Алексей МАЛАШЕНКО: «Мы обречены на такого рода теракты»

2 апреля, 2010, 15:50 Распечатать Выпуск №13, 2 апреля-9 апреля

В России уже давно не обращают внимания на теракты на Северном Кавказе. Сообщения в сводке информационных известий о взрывах и убийствах стали настолько привычными, что зачастую даже не являются топ-новостью...

В России уже давно не обращают внимания на теракты на Северном Кавказе. Сообщения в сводке информационных известий о взрывах и убийствах стали настолько привычными, что зачастую даже не являются топ-новостью. Но взрывы в московском метро, унесшие жизнь 39 человек, шокировали многих россиян, вновь ощутивших свою незащищенность перед террористами: как и в 1995-м, 1999-м и 2004-м, они почувствовали, что террор может коснуться каждого. Эмир самопровозглашенного Имарата Кавказ Доку Умаров, взявший на себя ответственность за организацию взрывов в московской подземке, заявляет, что теракты на территории России будут продолжаться: лидер сепаратистов считает российских граждан ответственными за политику Кремля на Северном Кавказе. А это означает, что, несмотря на победные реляции об устранении лидеров местных исламистов, ситуация в северокавказском регионе остается крайне опасной, и происходящее там влияет на всю страну и безопасность российских граждан: террористы по-прежнему способны проводить свои акции где угодно, в том числе в Москве.

По просьбе «ЗН» член научного совета Московского центра Карнеги, эксперт по Северному Кавказу Алексей МАЛАШЕНКО предложил свое видение происшедшего.

— Алексей Всеволодович, существуют разные версии относительно организаторов терактов в московском метро. Одни подозревают северокавказских исламистов. Андрей Илларионов в своем блоге недвусмысленно говорит о российских силовиках. Какова ваша версия?

— Я не верю, что это дело рук российских спецслужб. Это из серии якобы Буш взорвал башни-близнецы 11 сентября.

Причины московских терактов кроются в общей ситуации на Северном Кавказе. Сейчас Москва пытается выстроить новый курс. Если обстановка улучшится, а уже появились некоторые признаки этого, то постепенно будет сужаться и база радикалов. Поэтому теракты, во-первых, некий ответ экстремистов на новую политику Кремля, стремление ухудшить ситуацию. Во-вторых, это месть за убийство силовиками лидеров кавказского исламизма Саида Бурятского и Анзора Астемирова. Впрочем, эти теракты готовились заранее, и экстремисты осуществили бы их вне зависимости от того, устранили спецслужбы кого-нибудь или нет. Они просто использовали обстоятельства, вызванные убийством авторитетных исламистов.

Если существует феномен терроризма, то мы обречены на такого рода теракты. Предотвратить их невозможно: рано или поздно они будут повторяться. Другое дело — с какой интенсивностью и где.

— Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев заявил, что следствие в числе прочих версий отрабатывает и «грузинский след»… Есть ли основания подозревать грузин?

— Саакашвили вспоминают всегда. Если не в связи с терроризмом, то с чем-то другим… Что по этому поводу можно сказать? Экстремисты ходят повсюду. Не думаю, что кто-то кого-то специально послал в Россию. Зачем это нужно Саакашвили?

— Вслед за трагедией в московском метро прогремели взрывы и в Кизляре. И эти теракты не последние в регионе. События в Москве могут повлиять на решение северокавказской проблемы?

— Если Медведев и Путин всерьез решили каким-то образом переломить ситуацию на Северном Кавказе, то они должны как минимум сократить силовую составляющую. А их сейчас провоцируют на ее усиление. Так что очень любопытно, как отреагирует власть.

— Может быть, лучшим решением проблемы было бы предоставление независимости республикам Северного Кавказа?

— О сепаратизме речь не идет: Северный Кавказ не хочет независимости. Поверьте мне: люди там хотят жить вместе с Россией. Без нее они себя не мыслят. Но центральную власть, московских чиновников они терпеть не могут. И позиция очень многих людей, особенно в Дагестане, Ингушетии, Чечне, такова: это власть мешает нам жить нормально. Поэтому давайте жить в рамках России, но по своим кавказским обычаям, по исламским законам.

— Московские теракты будут иметь внутриполитические последствия?

— Значительных — нет. После захвата заложников в бесланской школе в 2004-м были отменены выборы губернаторов. Сейчас, полагаю, такой вариант вряд ли возможен, потому что в последнее время в России наметилась, так сказать, тенденция к гласности: Медведев стал выглядеть несколько более либеральным, люди из его окружения подготовили проект обустройства России. Открыто называются политики, притом высокого ранга, которые поддерживают модернизацию. Причем не только экономическую, но и политическую. Последние местные выборы показали, что как минимум было отдано распоряжение не давить те партии, которые представлены в Госдуме. Конечно, эта оппозиция условная. Тем не менее «Единая Россия» получила намного меньше голосов, чем раньше. В этих условиях я не вижу предпосылок к изменению. Даже исходя из путинской логики, ничего не должно произойти.

— То есть ужесточения режима не будет?

— Думаю, нет.

— Взрывы отразятся на политической судьбе Медведева и Путина?

— Теракты — не главное в их судьбе и в их личных отношениях. Но по Путину это, безусловно, удар. И ему припомнили фразу «замочим в сортире»: «Московский комсомолец» вышел с большой статьей Александра Минкина под заголовком «Восставшие из сортира». С другой стороны, Путин проиграл битву, но не войну.

— Взрывы в Москве шокировали россиян. В то же время, когда теракты происходят в Назрани, Махачкале, то российское общество в целом воспринимает это очень спокойно…

— Да, абсолютно верно. Это наша политическая культура: по русской традиции, по восточнославянской традиции, цена жизни не так уж велика. А в Советском Союзе мы тем более к этому привыкли. И после первых соболезнований шок проходит. И потом, нельзя постоянно жить в состоянии стресса. Так можно с ума сойти. Я вот езжу на метро несколько раз в течение дня. Сейчас люди притихли, видно, как глазами шарят по вагону, а не едет ли там шахидка. Но это пройдет, точно так же, как это прошло после других терактов…

— Взрывы в Москве повлияют на рост ксенофобии в России?

— Хороший вопрос. У нас уже избили двух женщин неславянского вида… Здесь очень много зависит от властей и СМИ. Прошлые события, даже захват школы в Беслане, не привели к росту ксенофобии. Сейчас я этого тоже не вижу: громкого крика «Бей кавказцев!» пока нет. Думаю, что обойдется.

— Московские теракты скажутся на подготовке сочинской олимпиады?

— Безусловно. Понимаете, если власти не могут гарантировать покой в Москве, то как быть с Сочи? Тем более что среди части мусульман, особенно черкесов, уже ведутся разговоры о том, что эта олимпиада на костях: в районе Сочи в XIX веке проходила депортация этого народа. И в Красной Поляне есть кладбище. Я недавно был в Карачаево-Черкесии. Там не то чтобы все грозятся сорвать олимпиаду, но у многих присутствует ощущение, что неуместно проводить там игры. Поэтому я считаю, что, с точки зрения, безопасности Сочи — не самое лучшее место.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно