Афганский капкан Барака Обамы

13 марта, 2009, 18:24 Распечатать

Для новой администрации Белого дома сегодня нет более важной внешнеполитической проблемы, чем Афганистан...

Для новой администрации Белого дома сегодня нет более важной внешнеполитической проблемы, чем Афганистан. Еще во время своей избирательной кампании Барак Обама критиковал республиканскую администрацию Джорджа Буша-младшего за то, что она переключила внимание общественности на Ирак, в то время как лидер «Аль-Каиды» Усама бин Ладен скрывается где-то у талибов на афгано-пакистанской границе. Как с горечью замечает американский президент, Соединенные Штаты проигрывают в войне, которая начиналась для них так успешно. А это удар не только по престижу Америки. Поражение сил коалиции в борьбе с международным терроризмом приведет к новому хаосу в Афганистане, а значит, и к дестабилизации ситуации во всем Центральноазиатском регионе. Поэтому Вашингтон намерен преломить ситуацию.

Для этого администрация демократов прикладывает все усилия, для начала вырабатывая новую стратегию действий. Обама назначил известного американского дипломата Ричарда Холбрука своим спецпосланником по Афганистану и Пакистану, а ради транзита через российскую территорию грузов для солдат коалиции Вашингтон согласился на восстановление работы Совета Россия–НАТО. Но велика вероятность, что, не выбравшись из афганского капкана, мировое сообщество еще больше застрянет в нем, как ранее это случилось с Советским Союзом…

В Афганистане сегодня идет бесконечная гражданская война. Движение «Талибан», которое еще несколько лет назад казалось разгромленным, набирает силу не только на юге страны, но и в центральных провинциях. По словам главы афганского МВД Мохаммада Ханифа Атмара, боевики активно действуют в 17 из 34 провинций. Интенсив­ность боевых действий только возрастает: талибы успешно совмещают партизанскую тактику борьбы с террористическими актами против войск афганского правительства и международных сил по содействию безопасности в Афганистане (ISAF). В результате американцы несут серьезные военные потери: начиная с октября 2001-го около шестисот американских солдат были убиты, а более двух с половиной тысяч получили ранения.

Причиной роста популярности талибов ста­ла не сила убеждений проповедников-фундаменталистов — в стране растет недовольство солдатами из ISAF. От их случайного огня погибает много мирных жителей. А это, кстати, негативно отражается и на рейтинге популярности Ха­мида Карзая, которого многие афганцы считают американской марионеткой. Да и сами действия центрального правительства вызывают протест. И не потому, что правительство Карзая не способно сдержать коррупцию: для афганского общества в порядке вещей решать проблемы посредством бакшиша. А вот попытки властей ограничить наркобизнес вызывают куда более серьезное недовольство: для миллионов афганцев, проживающих за чертой бедности, выращивание опиумного мака является единственным средством к существованию.

Пытаясь найти рецепт действий, способных стабилизировать ситуацию в Афганистане и окончательно покончить с «Талибаном», администрация Барака Обамы пересматривает стратегию республиканцев в этой стране. В 2001 году Соединенные Штаты были ориентированы на военную победу и формирование правительства, способного провести в Афганистане экономические и демократические реформы. Одновременно с привлечением средств для восстановления экономики Вашинг­тон и его союзники занимались подготовкой афганских сил безопасности. Однако по мере возрождения движения «Талибан» и активизации его членов, администрация Буша-младшего остановилась именно на силовом варианте. Этим объясняется и решение США значительно увеличить свой контингент в Афганистане, а также призыв к членам антитеррористической коалиции (в том числе и к Украине) увеличить численность своих солдат как в военной, так и в гуманитарной сферах.

Но эта стратегия не привела к столь желаемой победе. Потому хотя Вашингтон и намеревается отправить в Афганистан дополнительно семнадцать тысяч солдат, нынешняя администрация Белого дома ищет и другие пути решения проблемы, более комплексные. Один из них — сотрудничество с умеренными талибами, о чем на днях заявил Барак Обама. Такой политический союз может стать частью долгосрочного урегулирования афганского кризиса. Ведь удалось же американцам стабилизировать ситуацию в Ираке после того как войска коалиции смогли создать союз с противниками «Аль-Каиды» — суннитскими боевиками. Да и Лондон уже не раз предлагал Вашингтону рассмотреть вариант «раздела власти» с талибами.

Однако ситуация в Афганистане значительно отличается от иракской. Хотя бы тем, что в этой стране традиционно слабая центральная власть, и правительство Карзая лишь формально контролирует многие провинции и проживающие там племена. В самой стране идет постоянный межэтнический конфликт между пуштунами и проживающими на севере и западе узбеками, таджиками, туркменами и хазарейцами. К тому же на происходящее в Афганистане сильное влияние имеет Пакистан: пакистанская разведка имеет давние связи с «Талибаном». И потому от отношений Исламабада с талибами зависит очень многое в Афганистане. Впрочем, это движение и само оказывает влияние на политику Исламабада.

В самом Пакистане проживает много пуштунов. И территории, которые они населяют, не контролирует центральное правительство. Это способствует передвижению талибов из одной страны в другую. Именно в Пакистане находятся лагеря талибов и религиозные школы — медресе, где готовится пополнение для фундаменталистского движения. В самом же Пакистане в конце 2007-го местные группы талибов объединились в организацию «Техрик Талибан-и-Пакистан» («Движение талибов Пакистана»), которую возглавил Бейтулла Мехсуд. Целями «Техрик Талибан-и-Пакистан» является борьба против войск коалиции в Афганистане, введение законов шариата и активное противостояние пакистанской армии. Чтобы как-то стабилизировать ситуацию в стране, пакистанские власти достигли с лидерами местных талибов соглашение о введении шариатских судов в Свате — оплоте боевиков «Техрик Тали­бан-и-Пакистан». Любопытно, что глава Пентагона Роберт Гейтс считает: Вашингтон, возможно, был бы не против, если б афганские власти заключили соглашение с талибами, подобное недавнему перемирию в Пакистане…

Поэтому еще один элемент сегодняшней стратегии Вашингтона — расширение сотрудничества с Исламабадом в борьбе с талибами. Этого удалось достичь лишь в последнее время. И то, благодаря угрозам Белого дома лишить Пакистан американской финансовой помощи. Вот почему хотя Исламабад и выражает протест против нанесения ракетных ударов по расположенным на его территории лагерям талибов и действий американского спецназа, пакистанские власти не предпринимают никаких резких шагов. Пока же Соединенные Штаты проводят подготовку к крупномасштабной наземной операции сил коалиции в восточных районах Афганистана и пакистанских провинциях Вазиристана весной—летом 2009 года. По мнению ее разработчиков, эта военная операция должна завершиться окончательным разгромом движения талибов и «Аль-Каиды».

Подготовка к вазиристанской операции во многом определила и день проведения в Афганистане президентских выборов. Одно время говорили, что выборы пройдут в мае или в апреле, поскольку существовала опасность возникновения «вакуума власти», если голосование пройдет в августе страна практически три месяца была бы без президента. Для Афганистана это означало бы серьезный политический кризис, который привел бы к росту внутриэлитных и межклановых противоречий и, в конечном счете, к дестабилизации ситуации. Но на днях независимая избирательная комиссия страны приняла решение о проведении предстоящих президентских выборов 20 августа. Хамид Карзай согласился с этой датой, попутно отметив, что он не допустит «вакуума власти».

Противники раннего голосования говорили, что власти и силы коалиции не сумеют обеспечить безопасности избирательной кампании и выборов. Основная часть дополнительных сил, которые должны направить в Афганистан Соединенные Штаты, прибудут к концу июля. Именно тогда, как считают в руководстве коалиционными силами, в стране будет достаточно войск, чтобы не допустить срыва голосования талибами.

При этом фигура Хамида Карзая остается ключевой в урегулировании афганской проблемы. Пусть многие афганцы считают его американской марионеткой, а международное сообщество полагает, что его режим коррумпирован и не способен бороться с наркобизнесом. Но в Афганистане также хорошо понимают, что этому пуштуну пока нет альтернативы. «Карзай создал нынешнюю афганскую государственно-политическую систему, именно по отношению к нему позиционируют себя современные афганские, западные и иные политики», — полагает эксперт российского Центра изучения современного Афганистана Андрей Семенко. Этот афганский политик достаточно гибок и умеет приспосабливаться к ситуации, лавируя между различными военно-политическими и религиозными группами. И он приложит все усилия для того, чтобы сохранить целостность страны.

Сам Карзай поддержал предложение Барака Обамы о перемирии с представителями умеренных талибов, отметив, что его администрация давно выступает за контакты с частью вооруженной оппозиции, не связанной с террористической деятельностью. По словам афганского лидера, единственный путь для дальнейшего развития Афганистана — заключение мира с некоторыми членами талибов. Впрочем, не все разделяют точку зрения президента: идея диалога с талибами неоднократно вызывала критику внутри Афганистана. И ряд афганских политиков считают, что переговоры со сторонниками «яростных мулл» должны вестись только с позиции силы. 

Пока же представители фундаменталистского движения отвергают предложения Барака Обамы о переговорах с умеренными талибами. По словам представителя «Талибана» Забиуллы Моджахеда, «никаких переговоров ни с кем не будет до тех пор, пока иностранные войска не согласятся покинуть территорию Афганистана». «Нет ни умеренных талибов, ни сторонников жесткого курса. Все талибы одинаковы и полностью объединены под руководст­вом муллы Омара», — заявил он. Впро­чем, Моджахед выдает желаемое за дейст­вительное: внутри «Талибана» уже давно происходят невидимые постороннему глазу конфликты. И самый серьезный из них — противостояние между лидером афганских талибов муллой Омаром и вождем пакистанских талибов Бейтуллой Мехсудом. По оценке экспертов, наметившийся «конфликт поколений» в «Талибане», между «старыми» лидерами движения и «новыми командирами» может стать самым опасным для движения «яростных мулл». А это увеличивает шансы международного сообщества на победу в войне с «Талибаном» и решение афганской проблемы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно