Арабская весна. Украинские заморозки

11 марта, 2011, 16:19 Распечатать Выпуск №9, 12 марта-18 марта

Есть у революции начало, нет у революции конца. Пафосная советская песня оказалась не совсем точной.

© forums.islamicwakening.com

Есть у революции начало, нет у революции конца. Пафосная советская песня оказалась не совсем точной. Рано или поздно революции умирают. По крайней мере, имеет свои границы восхищение ими. Еще шесть лет назад мир (как минимум его западная часть) восхищался помаранчевой революцией. Сегодня эстафета перешла к арабским революциям, которые уже два месяца не сходят с первых полос мировой прессы. Не остается, конечно, без внимания и Украина, чью революцию иностранные журналисты приводят в пример. Но далеко не положительный: смотрите, мол, друзья арабы, на Украину, и делайте наоборот. Зачарованы волной революционных изменений в арабских странах не только массмедиа, но и западные правительства. Так же, как еще полдесятилетия назад они были заворожены оранжевыми событиями. При этом непохоже, чтобы в Украине осознавали, что внимание к арабским революциям несет в себе косвенные угрозы для нашей страны. И совсем не те, о которых подозревают в Киеве.

Арабские революции во внутриукраинской дискуссии превратились в некий инструмент запугивания. Оппозиционные политики неустанно говорят о неизбежном повторении революционных событий на украинской земле в случае дальнейшего сползания руководства страны к авторитаризму. Но испугать подобный сценарий может лишь в том случае, если арабские революции принесут видимый положительный результат. Если же Египет, Тунис, Ливия станут на путь анархии и гражданской войны, то это скорее укрепит авторитарные тренды руководства Украины. Риторика в этом случае будет вполне очевидной: пока власти арабских государств (пусть и недемократичные) контролировали ситуацию, указанные страны вписывались в дугу стабильности.

Но существует и другая сторона медали, на которую пока что в Киеве обращают не так много внимания. А именно, как изменятся позиции Украины на международной арене на фоне революций в арабском мире? Насколько весомыми и ощутимыми для Киева окажутся возможные метаморфозы во внешнеполитическом подходе Евросоюза или США вследствие событий в Северной Африке?

Одним из первых на этот вопрос на официальном уровне попытался ответить европейский комиссар по вопросам расширения и европейской политике соседства Штефан Фюле. На недавнем форуме по глобальной безопасности в Братиславе он сказал: «Некоторые утверждают, что настало время не сосредоточивать наши усилия на Восточной Европе для того, чтобы эффективно реагировать на вызовы в Южной Европе. Некоторые описывают ситуацию в Украине, как «демократический застой». Позвольте мне внести ясность: преданность Евросоюза углублению отношений с нашими партнерами на востоке остается непоколебимой». К сожалению, мнение еэсовского функционера нельзя считать доминирующим. Увы, он один из немногих украинооптимистов в органах власти Евросоюза. И с каждым днем таких становится все меньше.

В неформальных беседах дипломаты, представляющие страны ЕС в Киеве, признаются: не стоит недооценивать возможность изменения подхода к Украине. «Уже сейчас многие в Евросоюзе признают провал своей восточной политики. Беларусь является самым ярким примером этого. Украина также не отвечает ожиданиям столиц стран ЕС. Остается лишь Молдова, с которой Брюссель сейчас связывает особые надежды, но это вряд ли доказывает успех всего восточного измерения политики Евросоюза. Коррекция подхода, таким образом, выглядит вполне реалистичной», — поделился своим видением посол одной из европейских стран.

Не в пользу Украины свидетельствует и тот факт, что Евросоюз сейчас в целом разочарован своей политикой соседства. Ведущие политики стран ЕС поставили клеймо «фиаско» на сотрудничестве с диктаторами. Шведский министр иностранных дел Карл Бильд еще в январе, сразу после тунисской революции, в своем блоге написал: «В случае с Тунисом совершенно очевидно, что европейское сотрудничество с северно-африканскими странами провалилось. Оглядываясь назад, можно резонно спросить: были ли мы настойчивыми в своих требованиях касательно уважения демократических прав в Тунисе?» Со своими замечаниями выступил и глава финского внешнеполитического ведомства Александер Стубб.

Провал политики соседства, пожалуй, не готовы признать только в тех странах, которые наиболее бурно поддерживали развитие отношений с государствами Северной Африки в рамках так называемого Средиземноморского союза. Более того, в феврале Франция и еще пять южных стран – членов ЕС заявили, что ЕС в контексте арабских восстаний должен выделять меньше средств на постсоветские государства и больше — на средиземноморские. В письме, адресованном главе европейской дипломатии Кэтрин Эштон и подписанном министрами иностранных дел Франции, Испании, Кипра, Греции, Мальты и Словении, говорилось: «Широкие народные движения, призывающие к политическим, экономическим и социальным реформам в Тунисе и Египте, свидетельствуют в пользу усиления действий Евросоюза в отношении его южного соседства». В приложенной аналитической записке пояснялось, что из 12 млрд. евро, которые были направлены на реализацию Европейской политики соседства с 2007 по 2013 год, лишь 1,8 евро были потрачены на душу населения в Египте и семь евро — в Тунисе, по сравнению с 25 евро в Молдове». Подобную «асимметрию и диспаритет», по словам составителей письма, «сегодня сложно оправдать и поддержать». «Эти финансовые пакеты должны быть пересмотрены в свете нынешних событий», — резюмируют инициаторы модернизации политики ЕС.

Украинская дипломатия может, конечно, себя успокаивать, что подобная революционная истерия в ЕС рано или поздно закончится и все опять вернется на круги своя. Можно также надеяться, что эти изменения вовсе не коснутся Украины. Можно дальше заявлять, что у нас образцовая демократия, а все, кто думают иначе, куплены оппозицией. Можно обиженно констатировать, что Украина и без того была не слишком избалована евросоюзовскими средствами: к примеру, в рамках проекта «Восточное партнерство» ЕС предложил всего 600 млн. евро для шести стран на три года. Известно также, что в мае не состоится саммит «Восточного партнерства». Все потому, что на эти дни во Франции запланирована встреча глав государств G20. Но и поэтому поводу вряд ли в Киеве будут бить в колокола: к «Восточному партнерству» Украина с самого начала отнеслась с прохладой, не видя в нем никакой добавочной стоимости. Существует также мнение, что этому проекту не даст умереть Польша, которая вместе со Швецией выступила три года назад инициатором нового формата восточной политики Евросоюза. Во второй половине этого года Варшава председательствует в ЕС, а потому вряд ли позволит погибнуть своему детищу (тем более что саммит «Восточного партнерства» должен состояться осенью как раз в Польше).

Все это, конечно, может успокаивать, но брюссельская бюрократия на этой неделе произвела новый документ, который может стать основой более глубоких изменений во внешней политике ЕС. Его название — «Партнерство ради демократии и общего процветания с Южным Средиземноморьем». Он был подготовлен специально к экстренной встрече ЕС, состоявшейся вчера в Брюсселе. Главная идея документа такова: Евросоюз больше не намерен финансировать всех и вся. Новый подход будет базироваться на стимулах: «Те страны, которые будут идти дальше и быстрее по пути реформ, смогут рассчитывать на большую поддержку со стороны ЕС». Утрируя, такую политику можно очертить короткой репликой — more for more («больше за большее»). В этом состоит принцип дифференциации. В то же время, отмечается в документе, если какая-либо страна будет сворачивать согласованный план реформ, то ЕС перенаправит свою поддержку на другие, более надежные государства.

В какой степени это относится к Украине? Пока что ни в какой. Если, конечно, новая стратегия ЕС не обретет более широких рамок и не распространится на всю политику соседства. К слову, официальный Киев может не тешить себя надеждой, что ЕС готов пожертвовать своим интересом к демократическим ценностям в пользу реформ. «Политические и экономические реформы должны идти рука об руку и помогать в обеспечении политических прав и свобод, подотчетности и соучастия. ЕС должен быть готов предложить большую поддержку тем странам, которые готовы работать над совместной повесткой дня, но также пересмотреть поддержку, когда страны сойдут с этого пути», —говорится в документе, касающемся политики ЕС в отношении стран Северной Африки. Но уже в конце апреля Еврокомиссия должна обнародовать свои планы по пересмотру всей политики соседства, и не исключено, что этот пассаж станет основой нового документа.

Демократический фактор может обрести новые акценты и во внешней политике США. Недавняя статья двух бывших послов Штатов в Украине Стивена Пайфера и Уильяма Тейлора в The New York Times ярко продемонстрировала, что принцип демократии остается краеугольным камнем при выстраивании отношений с официальным Киевом. Украина уже однажды попробовала испытать Соединенные Штаты в этом направлении — во времена второго срока президента Леонида Кучмы. Вернуть внимание, но отнюдь не симпатию Вашингтона экс-президенту удалось лишь после отправки украинских солдат вначале в Кувейт, а позже в Ирак. При этом попытки администрации Кучмы получить План действий относительно членства в НАТО так и не увенчались успехом: Запад был категорически против повышения уровня отношений с президентом, далеким от следования демократическим ценностям. В комментарии ZN.UA Уильям Тейлор подчеркнул: «Украина должна вернуться на путь демократического управления и верховенства права». «Многие на Западе боятся, что Украина, которая являлась демократическим лидером в прошлом и может им стать в будущем, скатывается с демократического пути. Если Украина вернется на него, то Запад и весь мир будут ей аплодировать», — резюмировал бывший посол.

В США сейчас растеряны и не вполне понимают, как стоит реагировать на изменения в арабском мире. Но американскому руководству уже досталось за то, что Вашингтон несколько десятилетий поддерживал авторитарного Хосни Мубарака. Захочет ли Барак Обама (да и не только он) и дальше рисковать своим имиджем, поддерживая отношения с лидерами, имеющими эксклюзивное представление о демократии?

Более подробно о влиянии арабских революций на внешнеполитические позиции Украины ZN.UA ответили известные эксперты из Варшавы, Вашингтона и Брюсселя.

Ян ПЕКЛО, директор Фонда польско-украинского сотрудничества PAUCI, Польша:

Арабские революции, несомненно, приведут к изменению политики ЕС в отношении соседних стран. Очевидная картина: в то время, когда арабские страны борются за большую свободу и демократию, в Восточной Европе (за исключением Молдовы) мы наблюдаем противоположную тенденцию — консолидацию власти и рост авторитарных проявлений. Это особенно заметно в Беларуси, Украине и России. Подобная ситуация не удивительна, ведь южные страны ЕС заинтересованы в обеспечении своего геополитического интереса с помощью направления чрезвычайных фондов для восставших регионов Северной Африки.

К сожалению, ЕС и также США были совершенно не готовы к такому сценарию, потому их реакция на развитие событий хаотичная, не упреждающая. В данном контексте «Восточное партнерство» может стать жертвой этого процесса. Но если Брюссель решит перенаправить свое внимание и фонды исключительно на Юг, оставив Восточную Европу беззащитной перед вмешательством России, мы сможем очень скоро увидеть подобные революционные сценарии и на Востоке. Не секрет, что восточные европейцы, а также российские и китайские лидеры отслеживают процессы в восставших арабских государствах с вниманием и страхом. В столицах этих стран группы экспертов уже начали работу над анализом арабских революций, чтобы создать контрмеры для исключения подобных сценариев у себя.

Арабская революция — явление, сравнимое только с польской «Солидарностью» и падением Берлинской стены. Эта революция открывает путь для драматических и положительных (хотя и в долгосрочной перспективе) перемен в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Сообщество демократий должно быть готово для этой новой перспективы. ЕС в сотрудничестве с США (реакция Вашингтона кажется менее хаотичной и более последовательной) должен сфокусировать внимание на подготовке стратегии для всего региона своего соседства. Брюсселю следует сбалансировать запросы со стороны Испании, Италии, Португалии и Франции с политикой «Восточного партнерства». Арабская революция четко показала, что инициатива по созданию Средиземноморского союза была провальной. Существенные средства были предоставлены в качестве прямой бюджетной поддержки не тем людям и не в то время. Такой же механизм (Инструмент европейского соседства и партнерства) направил средства в бюджеты восточных партнеров ЕС, и результат оказался фактически тем же. Это означает, что ЕС должен быстро переосмыслить свою политику оказания помощи и создать новый механизм для поддержки гражданского общества обоих регионов — Северной Африки и Восточной Европы. Существуют хорошие модели, с которых можно было бы брать пример — Национальный фонд поддержки демократии (American National Endowment for Democracy) и Freedom House. Польша со своим наследием «Солидарности» должна запустить процесс по разработке новой концепции для развития стратегии ЕС по оказанию поддержки. Инвестирование в гражданское общество не единожды доказывало, что это хороший выбор. Центральная Европа — один из самых лучших примеров такой практики. Так называемый прагматичный подход, который привел к поражению политики ЕС в отношении авторитарных режимов в соседних странах, должен быть заменен на «демократическую повестку дня». Это единственная долгосрочная стратегия, которая может реально работать.

Стивен ПАЙФЕР, посол США в Украине (1998—2000 гг.), США:

Демократический откат за последний год имеет свою цену для украинцев и для внешней политики Киева, поскольку он навредил имиджу Украины на Западе. Европейский Союз сосредоточился вокруг критических внутренних вопросов, и не похоже, чтобы у него было много времени для стратегических размышлений над тем, какую политику проводить в отношении своих восточных партнеров. В этом смысле Украину можно рассматривать как страну, движущуюся в неправильном направлении в отношении демократии; и будет куда более сложно чиновникам ЕС (выступающим за более последовательную политику к Украине) убедить своих лидеров дальше поддерживать Киев.

Украина стоит перед такой же проблемой и в Вашингтоне, где внешнеполитическая повестка дня полна горящих вопросов. Найти время для Украины слишком сложно, и становится еще сложнее, когда существует восприятие, что руководство Украины движется в противоположную от демократии сторону.

Последние события в арабском мире не облегчают жизнь Украине. Во-первых, драматические события в Северной Африке и на Ближнем Востоке последних двух месяцев означают, что еще больше вопросов появится на повестке дня в Брюсселе и Вашингтоне, в то же время они вытеснят Украину. Во-вторых, эти события пробудили надежды, что арабские государства могут — еще предстоит, конечно, выяснить, будут ли они это делать — двигаться в направлении создания более демократичных сообществ в отличие от того, что произошло в Украине за прошлый год.

Все это должно обеспокоить украинское руководство, если оно хочет, как оно заявляло в 2010-м, установить баланс в своих отношениях с Россией и Западом.?

Эндрю РЭТТМАН, EUObserver.com, Бельгия:

Думаю, вы увидите, что дела идут, как обычно от самого низкого уровня до среднего: представители Европейской службы внешнего действия и посольства ЕС в Киеве будут продолжать писать свои отчеты, как и прежде; переговоры по Соглашению об ассоциации и Углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговле продолжатся; двусторонние рабочие группы будут и дальше встречаться. Но кто будет читать или выполнять все эти отчеты? Думаю, что Украина потеряет внимание лидеров ЕС до того, как закончится война в Ливии, так же, как она потеряла внимание со стороны иностранных массмедиа. Это естественно и очень просто.

По поводу «Восточного партнерства». Нет никакого риска, что оно умрет из-за перенаправления помощи на Юг. Если «Восточное партнерство» и умрет когда-нибудь, то не из-за денег. Там было очень мало денег ЕС с самого начала. Будущее председательство Польши будет бороться за то, чтобы пресечь любые подобные движения Франции. В любом случае главное переосмысление Европейской политики соседства, спровоцированное кризисом в Северной Африке, может стать стимулом для того, чтобы «Восточное партнерство» было более эффективным, особенно в контексте предложения, озвученного в ЕС на этой неделе — «деньги за реформы». После своего ужасающего провала в Магрибе, я думаю, что ЕС будет более внимательным, чтобы защитить скромный успех на Востоке — примером этому служит Молдова.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно