны, джунгли и болота, кишащие всевозможными пресмыкающимися и злобными хищниками. Мало кто может даже назвать австралийскую столицу, ошибочно полагая, что она расположена в Сиднее (дань прошедшей Олимпиаде), а некоторые мои знакомые искренне удивлялись, когда узнавали, что австралийская армия принимала участие во Второй мировой войне. Мало у нас знают и об оборонной стратегии современной Австралии. А ведь эта страна, учитывая ее уникальное географическое положение и колоссальные ресурсы, может в скором времени стать государством, определяющим безопасность Азиатского региона, все чаще сотрясаемого экономическими и политическими кризисами.

 

В конце прошлого года правительство Австралии впервые за последние шесть лет представило свою «белую книгу» по оборонной сфере. Документ был назван «самым конкретным и детальным оборонным планом» за последние четверть столетия. Такая характеристика действительно выглядит верной — новая «белая книга» определяет главные направления строительства австралийских вооруженных сил на ближайшее десятилетие. Судя по всему, Канберра решила в ближайшие годы кардинальным образом пересмотреть свои приоритеты в сфере обороны и значительно усилить ту роль, которую она до последнего времени играла в обеспечении безопасности Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Общая численность вооруженных сил Австралии в ближайшие десять лет будет увеличена с 51 до 54 тысяч человек активного компонента (т.е. военнослужащих, находящихся на действительной службе), армия также получит новые вооружения и транспортные средства, позволяющее ей производить быструю переброску своих контингентов в любую точку региона. Главной задачей австралийских военных будет оставаться защита континента, вместе с тем новый подход Канберры к оборонной сфере предусматривает предоставление своим вооруженным силам ключевой роли в региональных, прежде всего миротворческих, операциях в рамках коалиций.

Активно развивая силы быстрого реагирования и делая их одним из главных компонентов вооруженных сил, австралийские военные пытаются за этот счет стать неотъемлемыми участниками большинства операций американцев по локализации региональных конфликтов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это может позволить Канберре значительно повысить свое влияние не только на ход планирования и реализации Вашингтоном таких операций, но и на выработку Соединенными Штатами своего внешнеполитического курса в этой части планеты.

Приняв решение о повышении своей политической роли в регионе, Канберра стремится не только увеличить численность своих вооруженных сил и повысить их боевые возможности, но и подготовить их к выполнению новых задач. А планируемое внесение некоторых изменений в австралийское законодательство позволит правительству действовать более гибко при необходимости призыва на действительную службу резервистов.

Кроме этого, Канберра предполагает содержать часть сил в высокой степени боевой готовности, имея возможность развернуть в кратчайшие сроки бригаду сухопутных войск. А шесть батальонов (численностью в 1000 человек каждый) будут содержаться в готовности к развертыванию не позже чем через 90 дней, причем значительная их часть — в 30-дневной готовности.

Эти части будут включать в себя парашютный батальон, два легких пехотных, моторизованный, механизированный батальоны, десантно-диверсионный батальон морской пехоты и полк специальной службы ВВС, аналог американских сил спецопераций. Они будут объединены в три бригады, усиленные частями огневой поддержки и тыла.

В случае возникновения кризисной ситуации австралийцы при переброске своих сил смогут рассчитывать на мощный воздушный флот. Согласно планам, утвержденным правительством, предполагается приобрести две эскадрильи вертолетов технической разведки (по 20—24 штуки каждая), а также эскадрилью транспортных вертолетов и модернизированных самолетов С-130Н. Кроме этого, планируется полная замена амфибийных транспортных средств после того, как те выслужат установленные сроки.

На пути в кризисную зону австралийские военно-транспортные суда будут надежно обеспечены обороной от нападения противника как с моря, так и с воздуха. Модернизация вертолетов Си-Хок и самолетов «Орион» РС-3 повысит возможности ВМС Австралии по борьбе с подводными лодками, а улучшенные боевые характеристики субмарин «Коллинз» усилят их потенциал по противодействию надводным кораблям.

Развернутые в кризисном регионе австралийские силы быстрого реагирования также будут обеспечены современной техникой. Сухопутные силы получат на вооружение последнюю модификацию БТР М113, оснащенную новейшими пусковыми установками управляемых ракет, а также новые 120-мм минометы, установленные на легких бронированных автомобилях. Сами военнослужащие смогут воспользоваться новыми бронежилетами, усовершенствованными устройствами ночного видения и современными системами связи.

Войска на театре боевых действий будут поддерживать авиация, способная противостоять ВВС любой из стран региона. Австралия планирует модернизировать все имеющиеся у нее истребители F/A-18 за счет установки на них более мощного радара, оснащения новейшими ракетами класса «воздух-воздух» и оборудованием радиоэлектронной борьбы.

Имеются более отдаленные планы по замене парка F/A-18 и
F-111 сотней новых самолетов, закупка которых начнется в 2006—07 годах. Канберра также не прочь приобрести самолеты раннего предупреждения и управления, самолеты-заправщики, а также тактические беспилотные летательные аппараты.

Однако модернизация вооруженных сил не главная задача, определенная в австралийской «белой книге». Судя по всему, Канберра решилась наконец отказаться от стратегического регионального мышления, присущего ей в последние десятилетия. Более чем полстолетия оборонная доктрина Австралии была простой и ясной — защищать континент и прилегающие к нему острова в Индийском и Тихом океане от внешней агрессии. Такой подход получил название «Стратегии крепости Австралия».

Сегодня австралийское правительство переосмысливает роль своей страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Оно отдает себе отчет, что в современном мире серьезная дестабилизация обстановки в Азии неизбежно поставит под угрозу и национальные интересы Австралии. Именно поэтому австралийские вооруженные силы отныне будут принимать самое активное участие в поддержании стабильности в АТР. Однако по своей численности они не могут тягаться с теми же американскими войсками, и не смогут обеспечить свое присутствие во всех горячих точках региона. Поэтому Канберра определила ряд приоритетов применения своей армии.

В настоящее время эти приоритеты выглядят следующим образом. На первом месте стоит защита отечества, то есть Австралийского континента. На втором — безопасность непосредственно прилегающих к нему территорий. К последним относятся Индонезия, Восточный Тимор, Папуа Новая Гвинея, Новая Зеландия и острова южной части Тихого океана. В поддержании стабильности района, ограниченного этими архипелагами и островами, Австралия и собирается играть главенствующую роль. Присутствие австралийских сил за его пределами будет значительно ограничено.

Австралийская «белая книга» рассматривает два типа чрезвычайных ситуаций, которые могут произойти в районе. Так, Канберра полагает, что в случае возникновения проблем на тихоокеанских островах и в Папуа Новой Гвинее, австралийские вооруженные силы смогут решить их самостоятельно. Австралия поддерживает тесные связи со своим бывшим протекторатом — Папуа Новой Гвинеей — и оказывает прямую помощь правительству этой страны в проведении военной реформы. В то же время, практически на всех островах работают австралийские военные советники, руководящие боевой и технической подготовкой местных военнослужащих.

Индонезия представляет для Австралии проблему другого типа. Канберра не имеет иллюзий по поводу своих возможностей по наведению порядка на территории своего самого крупного соседа, население которого в 12 раз превышает австралийское. Поэтому в случае серьезной дестабилизации обстановки на Индонезийском архипелаге, австралийцы предпочитают всего лишь возглавить операцию коалиции международных сил для локализации конфликта, как они поступили в случае с Восточным Тимором.

Следует отметить, что Австралия справедливо полагает, что наиболее серьезная угроза ее безопасности может исходить извне упомянутого региона. И противостоять ей самостоятельно австралийцы вряд ли смогут. Канберра серьезно опасается того, что соперничество между влиятельными государствами региона — Индией, Китаем, Россией, Северной и Южной Кореями и Японией — имеет огромный потенциал для перерастания в конфликт. К тому же это соперничество часто проходит через третьи страны, что также легко может вызвать искру, способную поджечь весь регион.

Австралия практически не имеет возможностей для того, чтобы повлиять на ход событий в Юго- и Северо-Восточной Азии. Ей приходится надеяться на то, что ситуацию здесь жестко контролируют Соединенные Штаты Америки.

Вот и пришло время сказать несколько слов об австралийско-американском альянсе. Очевидно, что новый подход Австралии к вопросу обеспечения безопасности в регионе делает эту страну незаменимым партнером США в любой их операции в АТР. В случае возникновения кризиса австралийские силы, будучи размещенными вблизи его эпицентра, должны появиться «на авансцене» первыми, готовя плацдарм для развертывания основного контингента — американского. В случае проведения операций «низкой интенсивности» — миротворческих или спасательных — австралийцы могут взять на себя ответственность руководства всей коалицией, освободив Вашингтон от необходимости развертывания в регионе своих дополнительных сил.

Примером воплощения в жизнь новой австралийской оборонной стратегии является реагирование Канберры на кризис, разразившийся в 1999 году в Южном Тиморе. Вооруженные силы Австралии взяли на себя руководство международной коалиционной операцией, направив свой контингент в регион конфликта. Американцы же присоединились к ним позже, взяв на себя выполнение задачи тылового обеспечения миротворческих войск.

Описанный подход дает Канберре двойную выгоду. Взяв на себя большую часть ответственности за безопасность в регионе, Австралия упрочила свое положение в АТР, дав Вашингтону серьезное основание «делиться» с ней своими новейшими военными технологиями и вооружениями. Одновременно австралийцы получили возможность оказывать определенное воздействие на процесс принятия Соединенными Штатами политических решений по вопросам азиатской безопасности.

Получается, что Австралия делает свои оборонные возможности незаменимыми для США в АТР. Она освобождает американцев от значительного числа мелких операций, на которые они были бы вынуждены распыляться, а также предоставляет им значительную помощь за счет развертывания в кризисных районах своих передовых сил еще до подхода частей быстрого реагирования США. У Канберры нет желания втягиваться в конфликт вслед за Соединенными Штатами, однако в случае возникновения конфликта австралийцы хотели бы, чтобы американцы приняли активное участие в его урегулировании.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно