АДМИНИСТРАТИВНАЯ РЕФОРМА — ДВИЖЕНИЕ ПО КРУГУ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТИ

8 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Один из обобщающих выводов пятилетней деятельности Счетной палаты Украины говорит о том, что почти половина средств государственного бюджета ежегодно используется крайне неэффективно...

Один из обобщающих выводов пятилетней деятельности Счетной палаты Украины говорит о том, что почти половина средств государственного бюджета ежегодно используется крайне неэффективно. Основная причина столь нерациональных трат — неэффективная система государственного управления, ее громоздкость и несовершенство, серьёзные противоречия практически во всех подсистемах.

Именно такое положение, а также отсутствие системы профессионального управления социально-экономическими процессами в государстве привели к острейшему финансовому кризису осенью 1998 года и являются основным тормозом в проведении социально-экономических, да и политических реформ. И это вполне закономерно. История не знает примеров решения сложных социально-экономических задач в демократических государствах в условиях неэффективной системы власти.

Сегодня для многих очевидно, что сложнейшая социально-экономическая ситуация в Украине вызвана не столько действиями отдельных личностей (что также имеет место), сколько неверным построением системы государственной власти и управления народным хозяйством, чрезмерным разбуханием ее аппарата, порождающим неуправляемость.

Статистика безапелляционно зафиксировала конечный результат этого процесса: численность органов исполнительной власти (без местных администраций) в 1992 году составляла 63,8 тыс. человек, а в 2001-м — 170 тыс.

Нельзя сказать, что этим процессом никто не пытался управлять, оставляя его без внимания. Только в течение 1994—1999 годов было принято свыше 100 указов Президента Украины и около 300 постановлений Кабинета министров по упорядочению количества органов исполнительной власти и численности их работников. Постоянные смены правительства не только не улучшили ситуацию в государстве, но еще более обострили противоречия в экономической политике, управлении социально-экономическими процессами.

Стало очевидным, что без проведения всеобъемлющей административной реформы движения страны по пути выхода из кризиса не будет.

Официальная точка отсчета начала административной реформы в Украине — 7 июля 1997 года. В этот день указом Президента была создана Государственная комиссия по проведению административной реформы. Ровно через год, в июле 1998-го, была утверждена Концепция административной реформы, реализация основных положений которой направлена на обеспечение реформирования системы государственного управления, создание условий для строительства демократического, социального и правового государства, утверждение, обеспечение и защиту прав всех граждан страны.

Целью административной реформы является формирование эффективной, прозрачной и подконтрольной народу системы государственного управления, расходы на содержание которой будут адекватны финансово-экономическому состоянию государства. Преобразования в этой сфере призваны обеспечить в Украине перестройку системы государственного управления всеми сферами общественной жизни. Думаю, что такую идеологию, такой замысел реформирования нельзя не поддержать и не вспомнить слова поэта: «Я наших планов люблю громадьё». Но… с другой стороны, важнейшим является практическое воплощение в жизнь этой идеологии, планов.

А наша история подтверждает, что во многих крупных делах разрыв между идеей и практикой бывает весьма существенным. На деле от хорошей идеи, хорошего замысла порой почти ничего не оставалось. Это нам присуще, это мы научились делать очень хорошо.

Прошло уже более четырех лет с начала проведения административной реформы — срок, незначительный для истории, но достаточно большой для формирования качественно новой системы государственного управления. Думаю, пришло время подводить итоги (хотя бы промежуточные) и оценивать полученные результаты. Но сначала назову всех тех, кто был определен ответственным за проведение административной реформы в стране указами Президента Украины: вице-премьер-министр С.Тигипко, затем первый вице-премьер Ю. Ехануров (отвечал за вопросы реформирования центральных органов исполнительной власти), главы администрации Президента Е.Кушнарев, Н. Белоблоцкий (отвечал за вопросы реформирования местных органов власти и органов местного самоуправления), опять Ю.Ехануров, В.Литвин. Извините, если кого-то не назвал!

В указе Президента «О первоочередных мероприятиях по проведению в Украине административной реформы» были определены все основные задачи на 1998-й и первое полугодие 1999 года. Поручения по их выполнению напрямую были даны, в основном, Кабинету министров. Работа закипела. Все мероприятия, сроки выполнения которых закончились согласно указу в 1998 году и втором квартале 1999-го, выполнены только на 50%. Это позволяет оценить уровень исполнительной дисциплины в государстве. Но главной особенностью принимаемых на самом высоком уровне решений о проведении административной реформы были прежде всего их декларативность и неконкретность.

В таких условиях работа может длиться и будет длиться бесконечно долго, но безрезультатно и без всякой ответственности.

Примечателен и тот факт, что председатель Государственной комиссии по проведению административной реформы играет, по сути, парадную роль (функции комиссии выполняет аппарат технического обеспечения, созданный Кабмином). Леонид Макарович Кравчук так оценил на пресс-конференции работу комиссии: «Идет наработка знаний…», в то время как голос из зала продолжил: «...по иностранному туризму». И это была горькая правда. В состав Государственной комиссии и рабочих групп по проведению административной реформы фактически не вошли ученые, представители общественности, которые хорошо знают эту проблему. Чиновники самого среднего уровня и на этот раз «приватизировали» разработки и сам процесс реформирования, исключив из него даже Верховную Раду.

В результате главное внимание при реформировании уделялось сокращению численности работающих в административных органах и расходов на их содержание. Хотя Концепция административной реформы предусматривает проведение структурной реорганизации органов исполнительной власти, избегая механического сокращения численности управленческих кадров, если это не является результатом совершенствования управления.

В процессе реформирования центральных органов исполнительной власти четко не определялся механизм передачи функций ликвидированных органов госуправления вновь созданным. Как следствие, имели место: дублирование полномочий в отдельных органах исполнительной власти; создание органов, действующих в течение непродолжительного времени. Ликвидация отдельных органов еще не означала, что они действительно ликвидировались, поскольку некоторые были переименованы, другие приобретали статус центрального органа исполнительной власти более низкого уровня. При этом их функции не менялись.

Но расходы на содержание органов государственного управления стремительно росли. Законом «О Государственном бюджете Украины на 1999 год» по сравнению с 1996 годом (до начала реформы) они были увеличены в два раза и составили 1,06 млрд. гривен. Закон «О Государственном бюджете Украины на 2000 год» вновь предусматривает увеличение — в 1,9 раза по сравнению с 1999-м.

Значительно возросла численность работников финансовых и фискальных органов, а также расходы на их содержание. Так, в 1999 году объем утвержденных расходов на содержание органов в 2,4 раза превысил расходы на содержание всех министерств, других центральных органов исполнительной власти и их местных органов.

Работа кипела, все были при деле, и Кабинет министров с пафосом информировал общественность о «достижениях» в проведении административной реформы. Более того, когда Международный валютный фонд связал выдачу очередного транша кредитов с ходом административной реформы, тогдашний премьер-министр В.Пустовойтенко сделал заявление, прозвучавшее в свое время в прессе: Украина к определенной дате (к 20 ноября 1999 года — т.е. через две-три недели после заявления) проведет административную реформу. Цена таким словам очевидна, но трагизм ситуации — в полном непонимании смысла намеченных преобразований.

В декабре 1999 года начался очередной этап административной реформы. Учитывая, что полномочия и функции органов исполнительной власти не были регламентированы законом, Президент издал указы, которые упорядочили систему центральных органов исполнительной власти и утвердили схему их построения и взаимодействия. Для реорганизации указанных органов Кабинет министров создал 50 ликвидационных комиссий в органах центральной исполнительной власти. Были определены сроки их работы, которые, впрочем, ни одной комиссией не соблюдены, что дезорганизовало работу органов исполнительной власти и привело к неоправданным затратам бюджетных средств. Практически Кабинет министров на несколько месяцев превратился в штаб ликвидационных комиссий. Но в дальнейшем система центральных органов исполнительной власти и схема их взаимодействия еще не раз претерпевала изменения.

Траектории, по которым развивалась реорганизация органов исполнительной власти, можно проследить на таких примерах.

Указом Президента Украины от 15.12.99 № 1573 «Об изменениях в структуре центральных органов исполнительной власти» была предусмотрена ликвидация Государственного комитета Украины по материальным резервам и создание на его базе государственной акционерной компании, с подчинением ее Министерству экономики Украины. С целью обеспечения функционирования единой системы государственного материального резерва Указом Президента Украины от 27.06.2000 № 827 упразднялась государственная акционерная компания, а функции Госкомитета по материальным резервам возлагались на реорганизуемое Министерство экономики Украины. Постановлением Кабинета министров от 30.06.2000 № 1041 на базе ликвидированного Государственного комитета Украины по материальным резервам в составе Министерства экономики создан правительственный орган государственного управления — Государственное агентство по управлению государственным материальным резервом. В дальнейшем, учитывая стратегическое значение государственного материального резерва для обеспечения национальной безопасности Украины и с целью совершенствования государственного регулирования в этой сфере, Указом Президента от 07.08.2001 № 603 на базе указанного агентства образован центральный орган исполнительной власти — Государственный комитет Украины по государственному материальному резерву. Таким образом, этот орган исполнительной власти в течение 19 месяцев создавался, превращался в правительственный орган госуправления и снова воссоздавался как центральный. Как вы понимаете, эффективность его работы была нулевая, безответственность за результаты работы полная. А сколько судебных разбирательств впереди?

А вот другой поучительный пример. Указом Президента Украины от 15.12.99 № 1573 был ликвидирован Комитет Украины по монополии на производство и оборот спирта, алкогольных напитков и табачных изделий с передачей его функций Министерству финансов Украины. Постановлением Кабинета министров от 24.04.2000 № 690 в составе Министерства финансов образован Департамент регулирования производства и оборота алкоголя и табака, как правительственный орган государственного управления. Однако уже 11 июля 2001 года с целью реализации государственной политики в сфере производства и оборота спирта, алкогольных напитков и табачных изделий, повышения эффективности контроля в этой сфере, Указом Президента № 510 эта функция от Министерства финансов передана Государственной налоговой администрации Украины. Постановлением Кабинета министров от 07.08.2001 № 940 ликвидирован созданный в составе Министерства финансов Украины правительственный орган государственного управления — Государственный департамент регулирования производства и оборота алкоголя и табака. Численность работников Государственной налоговой администрации увеличена на 776 единиц, соответственно уменьшена численность Министерства финансов Украины. При этом переданная численность на 79 единиц превышает штатную численность ликвидированного департамента. Кроме того, количество легковых автомобилей, которые обслуживают Государственную налоговую администрацию увеличено на 60 единиц, без соответствующего уменьшения количества автомобилей, обслуживающих Министерство финансов и его местные органы.

Не буду подробно расписывать путь реорганизации центральных органов исполнительной власти, которые должны заниматься молодёжной политикой, семьёй, физической культурой и спортом, туризмом. Думаю, что в недалёком будущем он станет хрестоматийным примером безрезультатного движения по кругу, пустой тратой времени и бюджетных средств.

Стороннего наблюдателя эти постоянные изменения в структуре исполнительной власти, наверное, могут ввести в заблуждение, и он сделает вывод: в Украине неумолимо происходят процессы административного реформирования, которые подкрепляются все более совершенствующимся законодательством.

Тот, кто находится внутри исполнительной ветви власти, оценивает происходящие трансформации или как броуновское движение, или как процесс, подобный ежесуточным приливам-отливам (опять очередная кампания).

И только посвященные понимают: все, что подразумевается под процессами административной реформы, движется по замкнутой кривой, попросту закольцовано. Работа выполняется с заданной скоростью, а пройденное расстояние — ноль. Ибо скорость по вектору постоянно меняется таким образом, чтобы привести «тело» реформы к исходной точке. А ведь понятно, что подобного рода реорганизации лишь дезорганизуют работу ведомств.

Одно из важнейших направлений административной реформы — формирование новых финансово-экономических основ функционирования государственного управления. Именно это направление в первую очередь отслеживает Счетная палата. Результаты мониторинга говорят о постоянном росте расходов на содержание органов исполнительной власти, не адекватном состоянию экономики и возможностям государственного бюджета. Существующая система финансового обеспечения госаппарата не способствует экономному и эффективному расходованию бюджетных средств и не обеспечивает соблюдение принципа прозрачности бюджетных расходов.

Средства на реализацию административной реформы в государственном бюджете отдельной строкой не выделяются. Проведенные Счетной палатой проверки показали: реорганизация органов исполнительной власти осуществляется за счет средств, предусмотренных на их текущее содержание, что не дает возможности определить объем реальных затрат на проведение административной работы, искажает данные об объемах расходов на содержание органов исполнительной власти, способствует неконтролируемому расходованию средств.

В 2000—2001 годах в практику вошло принятие Кабинетом министров постановлений, разрешающих, в нарушение закона, финансирование расходов по содержанию органов исполнительной власти за счет уменьшения расходов по другим разделам функциональной классификации бюджетных расходов.

Тенденция роста доли расходов на содержание органов исполнительной власти в общем объеме расходов государственного бюджета приобрела уже устойчивый характер, несмотря на пять указов Президента Украины, изданных с целью обеспечения экономного и эффективного использования бюджетных средств. Сохраняется она и в госбюджете на 2002 год.

Только за 2000—2001 годы утвержденные объемы расходов общего фонда государственного бюджета на содержание органов исполнительной власти увеличились в 2,5 раза. Темп прироста этих расходов в 2001 году к 2000-му опережал темп прироста общего объема расходов государственного бюджета Украины в 2,6 раза.

Объемы капитальных расходов органов исполнительной власти в 2001 году по сравнению с 2000-м увеличены на 100 млн. грн., или в 1,6 раза.

К сожалению, в реформировании местных госадминистраций, переведенных на финансирование из государственного бюджета с 1997 года, наблюдается та же картина.

Результаты проведенного Счетной палатой в прошлом году анализа выявили отсутствие взаимосвязи между численностью работников местных госадминистраций и населения, проживающего на определенной территории. В расчете на 10 тыс. жителей в Украине приходится в среднем 13 работников госадминистраций. Однако в Кировоградской области на такое же количество людей приходится 21 работник местных госадминистраций, в Тернопольской — 20, Волынской и Черновицкой — по 19, тогда как в Донецкой — пять, Днепропетровской — восемь, Луганской и Львовской — по девять работников.

Комментарии излишни. Но это отдельная тема. Ведь есть ещё и концепция региональной политики.

Неконтролируемый рост расходов на государственное управление будет продолжаться и не даст должной отдачи до тех пор, пока не произойдет настоящего реформирования системы госуправления и не будет установлена взаимосвязь между ресурсами, выделяемыми органами исполнительной власти для реализации их полномочий, и конкретными результатами их деятельности.

Правовые основы для этого заложены в статье 22 Бюджетного кодекса, которой установлено, что главный распорядитель бюджетных средств обязан разрабатывать план своей деятельности в соответствии с утвержденными функциями, исходя из необходимости достижения конкретных результатов за счет выделенных ему бюджетных средств.

Определение оптимальных для Украины количества и структуры органов исполнительной власти является одной из наиболее сложных проблем административной реформы. Причем структурная реорганизация этих органов, в соответствии с требованиями Концепции, должна проводиться на основе предварительного уточнения и изменения их функций.

А что же с функциями министерств? При преобразовании министерства в комитеты, а комитетов — в агентства или опять в министерства происходит слияние (или разделение) центральных органов исполнительной власти. На свет появляются главные (ведущие) органы в системе центральных органов исполнительной власти.

Задачи, решаемые главными (ведущими) министерствами среди прочих (но не последних) центральных органов исполнительной власти, становятся все более расплывчатыми, и среднему гражданину совершенно не понятными. Что это значит? Например, Минэкономики и вопросам европейской интеграции — главное (ведущее) министерство среди прочих центральных органов — не «формирует», «не создает», «не реализует», а «принимает участие» или «участвует», а также «вносит предложения». Тогда необходимо спросить: а кто же в таком случае возглавляет реформирование экономики там, где это министерство «принимает участие» или кому это главное (ведущее) министерство вносит предложения?

Таких основных задач у Минэкономики восемь из пятнадцати, установленных ему указом Президента Украины.

Наверное, по этой причине в отчеты Минэкономики включается информация об очередных успехах на ниве внешнеэкономической деятельности: только за первое полугодие 2001 года торгово-экономическими миссиями проведено 2000 бизнес-форумов, конференций, встреч и переговоров на всех уровнях. Впечатляет? Но сколько это стоит!

Подобное касается прежде всего осуществления налоговой политики, которая до 1999 года относилась к функциям Государственной налоговой администрации.

В соответствии с указом Президента Украины от 26.08.99 г., это функция Министерства финансов. Именно оно теперь наделено полномочиями, связанными с проведением единой государственной налоговой политики, направленной на реализацию задач экономического и социального развития страны, координацию деятельности центральных органов исполнительной власти по обеспечению своевременного и полного поступления в государственный и местные бюджеты.

Об эффективности реализации этих полномочий можно судить хотя бы по двум примерам: судьба проекта многострадального Налогового кодекса и администрирование платежей в бюджет.

Исторически сложилось так, что профессиональный потенциал работающих в сфере налогового законодательства сосредоточен в налоговой службе. Поэтому Минфин, получив права осуществления налоговой политики, не смог в сжатые сроки подкрепить их критической массой специалистов-практиков. Отсюда и все топтание на месте в разработке налогового законодательства. Я не пытаюсь хоть как-то реабилитировать И.Митюкова — это констатация факта.

Ситуация с администрированием платежей уже целое десятилетие остается неотрегулированной. Одни платежи взимаются Государственной налоговой администрацией, другие — Государственной таможенной службой, третьи — Фондом госимущества.

По предварительным результатам исполнения госбюджета за прошлый год, Государственная налоговая администрация не обеспечила поступление 1 млрд. 376 млн. гривен налога на добавленную стоимость. Кроме этого, налогоплательщикам не возвращено более 4 млрд. гривен НДС.

По платежам, которые администрируются Государственной таможенной службой, не поступило 202,6 млн. гривен.

Фондом государственного имущества сорвано выполнение программы приватизации — непоступление в бюджет 3,7 млрд. гривен послужило главной причиной его невыполнения.

Однако Минфин, отвечающий за исполнение бюджета, не вправе влиять на эти службы, поскольку они ему не подвластны и, образно говоря, находятся в положении некоторых персон, которые царствуют, а не правят. Но реорганизации продолжаются.

В этом и заключается мудрость государственного аппарата, который всеми доступными и недоступными методами подталкивает руководство страны к метаморфозам. Все очень просто. При постоянных изменениях статуса и полномочиях государственного органа никто ни за что не отвечает. Почему? Виновных нет, да и не может быть. Не успевают ликвидационные комиссии начать работу, а им уже надо ее «сворачивать» в связи с восстановлением структуры. При разделении или слиянии министерств, ведомств или комитетов имущество передается, списывается или вообще растворяется в пространстве и времени.

Но это только цветочки. Еще интереснее обстоят дела с ведомственными программами действий (а их около 1,5 тыс.), вернее, с невыполненными программами, поручениями, нерешенными задачами, которые в связи с небольшим жизненным циклом министерства или комитета просто не могут быть решены временщиками от государственного управления. Посудите сами: процесс захода на посадку в руководящее кресло, затем краткий период вхождения в задачи министерства и тут же — реорганизация (или команда «на взлет»). На приобретение профессиональных навыков человек затрачивает, как правило, около трех-пяти лет своей жизни. Для становления профессиональной школы требуется уже около пяти-семи лет. А этого времени нет.

Главное, что все процессы происходят с целью «повышения эффективности системы управления государством». О стоимости этих процессов для бюджета мы уже говорили.

Есть еще и другие потери, просчитать которые невозможно, а устранить просто необходимо:

— потеря доверия человека, гражданина, предпринимателя к системе государственного управления;

— падение международного авторитета государства. Ухудшение инвестиционного климата;

— противоречия в национальном законодательстве и его системная незавершенность.

На сегодня без преувеличения можно сказать, что в деле проведения административной реформы Украина, пользуясь строительной терминологией, не вышла даже на нулевой цикл. Из всех составляющих административной реформы, намеченных в ее концепции, практически выполнено мучительно мало.

Формируя идеологию административной реформы в Украине, специалисты любят ссылаться на опыт других государств. Но прежде чем ссылаться на этот опыт, а тем более применять его на практике, необходимо как следует разобраться в особенностях своей страны, установить ее отличие, особенно в части построения системы государственной власти.

Главное отличие западных административных реформ от украинской заключается в том, что там, в условиях отлаженной системы государственной власти, которая складывалась и совершенствовалась на протяжении десятилетий, не требуется осуществлять коренные преобразования. Необходимы только отдельные улучшения, вызванные сменой правительств, изменением обстоятельств, ситуации в стране и т.п.

В Украине структура государственной власти создавалась, включая и социалистический период ее развития, не системно, а на основе определенных интересов, соображений, понимания ее сути высшими должностными лицами.

После распада Советского Союза и обретения Украиной независимости, изменения общественно-политической системы сразу начался процесс преобразования и создания собственной новой системы государственной власти и ее организационных структур. Но осуществлялось это, как и в социалистический период развития государства, на основе соображений высших должностных лиц, без серьезных научных обоснований, без какого-либо публичного обсуждения. Наука и общественность к решению этой проблемы никогда не допускались.

При проведении административной реформы нельзя игнорировать ст. 92 Конституции Украины, где записано: «виключно законами України визначається організація і діяльність виконавчої влади». Но на эту статью пока никто не обращает внимания.

Только в августе 2001 года Кабинетом министров утверждена программа, предусматривающая разработку в течение 2002—2004 годов научной методики осуществления функционального анализа и мониторинга эффективности деятельности органов исполнительной власти. Ее реализация позволит определить критерии оценки деятельности указанных органов. При этом отмечено, что целостная научная программа должна стать основой для определения направлений реформирования системы госуправления, а полученные в ходе исследований результаты повлияют на структуру и функционирование всей административной системы. Всё это правильно. А до этих пор реорганизация органов исполнительной власти и изменение их полномочий проводились бессистемно, без соответствующего научного обеспечения? Так чем же мы занимались?

Очередным шагом в проведении в нашей стране административной реформы стало введение указом Президента Украины института государственных секретарей на уровне Кабинета министров и отдельных министерств.

Сама по себе идея выделения должностных лиц, назначаемых на срок полномочий Президента Украины, которые отвечают за организационное, экспертно-аналитическое, правовое, информационное, материально-техническое и прочее обеспечение деятельности Кабмина и министерств, можно было бы только приветствовать. Ведь практика государственного строительства минувших лет свидетельствует о частой смене правительств, почти всегда сопровождавшейся коренной ломкой аппаратов Кабмина и отечественных министерств, сменой уже наработанных подходов, способов и методов работы.

Казалось бы, можно было только порадоваться наступающей стабильности в системе государственного управления. Однако подобный подход создает в Кабмине и министерствах два разноустойчивых (а возможно, и разнополярных) полюса. С одной стороны — премьера и министров, превращающихся исключительно в политические фигуры и подверженных опасности быть замененными в любой момент в зависимости от объективных, а часто и субъективных причин. А с другой — непотопляемых (по крайней мере, на срок полномочий Президента Украины) госсекретарей. Кто же в доме хозяин?

Кроме того, следует подчеркнуть, что цель, преследуемая введением института госсекретарей, — совершенствование государственного управления, обеспечение эффективной деятельности Кабмина, министерств, других органов исполнительной власти, а также их аппаратов, — определяется не только его «незыблемостью». Наверное, в большей мере подобные цели могут быть достигнуты лишь путем качественного совершенствования работы этих важнейших государственных органов, благодаря уточнению их функций, улучшению форм и методов их деятельности. А пока призрачная незыблемость не толкнула ни одного госсекретаря баллотироваться в кандидаты народных депутатов, тогда как на этом маршруте наблюдается массовый поход членов правительства. К добру ли это?

Итак, формирование эффективной системы организации управления в государстве на центральном и местном уровне не состоялось. Это, как говорится, следствие. Более волнующими и важными сегодня являются другие вопросы — почему это произошло? Сколько ещё времени ходить по замкнутому кругу?

Любая потеря времени наносит ущерб государству, подрывает его устои. А Украина на пути реформирования и создания рыночной экономики, замены общественно-политического строя уже потеряла не один год. Достижения и положительны изменения в государстве несопоставимы с утраченными возможностями. Сегодня с каким-то упоением говорят о наметившихся в последнее время положительных изменениях в темпах роста и т.п. И упорно молчат о том, что для выхода по объемам производства валового внутреннего продукта на уровень хотя бы 1990 года потребуется не менее 20 лет.

Неэффективная система власти в стране сама тормозит изменения к лучшему. Большинство чиновников не заинтересованы в ее изменении, ибо при наличии четкого разграничения функциональных обязанностей и полномочий сразу станет видно, кто виноват в невыполнении своих обязанностей, в развитии негативных процессов. А это никому не выгодно. Ведь отвечать придется. Поэтому лучше, когда действует система коллективной безответственности, даже если при этом наносится огромный ущерб государству.

Для большей точности и убедительности можно добавить: любые трансформации в системе исполнительной власти, если они не меняют ситуацию в Украине к лучшему, являются неэффективными и бесполезными. Вывод из этого однозначен — эти изменения делаются не в интересах государства и народа, а в интересах конкретных лиц. Это порочный, бесперспективный и тупиковый путь построения государства.

Чиновникам самого высокого уровня выгодно иметь систему движения по кругу, а попросту — систему коллективной безответственности и круговой поруки. Имитировать реформы, а не проводить их. Но стране, людям это не выгодно. Время не ждет!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно