АНТИТАТАРСКИЙ СИНДРОМ КАК СРЕДСТВО ОТ ПОЛИТИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ

12 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 12 мая-19 мая

Не так давно крымские остряки шутили, что антитатарский синдром в местном обществе будет преодолен появлением синдрома антиукраинского...

Не так давно крымские остряки шутили, что антитатарский синдром в местном обществе будет преодолен появлением синдрома антиукраинского. Похоже, они были не правы. Если еще позавчера многие интеллигенты рассуждали — татар нельзя пускать потому, что они «продали Крым фашистам», то вчера они уже говорили — «мы с татарами уйдем в Россию и не отдадим Крым Львову». Сегодня же с парламентской трибуны и на площадях звучит — «татары продались Украине».

При этом, правда, не указывается — за сколько и куда пойти, чтобы получить свою долю.

Антитатарский фактор активно использовался и прежней крымской властью, когда пришло время провести референдум и «воссоздать» Крымскую автономию — советскую социалистическую. Тогда, в январе 90-го, как известно, крымские татары бойкотировали референдум, апеллируя к нравственности одних и политической прозорливости других. Крымскому руководству они объясняли, что нельзя определять статус полуострова, пока сюда не вернется из мест депортации весь коренной народ, Украину же предупреждали об опасности создания прецедента административно-территориальной автономии, грозящей стать очагом сепаратизма в масштабах всего государства. Их не послушали ни Симферополь, ни Киев, пугая друг друга «татарской республикой», и теперь мы имеем то, что имеем.

Просветление, как водится, наступает поздно. Уходящие и Багров, и Кравчук оценили крымских татар как единственную, и не в пример другим, организованную политическую силу, с одной стороны — более других заинтересованную в стабильности на полуострове, с другой — твердо стоящую на позициях территориальной целостности Украины. Николай Багров еще успел, умело сочетая свои интересы с политической ситуацией, «пробить» крымскотатарскую квоту в местном парламенте (за что его поминутно всуе поминает недобрым словом нынешняя политическая пророссийская, с позволения сказать, элита) и оставить по себе спокойную память у поддержавших его на выборах крымских татар. (Багров тогда, единственный из шести кандидатов в президенты Крыма, в своей предвыборной программе не призывал к изменению статуса Крыма как части Украины.) Они поддержали, и так же безуспешно, и Леонида Кравчука, к концу своего президентства осознавшего, что «крымские татары, как и все другие народы, имеют право на самоопределение на своей исторической родине». Момент истины у обоих политиков наступил под занавес, посему это далеко идущих исторических последствий не имело, кроме, пожалуй, появившейся новой в Крыму народной приметы — если руководящее лицо начинает «любить» татар, значит, скоро конец его карьере.

Успешно использовал на антитатарские настроения своем боевом пути экс-президент Крыма Юрий Мешков. Вначале, еще в бытность свою «так называемым демократом», он зарабатывал имидж защитника крымских татар.

Вскоре изменившаяся конъюнктура уже заставила будущего бывшего президента призывать с парламентской трибуны на головы возвращающихся крымских татар комендантский режим. После второго Курултая в июле 1993 года депутат-демократ предложил перепуганному «татарской угрозой» Верховному Совету Крыма: «Мы полностью утратили контроль за переселением крымскотатарского народа... предлагаю провести тщательную перерегистрацию крымских татар, определить в каждом конкретном случае правомерность и обоснованность их переселения... мы должны разобраться, кто будет жить рядом с нами!» (Сегодня то же соло исполняет одна из его последовательниц и ярых защитниц — депутат ВС автономии Наталья Грудина. Редкий парламентский день она не выступает с трибуны ВС с зажигательной антитатарской речью. В последнее время основной ее мотив: «Фракция Курултая против нашей государственности, потому что хотят бесконтрольно привозить в Крым крымских татар».) В октябре 92-го Мешков пугал Украиной, которая, по его логике, сама организовала после печально известного погрома в Красном Раю крымскотатарский штурм здания Верховного Совета, чтобы «ввести войска и уничтожить крымскую государственность». Потом он был самым ярым противником крымскотатарской квоты в парламенте. А будучи уже президентом, Мешков информировал с телеэкрана, что Украина прекратит помощь крымским татарам, потому что они голосовали не за Кучму.

Президент Украины, слава Богу, не оправдал надежд крымского президента, но слово последнего, похоже, еще долго будет резонировать не только в опустевших без него коридорах власти, но и в митинговых заупокойных его уличных сторонников.

Сегодня крымско-татарская тема, вернее, антитатарская, вновь и с новой силой стала употребляться как сильнодействующее средство для лечения политических болезней. Ею то сыплют солью на пророссийские раны обманутого предвыборными фантазиями наивного электората, то льют бальзамом на больную совесть политических неудачников, ищущих средство объяснить свою несостоятельность. Все очень просто и даже логично. Блокроссийская часть крымского парламента очень легко нашла причину последнего парламентского кризиса, разделившего его на депутатов, готовых руководствоваться Конституцией Украины, и на их оппонентов, и пришла к выводу: «Верховный Совет разделился, потому что крымскотатарская фракция вместе с предпринимателями рвется к власти», при этом не объясняя, то ли крымские татары — это профессия, то ли предприниматели — это национальность.

Парламентское «ау» откликается на площадях. Политически неуравновешенные боевики-пенсионеры нападают на группу украинцев и крымских татар, пытающихся установить державный флаг у Симферопольского горисполкома, и гонят оттуда «татарву и бандеровцев». Известный в местном узком кругу как скандалист, председатель «Русского общества Крыма» Анатолий Лось кричит на митингах: «Татар вон из Крыма!». А «на местах» рушат татарские кладбища. В поселке Зуя, к примеру, в ночь на 17 апреля были опрокинуты надгробные камни на татарских могилах. Милиция быстро нашла злоумышленников — ими оказались два учащихся четвертых классов, — но не объяснила, чем был вызван физиологический феномен, позволивший детям свалить бетонные камни в сотни килограммов весом. А 28 апреля было разрушено татарское кладбище уже в самом Симферополе.

И в голову не приходит всем злонамеренным и невольным режиссерам этого спектакля вспомнить события годичной давности. Тогда, в мае прошлого года, когда победивший на выборах блок «Россия» железняковым шагом вошел в крымский парламент и сразу начал «делать революцию» — восстанавливать крымскую конституцию от 6 мая 1992 г., изобретать «свою» милицию и службу безопасности, толкать сопротивляющееся правительство к «рублевой зоне», — одна лишь фракция Курултая, несмотря на свою малочисленность, предупреждала, что палка, брошенная в правовое поле Украины, может вернуться обратно. И не изящным бумерангом, а хорошим дрыном. И тогда и сами борцы с Украиной и вожделенная ими местная государственность, рассматривающаяся как плацдарм для переброски в Россию, станут, быть может, неприятной, но, к счастью, короткой страничкой в общегосударственной истории.

Но Кассандр, как известно, не слушают, а когда их пророчества сбываются, начинают сильно не любить и, как следствие, приносить в жертву. Хотя фракцию Курултая, вместе с ее лидером Рефатом Чубаровым, в роли жертвенных баранов, особенно на биологическом фоне крымского парламента, представить, конечно, трудно. Она хоть и насчитывает всего 14 человек, но своим примером дисциплины и последовательности, став опорой для одних и объектом раздражительной зависти для других, смогла, войдя в коалицию с «благоразумными», составить оппозицию. Результаты, как говорится, налицо. Если за конституцию от 6 мая в начале боевой биографии крымского ВС проголосовал 81 из 98 депутатов, то теперь уже 43 подписали заявление о желании «жить и работать» по Конституции Украины, образовав Верховный Совет Автономной Республики Крым.

Участь жертвы, без сомнения, почетна, но малоприятна, особенно, когда она приносится не тому богу, а лицедействующие жрецы, чтобы усилить ее значение, тащат к жертвеннику вместе со «счастливчиком» и весь его народ.

И тут провинциальным «священнослужителям» приходят на помощь идейные покровители из соседнего дружественного племени. Помнится, еще в прошлом году, в дни работы Курултая, дабы разбудить засыпающие в межнациональном мире крымские массы, в симферопольской парламентской газете русский поэт с нерусской фамилией Поженян рассказал обывателю, что Турция поставляет чуть ли не в каждый татарский двор... «стингеры». Грозное оружие поискали — не нашли, редактору «Крымских известий» выразили по-родительски мягкое «фе» и на том успокоились.

Но не тут-то было. Актуальный в свете последних предчувствий сон вновь начал рождать чудовищ. Теперь уже другая «правда» была опубликована в марте этого года на страницах одноименной газеты. Своими видениями — специально для читателей «Крымской правды» — поделился теперь (и как ко времени!) отставной вице-президент России Александр Руцкой.

В своей статье «Так отстаивайте же Севастополь и Крым!» по-прежнему боевой генерал, удачно перетасовывая национальные и религиозные карты, рассказывает, как «уничтожается двухсотлетняя державная работа России на Юге». «Русские люди в Крыму и Севастополе, которые ничем и никем не защищенные от глумления, презрев всеобщий хаос и лукавство, верны присяге и историческому отечеству, русским святыням и интересам державы. А в это время националисты, у которых нет социально-политической базы в Крыму, открыто заявляют о том, что «Крым будет украинским либо безлюдным» и о необходимости «отдать» Крым крымскотатарским националистам. В Киеве уже обсуждается вопрос о «равном» представительстве всех этнических групп Крыма в украинском парламенте. Это привело бы к чудовищной дискриминации русского населения Крыма, многократно превышающего по численности другие народы. Татары же на Курултае еще два года назад заявили о том, что они единственный народ, имеющий право на самоопределение в Крыму. В откровенных беседах (надо полагать, с ним — Руцким. — Л.Т.) лидеры татар признают: из-под России мы никогда не вырвемся, а из-под Украины запросто!»

Можно было бы отмахнуться от бредовых откровений русского патриота, где каждая фраза — или натяжка, или провокационная ложь, если не держать в уме, что Руцкой относится именно к той когорте российских политиков, которых сегодня пророссийское руководство Крыма считает своими идеологическими отцами-благодетелями. А акценты Руцкого теперь, после известных заявлений А.Козырева, подтвердивших прогнозы о том, что в предвыборной России окончательно определен курс на «собирание земель», звучат по-новому зловеще. Особенно, когда в ход идут межконфессиональные козыри.

Руцкой пишет: «Отношения России с Украиной — важный вопрос прежде всего для Украины, ибо раскол русских, украинцев и белорусов — есть крупнейшее поражение православных в пользу антиправославных и космополитических сил мира. Православная Украина уже оказалась под мощным давлением Галиции, активно вдохновляемой католицизмом и крымскотатарским курсом на ассоциацию с Турцией».

Не остался без внимания и международный фактор. По утверждению Руцкого, «Турция уже выкладывает миллиарды долларов на помощь крымским татарам» (!?), а Америка вынашивает планы «принятия в НАТО не только бывших союзников и соседей России, но и ее исторических частей». Отсюда вывод: «Все это говорит о целенаправленности стратегии исторического реванша и о чрезвычайно опасных предпосылках превращения Крыма в сложнейший узел межнациональных проблем. Экстремистские силы пойдут на то, чтобы привлечь сюда зарубежных «поборников» общечеловеческих ценностей, и те не преминут появиться в Черном море, чтобы защитить либо крымских татар, либо «демократию по-киевски» в Крыму, где население настроено пророссийски, а следовательно, «проимперски».

Что говорить: Руцкой — он и в Африке Руцкой. Но оказывается, великодержавный бред борца за чистоту то ли русской, то ли православной идеи греет душу и находит отголоски в кулуарах украинской власти. Ведь как встревожил левые ряды Верховного Совета лидер фракции «Россия-Единство» в крымском парламенте Юрий Зырянов, командированный в Киев поучаствовать в обсуждении механизма представительства крымских татар в выборах в органы местной власти. Явный перепуг пронесся по ближайшим к нему креслам, когда он, не удержавшись, выкрикнул: «Вы что делаете, ведь они теперь все из Турции в Крым приедут!»

Еще одна реакция на «татарский фактор» — явное раздражение, которое вызывает у своих вышестоящих коллег в Киеве лидер фракции Курултая Рефат Чубаров. Ему если и не говорят прямо, то намекают: «Поменьше б ты мозолил глаза своей татарской бородой — пугаешь парламентский народ». Будто виноват в самом деле Чубаров, что, являясь одним из лидеров оппозиции пророссийскому блоку в Крыму, он на беду свою еще и крымский татарин.

Появилась и еще одна пугалка — создается в Крыму партия «Адалет» (Справедливость), которая заявила своей целью защиту национальных интересов крымских татар. И пошел по всем коридорам шорох — создаются отряды боевиков — крымских татар.

А дело все в том, что хотя партии «Адалет» еще нет (есть только оргкомитет по ее созданию), но успела она выступить с заявлением по поводу начавшейся в ВС Крыма работы над законопроектом о крымском казачестве, являющегося частью российского. Оргкомитет «Адалета» заявил: «Искусственное создание этой, чуждой крымским традициям структуры не оставляет сомнений в том, что на «казачество», а вернее, на группу лиц без определенных занятий и, по некоторым сведениям, вооруженную не только холодным оружием, отдельными политиками возлагаются надежды как на опору в очередном политическом конфликте». «Адалет» призвала все политические силы, и прежде всего парламент, «быть осторожными в выборе средств для защиты своих политических интересов... и не использовать методы, способные пошатнуть межнациональный мир в Крыму».

Взрыв вызвало предупреждение, высказанное в этом же заявлении, что если «призыв не будет услышан, партия «Адалет» будет вынуждена принять меры по созданию традиционных для Крыма отрядов аскеров (воинов. — Л.Т.) с тем, чтобы защитить свои семьи и своих соотечественников-крымчан от угрозы со стороны так называемого казачества».

Заявление серьезное, но ведь не менее серьезен повод для его появления.

Маскарадные эти ребятки, называющие себя крымскими казаками, уже вволю покрасовались своими совсем немаскарадными собаками, шашками, нагайками (а кое-кто и пистолетами) и когда «охраняли» в мае прошлого года здание ВС по приглашению С.Цекова, и когда «освобождали» в дни крымского опереточного переворота от президентской охраны здание симферопольского телецентра, причем на глазах отдыхающих в сторонке милиционеров. Да и «мирные» их будни вовсе не театральны: обложили в Бахчисарайском районе данью малые предприятия, в Ялте имеют на приколе несколько БТРов и в открытую занимаются «цивилизованным» рэкетом.

А между тем их лобби в ВС Крыма возделывает для этой деятельности законодательную почву. По инициативе депутата местного парламента и, кстати, «казачьего атамана Большой Алушты» Евгения Мельника появился в комиссии по законодательству проект закона «О крымском казачестве». Рассмотреть и принять его, правда, не успели — каждый раз мешал с хронической частотой наступающий очередной парламентской кризис — но сам документ довольно любопытен. Представляя собой, в общем, устав малого или совместного предприятия с непременными для казаков льготами по налогообложению и пользованию дорогой крымской землицей, он начинается с весьма интересной патетики: «Крымское казачество, в соответствии со своими вековыми традициями, является защитником Государства и Отечества, его политических и экономических интересов и границ, законно избранных органов государственной власти, общественного строя и территориальной целостности Республики Крым». И вся эта защита в «традиционной исторически сложившейся казачьей форме, атрибутике, амуниции, аксессуарах». Так что прими вовремя этот закон крымский ВС, то вполне «законно» казаки могли бы объявить войну Украине, нарушившей 17 марта «территориальную целостность Республики Крым», выведя Севастополь из административно-территориального подчинения Симферополя. А на помощь им, вполне вероятно, пришли бы казаки российские, которые прошлым летом провели в Крыму свой Большой круг, где обязались защищать «единственного вышедшего в президенты казака — Мешкова», и хвастались при этом своими боевыми ранами, приобретенными в окопах Приднестровья и Абхазии.

Почему бы и нет. Крым — явление уникальное, и если есть в этой части Украины своя «государственность», руководимая пророссийскими силами, почему бы эту государственность защищать не милиции, например (тем более ее числят как «украинскую»), а казакам.

Кстати, сама милиция относится к феномену казачества в Крыму остроумно-созерцательно. Начальник ГУ МВД Украины в Крыму Виталий Кириченко как-то на одной из февральских пресс-конференций так живописал свои отношения с «защитниками Отечества»: «Мы уже подслеживаем процессы, которые проходят среди казаков, появившихся, так сказать, здесь у нас в Крыму. Хотя, как историк, я помню, что они с Врангелем пришли. А вот что-то раньше XV — XVI веком я их не помню. И вообще я уже по поводу казачества говорил, что к одному Кондратию Булавину я отношусь, как к казаку нормальному, а что касается Степана Разина, так с точки зрения милиционера он — бандит, убивший женщину ни за что ни про что. И о нем пьяные наши поют песни».

Кириченко добавил: «Я вам говорю сразу, что тот атрибут, который имеет в виду казачество, т.е. шашки, мы с собой носить им не позволим. В танцевальном ансамбле — пожалуйста, пусть танцуют с шашками. А иначе завтра придут крымские татары и скажут мне: «А у нас есть такая национальная атрибутика — кинжал, и мы будем его носить». Это будет несправедливо, если я им запрещу».

И действительно, если одни уже носят шашки, как запретить другим носить кинжалы. Кинжалов, правда, пока еще нет и вряд ли будут, но ими очень активно пугают уже привыкшее к казачьим самодельным штанам с лампасами население. Вот бы где охнуть державе и отобрать у этих «одних» и шашки, и собак, и БТРы. Но нет, крымских казаков стыдливо не замечают, а еще и не появившихся аскеров уже «вяжут» со всеми мыслимыми и немыслимыми угрозами, вплоть до «исламского фундаментализма».

Кстати, министр внутренних дел Украины Владимир Радченко, побывавший в начале апреля в Крыму, это понимает. Он заявил, во-первых: «Мое отношение к казачеству крайне негативное», во-вторых: «Мне уже говорили о вагонах с оружием для татар — все это чушь, кому-то нужно разыграть татарскую карту в сегодняшней крымской ситуации».

Но, между тем, пугалка эта, под названием «исламский фактор», уже работает, так как хороша тем, что на нее клюют сразу, единожды услышав. Спросите, к примеру, у депутатов от фракции Курултая или у членов Меджлиса крымскотатарского народа, чем во всех без исключения беседах обязательно поинтересуются все без исключения приезжие журналисты и зарубежные гости. Ответят: нет ли среди крымских татар исламских фундаменталистов? И сколько ни говори, что отродясь не было, нет-нет да и появится информация типа распространенной московским «Интерфаксом» со ссылкой на ФСК России, что где-то в Бахчисарае афганские моджахеды готовят бойцов-исламистов для войны в Чечне. И ФСК, и те, кто ее использует, делают, конечно, вид, что не знают менталитета крымских татар, которые отмечены просто уникальной способностью к толерантности в вере. И мусульманство для них не может приобрести форму религиозного фанатизма, так как, сочетая в себе уникальные в исламе обряды и обычаи язычества и даже христианства (крымскотатарский, к примеру, праздник Къыдырлез аналогичен дню Святого Георгия у русских и Красной Горки — у украинцев), став одним из проявлений национальной самобытности на земле, населенной разными народами, разными верованиями, по природе своей чуждо конфессиональному изоляционизму. (Кстати, известный Успенский монастырь в Бахчисарае был построен одним из крымских ханов.)

Российские руцкие, конечно, крымской истории не знают и не хотят знать. Но хорошо бы тем, кто прислушивается к ним в Киеве, полистать хотя бы страницы дня сегодняшнего.

Кто, живя в самых страшных социально-бытовых условиях в Крыму, не клянет во всех своих бедах экономического дядьку в Киеве? Кто, в то время, когда закатывают истерику по российскому гражданству, добивается для себя гражданства Украины? Кто «обороняет» в пророссийском парламенте территориальную целостность державы, не боясь прилипшей клички «пятой колонны Украины в российском Крыму»? Кто, не поддаваясь на политические подкупы и обещания финансовой поддержки, стоит на принципах защиты интересов державы? Кто своим авторитетом единственно и по-настоящему организованной силы поддерживает слабое еще украинство на полуострове? Кого, наконец, зовут на помощь, когда нужно установить желто-голубой флаг?

Это — крымские татары.

Ко всему прочему, эта часть крымского населения, переживающая до сих пор последствия геноцида, каждый раз вынуждена доказывать, что без помощи государства не сможет вернуться и обустроиться на родине, сохранить свою национальную культуру. Государство же не только не спешит законодательно закрепить права репатриантов (проект закона «О статусе крымскотатарского народа» уже три года пылится где-то в долгих ящиках Верховного Совета, а все предложения по упрощению процедуры принятия крымскими татарами украинского гражданства словно пропадают в какой-то юридической «черной дыре»), но и экономическую помощь им отпускает такими гомеопатическими дозами, что дышать еще можно, но жить уже нельзя. К примеру, на этот год в бюджете предусмотрено лишь 1,6 триллиона карбованцев под программу возвращения крымских татар, когда, чтобы только достроить начатое в прошлом году жилье, необходимо 16 триллионов. Зато не жалеют денег на «мятежный Севастополь», которому украинские дотации, как мертвому припарки — он все равно спит и видит себя в России.

Но крымские татары, несмотря на это, антиукраинских митингов не учиняют, Кучму в отставку не гонят, а с терпеливой усталостью повторяют: «Одна Украина помогает нам возвращаться» и шлют очередных ходоков в стольный град — помогите, братья-украинцы.

Не видеть этого — значит быть не просто слепым, а преступно слепым, потому что все это очень хорошо видят те, кто изобретает исламский фактор и разыгрывает крымскотатарскую карту. И в Москве, и в Киеве, и в Симферополе. Они знают, что режиссура эта, простая в своей циничности, обязательно когда-нибудь «сыграет» и превратит недоверие и враждебную опасливость в раздражение и протест тех, на кого они обращены. И тогда они — крымские татары — плюнут на всех «старших братьев» скопом и будут жить, вернее, выживать, руководствуясь одними своими узконациональными интересами.

Вряд ли от этого им станет лучше, но что не будет лучше Украине и ее составной части — Крыму, это точно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно