АСАД УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ АСАД!

16 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 16 июня-23 июня

Менее всего неожиданной смерть президента Сирии Хафеза Асада была, очевидно, для него самого. Он давно чувствовал, что ему осталось недолго властвовать в этом мире, и мужественно готовился к своему уходу...

Менее всего неожиданной смерть президента Сирии Хафеза Асада была, очевидно, для него самого. Он давно чувствовал, что ему осталось недолго властвовать в этом мире, и мужественно готовился к своему уходу. Сегодня много говорят о «наследии Асада» и его значении не только для Сирии, но и ее соседей. В свое время жесткая позиция президента в управлении своей страной во многом способствовала установлению в ней в годы его правления политической стабильности, основанной, правда, на репрессивных методах.

Хафез Асад был одним из автократических ближневосточных правителей, однако многие сирийцы воспринимали его как истинного лидера, а не ненавистного тирана. Сегодня они безутешно скорбят по поводу кончины человека, который больше тридцати лет был их харизматическим лидером, с которым они пережили войны и унизительные поражения, но который все же сохранил единство страны.

Хафез Асад родился в 1928 году в бедной семье, прошел военную подготовку в СССР, служил в сирийских военно-воздушных силах, а в 1963 году был среди заговорщиков, свергнувших тогдашнее руководство страны. В новом правительстве Асад получил портфель министра обороны. На этом посту он пробыл до 1970 года, когда уже сам совершил дворцовый переворот и занял сперва должность премьер-министра, а год спустя — и президентское кресло.

Асад зарекомендовал себя как прекрасный стратег, которому было по силам справляться одновременно и с внутренней борьбой в стране, и с региональными конфликтами времен «холодной войны». В результате его правления Сирия превратилась в одно из самых влиятельных государств на Ближнем Востоке. Используя покровительство со стороны бывшего СССР, Асад вывел свою страну на второе место в регионе по военным возможностям — в этом вопросе она уступала только Израилю. Благодаря ему Дамаск умело выбрал позицию в войне альянса под руководством США против Ирака. Вместо того чтобы встречаться со своими внешними противниками в открытой борьбе, Асад предпочитал действовать более тонко, предоставляя их врагам территорию для базирования и подпитывая их деятельность вооружениями и деньгами. На протяжении десятилетий принципиальным моментом в сирийско-израильском конфликте вокруг Голанских высот было предоставление Дамаском боевикам Хезболлы поддержки и возможности размещать свои базы на территории Южного Ливана. В то же время противоречия Сирии с Турцией по вопросу распределения водных ресурсов стали толчком для решения Дамаска о поддержке курдских сепаратистов Абдуллы Оджалана в том же Южном Ливане.

Борьба за возвращение Голанских высот, утраченных Сирией в войне 1967 года, была главной движущей силой президентства Хафеза Асада. Не сумев достичь этой цели в ходе войны 1973 года и сражениях за Ливан, сирийский лидер нашел в себе силы пойти на переговорный процесс, стартовавший шесть лет назад и вновь активизировавшийся в прошлом году. Асад таким образом стремился решить проблему сам, не желая оставлять ее своему преемнику, давление на которого в этом вопросе было бы значительно сильнее. Однако переговоры при посредничестве США не увенчались успехом. Но даже если бы они оказались результативными, неизвестно, сколько бы времени прошло до того момента, когда новый глава сирийского государства добился бы настолько неприкасаемого авторитета, что смог бы воплотить в жизнь решения, подписанные его отцом.

Президент Сирии был полновластным хозяином у себя в стране, и, как во многих государствах с неразвитыми демократическими институтами, его президентство стало приобретать черты наследственной монархии. Не успел Хафез Асад отойти в мир иной, как партия Баат в тот же день объявила кандидатом в его преемники его сына Башара аль-Асада.

Парламент Сирии уже внес поправку в Конституцию страны и занизил возрастной порог для претендентов на президентский пост. Теперь кандидатом можно становиться не в 40, а уже в 34 года — это как раз возраст Башара. Таким образом, все возможные препятствия на пути наследника Асада к отцовскому креслу сегодня устранены.

Ожидается, что в течение двух недель парламент страны одобрит кандидатуру Башара на пост главы государства. Затем этот вопрос будет вынесен на общенациональный референдум, и в результате голосования вряд ли стоит сомневаться. К примеру, за то, чтобы Хафез Асад занимал свой пост очередные семь лет, на прошедших в 1999 году четвертых по счету безальтернативных выборах президента проголосовало почти 100 процентов сирийцев.

Пока что процесс передачи власти в Сирии проходит гладко, и это результат кропотливого труда президента последних нескольких лет. Заранее официально назначив своего наследника, Асад весьма эффективно использовал отведенное ему аллахом время для того, чтобы нейтрализовать возможные попытки оппонентов изменить после его смерти курс Сирии, воспользовавшись неопределенностью ситуации.

В 1994 году старший сын президента Базил, бывший до этого официальным преемником Асада на высшем посту государства, погиб в автомобильной катастрофе. В то время его младший брат Башар заканчивал офтальмологическую ординатуру в далекой Англии, даже не помышляя о политической карьере, тем более о том, чтобы стать президентом. Однако Асад решил сделать из него своего политического наследника, а не подчиниться воле отца он не мог. Вернувшись в Сирию, Башар начал процесс подготовки к исполнению обязанностей первого лица государства.

Сегодня уже можно сказать, что Асад-младший приступает к исполнению обязанностей президента не таким уж неопытным политиком. Возвратившись на родину шесть лет назад, он сделал стремительную военную карьеру, а в январе прошлого года получил звание полковника вооруженных сил Сирии. Сперва он командовал бригадой элитных войск Республиканской гвардии, в конце 1998-го на него официально была возложена обязанность координировать политику в Ливане, где расквартировано тридцать тысяч сирийских военнослужащих.

Известно, что ливанскую территорию, особенно ее южную часть, сирийцы рассматривают как зону своих исключительных интересов. Ливанские торговые и контрабандные пути приносят значительную прибыль Дамаску, при этом часть доходов поступает на личные счета отдельных сирийских семей. К тому же Сирия приписывает себе часть лавров Хезболлы и считает, что в уходе Израиля из Южного Ливана есть и ее заслуга. Понятно, почему роль своего наместника в ливанской вотчине Хафез Асад отвел своему сыну, — лучшую школу политических интриг для Башара трудно было бы придумать.

Кроме того, с целью исключения потенциальных препятствий на пути своего преемника Хафез Асад провел серию «чисток» в своем окружении, направленных на достижение двух взаимосвязанных целей — подготовки почвы для будущего правления Башара и нейтрализации потенциальных конкурентов своего клана. Старшие военачальники, успевшие создать свои собственные силовые центры (в том числе и целые базы с вооруженными подразделениями), были отстранены от должностей и заменены сторонниками Башара. Одновременно Асад и его сын постепенно убрали со своих постов тех, кто мог помешать последнему распространять свою власть и влияние не только на Сирию, но и на Ливан.

Несмотря на все это, не стоит приуменьшать реальность опасности того, что смерть Хафеза Асада может обострить борьбу за высшую должность в стране, которая бурлила в глубине сирийского политического истеблишмента с того момента, когда покойный президент впервые привез домой молодого лондонского офтальмолога и стал учить его премудростям управления государством. Еще в марте этого года в интервью одной лондонской газете Башар настаивал на том, что у него отсутствуют президентские амбиции. Таковы были правила игры. По классической схеме престолонаследия, точно так же, как это происходило в соседней Иордании, у Хафеза Асада оказался брат-изгнанник Рифаат, который имел свои виды на сирийский президентский пост. С этим ренегатом президент вел постоянную борьбу, такую жестокую, что ее отголоски на фоне засекреченной в целом жизни сирийской верховной элиты вырывались иногда даже на полосы газет. В 1986 году «оборонные бригады», которыми командовал Рифаат, попытались потеснить власть президента Асада. Попытка переворота была подавлена, брат президента вынужден был покинуть страну и с тех пор живет в изгнании, в Испании и Франции.

Сейчас Рифаат, вероятно, испытывает громадное искушение взять реванш и отодвинуть в сторону своего неискушенного в политических интригах конкурента. В минувший понедельник, находясь в испанском курорте Марбелла, он обнародовал заявление, в котором назвал передачу власти в Дамаске от отца к сыну антиконституционным фарсом и заявил, что готов принять бразды прав- ления. Однако сирийские власти ответили выдачей ордера на арест Рифаата — на случай, если он решит вернуться в страну.

Обострению внутрисирийской борьбы может способствовать и ряд других факторов. Нужно учитывать, что особенностью организации власти в Сирии является принадлежность клана Асада и большинства сирийской правительственной элиты к этническому меньшинству алавитов, составляющих не более 12 процентов населения, в то время как большинство в стране принадлежит суннитам. К тому же верховный лидер страны не был изначально избран народом или хотя бы правящей партией, а был поставлен на этот пост местными военными, которым очень понравилось, как проявил себя молодой сирийский офицер в роли лидера мирного военного переворота 1970 года. Поэтому внутренняя угроза нынешнему режиму может исходить прежде всего от фундаменталистских движений — либо местных суннитов, либо «экспортированных» из Ирана шиитов. Однако их опасность для Башара можно считать минимальной — жестокие расправы его отца с оппозиционерами научили последних лояльности сирийской власти.

Так что, несмотря на существование потенциальных угроз нынешнему сирийскому режиму, за его стабильность в ближайшем будущем можно не беспокоиться. Хафез Асад оставил своему сыну хорошее наследство. Ему удалось найти способ если не сдержать, то хотя бы нейтрализовать израильскую угрозу — Дамаск и Тель-Авив уже четверть века соблюдают между собой то, что эксперты называют «негласным миром». Сирия получила неограниченное влияние в Ливане и свела до минимума внутреннюю угрозу исламского фундаментализма.

Но не это главное. Асад добился для своей страны такого положения, при котором Израиль и США чрезвычайно заинтересованы в выживании нынешнего сирийского режима даже без подписания мирного сирийского-израильского договора. Ведь несмотря на авторитарный характер власти Хафеза Асада, и Вашингтон, и Тель-Авив вынуждены признать, что эта власть является ключевой в обеспечении ближневосточной стабильности. Сегодня им остается надеяться на то, что Башар Асад сможет удержать в своих руках полученное наследие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно