Аллергия на НАТО

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать

В последние недели все чаще испытываешь разочарование от того, как нынешняя украинская власть реализует политику евроатлантической интеграции...

В последние недели все чаще испытываешь разочарование от того, как нынешняя украинская власть реализует политику евроатлантической интеграции. В том числе и оттого, что у нового руководства страны, декларирующего этот курс, отсутствует политическая воля и желание пояснять украинским гражданам преимущества членства в альянсе.

Безусловно, сейчас в украинском информационном пространстве с большей объективностью, нежели год назад, освещают и деятельность НАТО, и политику евроатлантической интеграции. Но этих информационных сообщений, газетных статей, телевизионных сюжетов и просветительской деятельности неправительственных организаций (например, «Общественная лига Украина—НАТО») недостаточно, чтобы кардинально изменить отношение украинцев к политико-военной организации, которую десятилетиями приучали воспринимать как «безумного агрессора».

Чтобы избавиться от страха перед НАТО, нужна не только объективная информация об альянсе. Также необходима и работа с целевыми группами населения, учитывающая и региональные особенности нашей страны. Например, на западе Украины говорить о той помощи, которую альянс оказывает в ликвидации последствий наводнений, а на востоке — о содействии блока в утилизации боеприпасов. А это предусматривает целенаправленную стратегию. Но избавиться от предрассудков невозможно, если государство занимает пассивную позицию.

Украинские чиновники, выступающие перед западными инвесторами, политиками, дипломатами, неустанно повторяют, что вступление в НАТО — стратегическая цель нашей страны. В справедливости этих заявлений сегодня нет оснований сомневаться. В особенности после того, как в Вильнюсе Украина и Североатлантический альянс начали Интенсифицированный диалог о стремлениях Украины по достижению членства и соответствующих реформ, а на горизонте маячит присоединение к ПДЧ.

В то же время в самой Украине у политиков из команды Виктора Ющенко тема евроатлантической интеграции — не самая популярная. Настолько, что хотя практически все министерства участвуют в выполнении Целевого плана на 2005 год, члены правительства вместо слов «вступление в НАТО» гораздо чаще используют иносказательное выражение «евроатлантическая интеграция». Хотя это может объясняться тем, что у украинского общества аллергия на слово «НАТО». Вспоминается эксперимент, который на днях провел Национальный центр по вопросам евроатлантической интеграции. На его сайте появился вопрос — «Поддерживаете ли вы вступление Украины в НАТО?». Около 60% проголосовавших нажали кнопку «нет». И всего лишь 25% — «да». Следующий вопрос был сформулирован так: «Поддерживаете ли вы курс Украины на евроатлантическую интеграцию?». Удивительно, но «да» сказали уже около 52%, а «нет» — 36%. Конечно, эти данные весьма условны. Но они прекрасно иллюстрируют ситуацию.

Высокопоставленные чиновники, за исключением глав внешнеполитического ведомства и Министерства обороны, при публичном общении с украинскими гражданами предпочитают не обсуждать тему вступления страны в НАТО. Пример здесь подает сам Президент. Месяц назад во время прямого телеэфира он заявил: «Это не тема дня. Я не хочу тратить свою энергию, чтобы приводить тут какие-то противоречия, аргументацию, которая не ко времени». При этом глава государства отмечает, что только 2% украинцев «владеют информацией о НАТО». Правда, эти данные вызывают недоумение у экспертов и социологов, располагающих другой, более оптимистической информацией относительно осведомленности украинских граждан об этой политико-военной организации.

Поразительно, но нынешняя власть подчас даже дезинформирует украинских граждан. Например, когда заявляет, что формирование национальной позиции по членству Украины в альянсе будет проходить исключительно через референдум. Между тем позиция нашей страны была сформирована еще в мае 2002 года, когда СНБОУ принял решение «начать процесс, конечной целью которого является вступление в Североатлантический альянс». Референдум же страна-кандидат должна провести в обязательном порядке, согласно натовской процедуре, после получения приглашения вступить в трансатлантическую организацию. Неудивительно, что после подобных заявлений Президента у некоторых западных дипломатов, по их словам, складывается впечатление, что Виктор Янукович знал о НАТО больше, нежели Виктор Ющенко.

Почему Украина идет в НАТО, как бы стесняясь собственных устремлений? Почему власть избегает прямого и откровенного разговора со своими гражданами о вступлении страны в альянс и не проводит серьезную информационную работу, которая бы поясняла всем нам преимущества выбранного стратегического курса?

В поисках ответа на эти вопросы нам приходилось слышать немало версий. Начиная от существующего ныне хаоса в органах центральной власти, связанного со сменой властных команд, и заканчивая отсутствием в правительстве консенсуса относительно политики евроатлантической интеграции. Но, как правило, наши собеседники сходились во мнении, что основная причина — грядущие парламентские выборы.

Социологические опросы показывают, что многие украинские граждане до сих пор считают НАТО агрессивным блоком. По данным Киевского международного института социологии (КМИС), в мае только 21,3% украинцев были уверены, что членство Украины в альянсе отвечает национальным интересам. При этом 39% наших граждан считают, что «курс на членство в НАТО противоречит национальным интересам Украины». Вот результаты еще одного майского соцопроса, проведенного Центром Разумкова совместно с тем же КМИС: со вступлением в НАТО согласны 22,1% опрошенных, а против выступают 55,7% респондентов. (Напомним, что по данным фонда «Демократические инициативы» и КМИС, в феврале 2005-го 47,5% украинцев выступали против вступления страны в альянс и только 14,9% граждан нашей страны — за.)

Эти цифры — плоды безденежной и формальной правительственной «Государственной программы информирования общественности по вопросам евроатлантической интеграции на 2004—2007 годы», антизападной риторики российских телеканалов и проходившей под антинатовскими и антиамериканскими лозунгами предвыборной кампании Виктора Януковича — оказывают прямо-таки гипнотическое воздействие на команду действующего Президента. В результате за год до выборов власть предпочитает добиваться членства в альянсе по-партизански, без активной информационной политики среди избирателей.

Возможно, такая тактика действительно принесет позитивный результат для пропрезидентских сил на парламентских выборах 2006 года: ее представители хотят взять голоса избирателей на востоке страны, где традиционно сильны пророссийские и антизападные настроения. К такой позиции, кстати, с пониманием относятся представители натовских стран. Впрочем, это не означает, что они ее разделяют: обсуждать в обществе НАТО и намерения нашей страны относительно вступления в эту организацию надо в любом случае.

К тому же, как показывает опыт прошлых выборов, проблемы внешнеполитической ориентации тех или иных политических сил никогда не были определяющими для украинцев. Наших граждан куда больше занимают социально-экономические планы политических партий и блоков. И здесь можно вспомнить прецедент с ЕЭП и статусом русского языка, влияние которых на предпочтения электората во время президентских выборов было минимальным.

Но очевидно, что «политика умалчивания» — серьезно затрудняет украинское движение в альянс. И принцип «тише едешь...» не действует. Ведь для того чтобы страна вступила в НАТО, общественная поддержка курса евроатлантической интеграции должна составлять более 50%. Сомнительно, что этих результатов можно достичь за два года без активной информационной политики и долговременной государственной стратегии, учитывая, что Украина имеет реальные шансы вступить в альянс в 2008 году, а значительная часть наших граждан в силу стереотипов и фобий настроена негативно в отношении НАТО. Поднять уровень поддержки вступления в альянс за два года сумели в странах Центральной и Восточной Европы. Но стартовые позиции там были куда лучше, чем у Украины: в самом начале евроатлантического пути уровень поддержки населения в этих государствах составлял около 30—35%. Не говоря уже о том, что информационное присутствие российских СМИ в этих странах не сравнимо с Украиной.

К тому же занимаемая ныне официальным Киевом позиция дает основания утверждать, что и для команды Ющенко политика вступления в альянс — заложница внутриполитической целесообразности. А это не только лишний повод усомниться в том, что истеблишмент будет последователен в реализации этой стратегической цели. Это также и дополнительный аргумент для тех стран — членов альянса, которые скептически относятся к вопросу получения Украиной членства в НАТО.

В этой непростой ситуации, в которую официальный Киев сам себя загоняет, недоумение вызывает и то, что власть не пользуется даже теми скупыми возможностями, которые открывает политика умалчивания, продолжая совершать ошибки. Например, в Украине, руководство которой сделало ставку на членство в ЕС, фактически произошел информационный разрыв двух звеньев одного процесса — политики европейской и евроатлантической интеграции. И сегодня украинцы не ассоциируют движение в Европейский Союз с получением членства в Североатлантическом альянсе. А жаль.

По результатам соцопросов, большинство украинцев хотят, чтобы Украина стала членом Европейского Союза: данные майского исследования Центра Разумкова и КМИС показывают, что со вступлением Украины в Евросоюз согласны 50,8% респондентов, не согласны — менее трети (29,8%). Почему же тогда не использовать позитивный имидж ЕС для того, чтобы поправить реноме альянсу? Ведь значительная часть требований, предъявляемых к стране — кандидату на вступление в ЕС, идентична тому, что должно сделать государство, желающее стать членом НАТО, — провести демократические и экономические реформы, повысить уровень жизни населения.

Для имиджа НАТО не лишним будет, если его перестанут отождествлять с Соединенными Штатами. И здесь большую роль может сыграть Euronews на украинском языке как альтернативный источник информации. Ведь за последнее десятилетие альянс дважды резко терял свою популярность в глазах украинцев: в 1999 году во время югославской кампании и в 2003-м — после того как Соединенные Штаты начали военную кампанию в Ираке и Афганистане. Но НАТО — это не только США. Помимо Соединенных Штатов в трансатлантическую организацию входят и 24 европейские государства, девятнадцать из которых — члены Европейского Союза.

И конечно же, в информационной политике правительство и секретариат Президента должны контактировать с представителями крупного бизнеса: финансовые и информационные возможности наших предпринимателей очень серьезны. Особенно в регионах, где велико влияние крупного бизнеса. Используя эти средства, государство уже сегодня может изменить ситуацию. Ведь еще в 2002 году 37% украинцев поддерживали вступление страны в НАТО.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно