ЗАЩИЩАТЬ ИМУЩЕСТВО МОЖНО С ОРУЖИЕМ В РУКАХ ПРАВДА, ДАЛЕКО НЕ ВСЕ СУДЬИ С ЭТИМ СОГЛАСНЫ

28 апреля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

Действующий закон, принятый в 1993 году, предусматривая ответственность за превышение пределов необходимой обороны, предоставил гражданам значительно большую свободу выбора методов отражения нападения...

Действующий закон, принятый в 1993 году, предусматривая ответственность за превышение пределов необходимой обороны, предоставил гражданам значительно большую свободу выбора методов отражения нападения. К сожалению, до сих пор об этом известно далеко не всем. О чем свидетельствует, например, история, опубликованная в одной из местных газет под рубрикой «из зала суда». Подсудимый, мужчина лет 50-и, защищаясь от вооруженного ножом грабителя, нанес ему несколько ударов в голову и грудь. Злоумышленник упал, ударившись головой об асфальт, и остался лежать без движения. Решив, что убил нападающего, подсудимый закопал его. Через несколько дней, не выдержав мук совести и здраво, хоть и с опозданием рассудив, что был прав, поскольку защищался, пошел с повинной в милицию. Экспертиза установила, что, ударившись височной частью о бровку, нападающий потерял сознание. Умер закопанный живьем человек от удушья.

С большой долей вероятности можно предположить, что если бы один из участников произошедшего был четко осведомлен о своем праве на самооборону, он был бы на свободе, второй, по иронии судьбы превратившийся из насильника в жертву, остался бы в живых.

Что такое необходимая оборона и какими средствами человек имеет право защищать свой дом от незаконного вторжения? Некое подобие социологического опроса, проведенное среди друзей, коллег и просто малознакомых людей выявило, что среднестатистический гражданин имеет весьма смутное представление о пределах допустимой самообороны. Причем мнения разделились кардинальным образом и было даже высказано предположение, что приватизированную квартиру можно «оборонять» с помощью электрических «ловушек». Таким образом довелось еще раз убедиться, что граждане продолжают судить о своих правах и обязанностях, полагаясь на интуицию и инстинкты. Поэтому позволим себе напомнить несколько прописных истин.

Человек имеет право на необходимую оборону независимо от того, может ли он избежать нападения или обратиться к кому-то за помощью. То есть вас не обвинят в том, что вы дали отпор грабителю, вместо того, чтобы звать милицию. Закон не требует, чтобы защита осуществлялась тем же орудием, что и нападение. Ваши действия могут быть признаны необходимой обороной, если посягательство носит общественно опасный характер. Даже в том случае, если посягательство впоследствии не признают преступлением (например, нападение душевнобольного человека или подростка, который, ввиду нежного возраста, не может быть привлечен к уголовной ответственности) необходимая оборона в такой ситуации допустима. Так же, как и в случае неправомерных действий сотрудника правоохранительных органов.

Несмотря на то, что против предполагаемого или подготавливаемого нападения необходимая оборона недопустима, ожидать атаки противника вовсе необязательно: состояние необходимой обороны возникает при наличии реальной угрозы нанесения вам вреда. Переход орудия нападения к обороняющемуся сам по себе еще не свидетельствует о завершении нападения. Вместе с тем, «свернуть» оборону следует немедленно по окончании нападения.

При наличии времени, желания и реальной возможности можно попытаться (непосредственно после осуществления покушения, а не три дня спустя) задержать нападавшего и доставить его в компетентные органы. Такие действия также приравниваются к необходимой обороне.

В средние века необходимую оборону обосновывали Священным писанием. В ней идеологи тех времен видели скорее не право гражданина, а религиозную обязанность бороться с грехом. Римские юристы считали необходимую оборону естественным законом. А Жан-Жак Руссо усматривал в необходимой обороне возвращение человеку его естественного права на защиту. Права, которым он обладал в догосударственном обществе, а затем отдал его государству.

Подробнее о статье 15 Уголовного кодекса, которая предусматривает право граждан на необходимую оборону и соответствующей судебной практике «ЗН» попросило рассказать судью Верховного суда Украины Валентину Жук

— Валентина Ивановна, как вы расцениваете действующее законодательство, регламентирующее допустимые пределы необходимой обороны?

— Существующее законодательство достаточно для того, чтобы каждый гражданин имел реальную возможность осуществлять необходимую оборону.

Причинение вреда другому лицу при необходимой обороне исключает уголовную ответственность. В том случае, если пределы необходимой обороны были превышены, наступает уголовная ответственность, но это является смягчающим ответственность обстоятельством. Например, за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны предусматривается санкция до трех лет лишения свободы (статья 97 УК Украины).

— С какими проблемами вы сталкиваетесь в своей работе при применении статьи 15 УК?

— Прежде всего, эта статья не всегда добросовестно используется гражданами. Нередки случаи, когда после нанесения существенного вреда здоровью другого человека, тяжких телесных повреждений или совершения убийства подсудимый безо всяких оснований ссылается на то, что действовал в рамках необходимой обороны. Как правило, в делах данной категории, которые доходят до Верховного суда, бывает достаточно сложно разобраться. Ведь в тех случаях, когда самооборона в допустимых пределах очевидна, если есть достаточные подтверждения тому, что гражданин оборонялся от преступного посягательства, такие дела прекращаются еще на стадии следствия или судом первой инстанции выносится оправдательный приговор.

С другой стороны, закон говорит о том, что необходимая оборона допустима для защиты не только жизни, здоровья, но и имущества. Но на практике суды зачастую как-то очень трудно признают право лица на защиту своего имущества. В соответствующей статье УК говорится о защите не от нападения, а от общественно опасного посягательства. А общественно опасным посягательством может быть любое преступление. В связи с этим иногда неправильно квалифицируются действия защищавшегося или назначается суровое наказание без учета того, что действия гражданина были связаны с защитой своего имущества. Судье иногда тяжело согласиться или смириться с тем, что можно причинить ущерб здоровью или даже лишить человека жизни, защищая свое имущество. Так что защита от преступных посягательств собственности — это пока что проблемный вопрос. Видимо, тут дело в нашем менталитете.

Кроме того, иногда суды не признают право на защиту другого лица в порядке необходимой обороны. Хотя в законе прямо написано, что гражданин имеет право по собственной инициативе защищать от общественно опасного посягательства другого человека. Тем не менее, до нас доходили дела, по которым суды не признавали такое право. Так что подобные ошибки в судебной практике встречаются, и по тем делам, которые приходят к нам, мы их исправляем.

— Можно ли говорить о судебной статистике, касающейся такой категории дел?

— Не могу говорить обо всех судах, но в Верховном суде не было дела, по которому бы человек, действовавший, по его убеждению, в пределах необходимой обороны, был полностью оправдан. То есть, чтобы было установлено, что он действовал в состоянии необходимой обороны и не превысил ее пределов. Я не помню, чтобы Верховный суд, во всяком случае, в кассационном порядке, отменял такой приговор с прекращением дела. Бывало, Верховный суд признавал, что лицо находилось в состоянии необходимой обороны, но превысило ее пределы. Но вообще таких дел у нас единицы.

— Не могли бы вы привести конкретные примеры, характерные для данной категории дел?

— Ночью группа злоумышленников проникла во двор с целью похищения растений мака, произраставших на приусадебном участке. Хозяин — милиционер, находясь недалеко от непрошеных гостей, произвел два выстрела, сознательно целясь выше их голов, то есть с таким расчетом, чтобы дробь пролетела над ними. Но заряд попал в одного из членов компании, не рискнувших забраться в чужой огород и оставшихся ожидать товарищей неподалеку, возле соседнего нежилого дома. От полученных огнестрельных ранений в голову потерпевший умер в больнице. Стрелявший был осужден по статье 98 Уголовного кодекса. Этот приговор был опротестован заместителем председателя Верховного суда Украины. В соответствии с протестом, судебные решения по данному делу подлежали отмене, а дело — прекращению. В документе говорится, что суд безосновательно признал действия осужденного преступными по ряду обстоятельств. Он находился в доме с семьей, в том числе с малолетней дочерью и престарелой матерью. События происходили поздно ночью, в отдаленном от других жилых домов месте. В такой обстановке он не мог оценить намерения правонарушителей. Поэтому суд правильно признал, что осужденный имел право защищать себя, свою семью и имущество всеми средствами, в том числе и с применением оружия, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 15 УК не является преступлением применение оружия или любых других предметов, независимо от последствий, если оно осуществлено для защиты от нападения группы лиц. Тем более, что обороняясь от противоправного посягательства и имея право нанести вред злоумышленникам, он стрелял поверх их голов, не стремясь причинить вред их здоровью или жизни. Но за убийство по неосторожности лица, которое находилось за пределами его хозяйства, он осужден необоснованно. В протесте говорится, что нельзя согласиться с выводами суда о том, что, производя выстрелы в сторону злоумышленников, осужденный имел реальную возможность предусмотреть попадание в других лиц: в соседнем недостроенном доме никто не жил, а растущая на участке кукуруза ограничивала видимость. Вышестоящий суд, рассматривая протест, согласился с тем, что осужденный случайно поранил потерпевшего, и что в его действиях отсутствует состав преступления.

Другой пример. Подсудимый утверждал, что совершил убийство вследствие противоправного поведения потерпевшего. Суд не проверил полностью эти показания и приговорил его к 15 годам лишения свободы по статье 93. Впоследствии, после изучения дела высшей судебной инстанцией жалоба подсудимого была частично удовлетворена. Оказалось, что потерпевший давно состоял в конфликте с семьей подсудимого, который даже был вынужден обращаться по этому поводу в правоохранительные органы. В тот день потерпевший, несмотря на протесты, проник в дом подсудимого, где находилось несколько женщин и малолетних детей. Он начал употреблять принесенную с собой водку, нецензурно выражаться, затем полез в драку, нанес удар подсудимому и, не реагируя на требования присутствующих покинуть помещение, начал бегать по комнатам, размахивая топором. Разбил им телевизор и магнитофон на глазах у малолетних детей. После этого подсудимый схватил кухонный нож и ударил потерпевшего в грудь.

Эти примеры демонстрируют, как иногда сложно определить, имела ли место необходимая оборона, и сколько инстанций может пройти такое дело, пока истина будет установлена.

— В соответствии с проектом нового Уголовного кодекса, что бы не сделал человек, защищаясь от незаконного вторжения или давая отпор нападающим, он не несет за это ответственности...

— Закон и сейчас позволяет это. Препятствует такой защите исключительно наш менталитет. Закон говорит о том, что не является преступлением применение оружия или любых иных средств или предметов, независимо от последствий, если оно осуществлено для защиты от нападения вооруженного лица либо нападения группы лиц, предотвращения противоправного насильственного проникновения в жилище либо другое помещение. Человек в таких случаях может защищаться любыми способами, применять любое оружие, независимо от последствий.

— То есть, условно говоря, мастеру спорта по каратэ суд не будет вменять в вину (как, говорят, бывало раньше), что он защищал свой дом с помощью топора, хотя мог бы обезвредить злоумышленника голыми руками?

— В таком случае превышения пределов необходимой обороны не будет. Даже в том случае, если такой человек применит против безоружного, но ломящегося к нему в дом злоумышленника любое оружие, любые средства, независимо от последствий.

Если говорить о том, как рассматривались такие дела раньше, то действительно практически не было случаев, чтобы суд признал, что убивший защищался, точнее, такое было крайне редко. Права граждан в этом плане действительно нарушались. Фактически право законопослушного гражданина на защиту не признавалось. С началом демократических изменений в обществе пленумы Верховного суда СССР, а затем Украины приняли постановления, в соответствии с которыми рамки применения закона о необходимой обороне были существенно расширены.

—Установление всякого рода ловушек типа минирования собственного огорода или отравленный коньяк в баре для незваных гостей законом запрещены. Хотя, казалось бы, в своем доме и на своем участке человек волен делать то, что ему заблагорассудится. Какова в этом случае логика закона — он рассматривает установление ловушки как подготовку к совершению преступления или запрещает это из опасения, что пострадают случайные люди?

— Ловушки, конечно, запрещены потому, что может пострадать невиновный. Защищаться можно только от реального общественно опасного посягательства или от реальной угрозы, а не предполагаемой опасности. Поэтому лицо, установившее такого рода ловушки, будет нести перед законом ответственность в зависимости от тяжести наступивших последствий.

— Один из адвокатов со стажем рассказывал мне о случае, имевшем место годах в семидесятых. Женщина, защищаясь от насильника, толкнула его, в результате чего, наткнувшись головой на арматуру, торчавшую из забора, он погиб. Судья районного суда расценил это как превышение пределов необходимой обороны, поскольку собственно на жизнь подсудимой злоумышленник не покушался... Сегодня суд тоже может вынести подобное решение, мотивируя тем, что, заплатить жизнью за покушение на чью-то половую свободу, — это слишком догорая цена?

— В любом случае, если имеет место покушение на изнасилование, то женщина защищается и, несомненно, она находится в состоянии необходимой обороны. Другой вопрос — будет ли в данном конкретном случае превышение пределов необходимой обороны или нет. Но судебная практика идет по такому пути, что если женщина защищается от мужчины, в таком случае маловероятно признание превышения пределов самообороны, так как от мужчины, скажем так, может исходить большая опасность как от физически более сильного лица.

— То есть судебная практика в этом плане делает различие между мужчиной и женщиной?

— Это не закреплено законодательно, но есть постановление пленума Верховного суда. В нем говорится, что при решении вопроса о том, не было ли превышения пределов необходимой обороны, суд должен учесть не только соответствие или несоответствие оружия защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала защищавшемуся лицу, количество нападавших, возраст, пол.

Изнасилование относится к тяжким преступлениям, а значит, женщина может защищаться абсолютно всеми способами и средствами. К тому же я не припомню случая, чтобы при защите женщины от мужчины суд признал, что она превысила пределы необходимой обороны. Но, к слову, чаще всего женщины все-таки становятся жертвами преступления, они защищаются очень редко.

— Кстати, нашумевшая история, случившаяся недавно в Одессе. Какой-то мужчина, вторгшись, как я поняла, на территорию частного участка, начал выражать какие- то претензии в адрес хозяев дома, а затем — бросать камни в окна дома. Хозяйка, мужа которой в то время не было дома, дала решительный отпор, применив огнестрельное оружие, вследствие чего нападающий погиб. Не вдаваясь в подробности данного происшествия, имела женщина право на такую самооборону, должна ли была она делать предупредительный выстрел?

— Закон не требует этого. Закон говорит о том, что должно иметь место реальное общественно опасное посягательство или его угроза и в таком случае человек может защищаться, не предупреждая об этом.

—В том случае, если человек применил в порядке необходимой обороны незарегистрированное оружие. Он будет отвечать только за незаконное хранение или ношение этого оружия? Не повлияет ли наличие оружия без законного основание на квалификацию?

—Не повлияет. Кроме того, если после происшествия он успеет добровольно сдать его, то может не отвечать и за хранение оружия, так как добровольная сдача исключает такую ответственность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно