Артобстрел как прелюдия к переговорам?

26 ноября, 2010, 18:32 Распечатать Выпуск №44, 26 ноября-3 декабря

Обстрел северокорейской артиллерией 23 ноября острова Большой Ёнпхёндо в территориальных водах Ю...

Обстрел северокорейской артиллерией 23 ноября острова Большой Ёнпхёндо в территориальных водах Южной Кореи (вблизи западной морской границы между двумя странами в Желтом море), приведший к гибели, по меньшей мере, четырех человек и ранению более двадцати, стал самым серьезным вооруженным инцидентом со времени Корейской войны 1950—53 гг. Южане ответили огнем своих орудий по укреплениям в приграничной зоне КНДР. Однако результаты этого возмездия не ясны. К тому же, в отличие от массированного северокорейского удара, юг ответил вполсилы — также стрельбой снарядами, несмотря на то что располагает более современным и совершенным вооружением, чем сосед. Однако политические последствия перестрелки оказались куда более значительными. Инцидент встревожил мировое сообщество — это было явным свидетельством тому, насколько зыбок мир в этом регионе. Власти КНДР дали понять, что для них не существует сдерживающих факторов, которые определялись бы межгосударственными или международными договоренностями. Такое состояние дел существенно осложнит усилия ООН и мирового сообщества по снижению напряженности на Корейском полуострове.

Острова преткновения

Фактически Пхеньян и Сеул до сих пор находятся в состоянии войны, и перемирие, положившее конец Корейской войне 57 лет назад, для сторон далеко не всегда является сдерживающим фактором от новых инцидентов. В конце Корейской войны, определив линию размежевания полуострова по 38-й параллели на суше, стороны не удосужились оговорить прохождение линии размежевания на море. Лишь спустя некоторое время эта разделительная линия была определена американским командованием таким образом, что острова Большого и Малого Ёнпхёндо, Пэннендо, Большого и Малого Чхондо отошли к Южной Корее (поскольку они ей принадлежали до начала войны), хотя и находятся севернее 38-й параллели. С этим не согласились в Пхеньяне, однако долгое время КНДР не выдвигала претензий на эти территории. Согласно договору от 1993 года, суверенитет Сеула над островами был подтвержден, тем не менее в 1999 году патрульный корабль северян вторгся в близлежащие к островам воды, что привело к первому серьезному боевому столкновению на море.

Лишь за последний год произошло несколько крупных происшествий. 26 марта этого года, вероятнее всего, северокорейской торпедой в водах неподалеку от островов Ёнпхёндо и Пэннендо был потоплен южнокорейский сторожевой корвет «Чхонан», 46 моряков погибли. За полгода до этого, в ноябре 2009-го, военный корабль Южной Кореи расстрелял вторгшееся в территориальные воды северокорейское судно, убив одного моряка. Артиллерийские дуэли в этом районе не редкость. В январе, а также июне этого года северяне выпустили примерно 100 снарядов в сторону островов Ёнпхёндо (тогда они упали в море), давая таким образом понять южанам, чтобы те не проводили здесь военных маневров. В ходе последнего инцидента огонь был прицельным и на поражение. Зачинщиков перестрелки 23 ноября, вероятно, определит международная комиссия, состоящая из представителей ООН.

На данный момент установлено, что в этот день обстрелу с севера предшествовали боевые стрельбы, которые проводила армия Южной Кореи в рамках девятидневных учений «Хогук». Пхеньян утверждает, что эта стрельба спровоцировала его на ответный огонь, позже назвав причиной обстрела то, что Южная Корея не вняла предупреждениям и протестам по поводу проведения маневров в спорном регионе.

Сеул называет эти доводы надуманными, поскольку стрельба не велась в направлении КНДР. Кроме того, обстрел с северокорейской стороны начался спустя полчаса после прекращения учебных стрельб южанами и длился около часа, за который по Ёнпхёндо было выпущено не менее 170 снарядов. Армия Южной Кореи ответила огнем по противнику лишь спустя 13 минут после начала обстрела, сделав лишь 80 залпов. При этом оказалось, что 155-миллиметровые самоходные гаубицы K9 (с дальностью стрельбы до 40 км) не способны подавить своим огнем вражескую береговую артиллерию и сосредоточили удары по казармам северокорейской армии и наземным объектам. В министерстве обороны Южной Кореи объясняют, что слабость ответного удара была связана с тем, что некоторые орудия из-за проводившихся учений не были готовы к стрельбе и находились вне зон своей обычной дислокации. В то же время военные говорят, что сознательно не задействовали имевшиеся у них в распоряжении самолеты F-15K и KF-16, которые были способны нанести массированные удары по противнику и подавить батареи северян, поскольку это привело бы к полномасштабной войне. Хотя эта нерешительность дала основание Пхеньяну заявлять о своей победе, а некоторым политикам в Сеуле критиковать своих военных, в целом мировое сообщество должно быть благодарно Сеулу за проявленную сдержанность.

Как бы там ни было, 25 ноября стало известно, что министр обороны Южной Кореи Ким Тхэ Ён ушел в отставку. Руководство страны заявило, что тем самым хочет поднять боевой дух в войсках после серии трагических инцидентов. А 23 ноября, президент Южной Кореи Ли Мён Бак заявил на совещании с военными, что повторение обстрелов с северокорейской территории приведет «к решительному и жесткому ответу», определив вероятную цель — близлежащую к границе северокорейскую ракетную базу. Войска страны были приведены в высшую степень боевой готовности. «Беспощадные ответные удары» пообещала своему противнику и КНДР.

Результатом перестрелки стало решение усилить группировку войск на спорных островах. Кроме того, США, верные своему союзническому долгу с Сеулом, на следующий после обстрела день приняли решение направить к корейским берегам авианосец «Джордж Вашингтон» с 75 самолетами и командой в шесть тысяч моряков на борту. Они дополнят почти 30-тысячный контингент американских войск, постоянно находящийся на Корейском полуострове. В выходные американские и южнокорейские военные по решению глав государств начнут совместные маневры, которые продлятся до 1 декабря.

Отвлекающий маневр Пхеньяна

Мировое сообщество отреагировало на инцидент незамедлительно, причем заявления лидеров и дипломатов разных государств содержат два основных послания. По инициативе США целый ряд стран, а также ООН, выступили с осуждением действий Северной Кореи. Вопрос о возможном обсуждении ситуации на Корейском полуострове в Совбезе ООН активно прорабатывается в Нью-Йорке. Однако пока ни одна страна не выступила с формальной инициативой созыва такого заседания, что еще раз свидетельствует о том (и это, кстати, признают дипломаты разных стран), что в нынешней ситуации у Объединенных Наций нет рычагов влияния на Пхеньян, и выступать с инициативой новых санкций или каких-либо резолюций бессмысленно. Другая группа государств решила никого не осуждать, и лишь призывает стороны к сдержанности и рассудительности, а также к диалогу, выражает обеспокоенность за безопасность в регионе и заявляет о желательности возобновления шестисторонних переговоров, в рамках которых решались проблемы международных отношений с КНДР. Такую позицию заняли, в частности, Китай, Украина, Россия (последняя, впрочем, отдельно осудила за инцидент Южную Корею) и еще ряд стран.

Большинство экспертов при этом сходятся во мнении, что инцидент 23 ноября не приведет к полномасштабной войне на Корейском полуострове, но станет еще одним обострением тлеющего вот уже более полувека конфликта. За прошедшие дни официальный Сеул в качестве ответной меры решил ограничить продовольственную и гуманитарную помощь соседу. В то же время у экспертного сообщества и наблюдателей нет единого мнения о том, что же все-таки послужило скрытыми механизмами для такого резкого обострения ситуации на полуострове. Так, западные СМИ связывают случившееся с внутриполитическими процессами в КНДР. В частности, инцидент может быть использован для поддержания боевого духа и закрепления власти нового поколения северокорейского руководства. Несколько последних месяцев западные медиа активно муссируют тему о том, что в Пхеньяне начался процесс передачи власти нынешним руководителем Ким Чен Иром своему третьему и самому младшему сыну 27-летнему Ким Чен Уну. Ему недавно было присвоено звание генерала, хотя до этого он не имел особых боевых заслуг. В то же время южнокорейские и западные СМИ считают, что Ким Чен Ун был назван наследником Ким Чен Ира на прошедшем в сентябре в Пхеньяне расширенном собрании Трудовой партии — первой с 1980 года подобной партконференции. После нее было лишь объявлено о том, что Ким Чен Ун получил пост в ЦК Трудовой партии Кореи и стал вице-председателем центральной военной комиссии партии. В то же время разговоры о нем как о приемнике идут с начала 2009 года, и вряд ли инцидент в Желтом море будет означать какие-то серьезные перестановки на политическом олимпе в Пхеньяне.

Вторая версия более вероятна: инцидент 23 ноября должен был отвлечь внимание от другого, намного более серьезного инцидента. 12 ноября группа ученых из Стенфордского университета (США) побывала в северокорейском ядерном центре в Йонбёне. По словам участников делегации, им был продемонстрирован строящийся новый ядерный реактор, а также, что более важно, действующий новейший центр по созданию ядерного топлива на основе низкообогащенного урана и около 2000 абсолютно новых центрифуг, установленных в нем. Как оказалось позже, о его существовании ничего не знала американская разведка. При этом экскурсоводы с корейской стороны сами хвастались, что все здесь построено без помощи других стран. Американские ученые не увидели в центре признаков производства плутония, необходимого для создания атомной бомбы. В то же время в своем докладе по итогам поездки ученые сделали вывод, что увиденные мощности легко могут быть использованы для военных целей. После этого в регион прибыли американские дипломаты с целью прояснить ситуацию и при помощи Пекина (который, похоже, единственный, кто имеет хоть какое-то влияние на северокорейцев) возобновить переговоры по ядерной программе КНДР. Напомним, что они были приостановлены в прошлом году, вслед за чем 29 апреля Пхеньян провел подземное ядерное испытание. После инцидента 23 ноября США вновь заявили о готовности сесть за стол переговоров с КНДР. И вновь просили Пекин посодействовать в этом вопросе. Пхеньян пока никак не отвечает на мирные инициативы.

Очевидно, что критический уровень напряженности на Корейском полуострове и вокруг него, который заставил бы коммунистический режим сесть за стол переговоров, еще не достигнут. В этом заложена потенциальная опасность всей нынешней ситуации, чреватой новыми инцидентами локального масштаба. Также понятно, что свои козыри Пхеньян может использовать только за столом переговоров, в широкомасштабном военном конфликте его карта будет бита, и дальнейшая эскалация напряженности с его стороны — это не более чем блеф. В то же время Южная Корея и ее союзники, а также мировое сообщество должны, очевидно, понять, что силовым давлением на Пхеньян мало чего удастся добиться, и потому лучшим выходом будет дипломатичная и аккуратная игра по втягиванию КНДР в новый раунд многосторонних переговоров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно