«Я очень любил своих родных...» Парень, жестоко убивший своих близких, признан невменяемым

19 марта, 2010, 17:32 Распечатать

Об убийстве семьи Русинов в райцентре Свалява (Закарпатье) в ноябре прошлого года сообщали все центральные СМИ...

Об убийстве семьи Русинов в райцентре Свалява (Закарпатье) в ноябре прошлого года сообщали все центральные СМИ. Двое взрослых и маленький ребенок стали жертвами жестокого преступления, совершенного без видимых причин. Преступник был задержан уже на следующий день. Им оказался
20-летний сын Русинов, который на первом же допросе сознался, что убить родных ему приказали «голоса».

За это преступление не будет вынесен обвинительный приговор с адекватным наказанием. Убийца не попадет за решетку, поскольку несколько недель назад комплексная психолого-психиатрическая экспертиза признала его невменяемым.

Первыми в тот день почувствовали неладное коллеги Анжелики Русин — утром она не появилась на работе в магазине, а телефон не отвечал. Кто-то позвонил родственникам, и в частный дом Русинов пришел отчим Анжелики. Дверь была заперта, потому мужчина поехал домой за своим ключом, а затем вернулся обратно с женой и кумой. Одна из женщин, заглянув с порога в окно, крикнула: «Открывайте быстрее, там кто-то лежит!» Когда люди вошли в дом, они ужаснулись: в комнате на полу лежали бездыханные 46-летний хозяин Михаил, его 40-летняя жена Анжелика и семилетняя дочь Моника. Их тела были изуродованы топором и ножом. Позже эксперты установили, что женщину еще и душили ремнем, а после отрезали палец, чтобы снять кольцо...

Семья Русинов была «среднестатистической»: ни бизнеса, ни долгов, ни врагов. Кто мог так жестоко расправиться с супругами и маленькой девочкой? Ответа на этот вопрос сначала не было. Правда, бесследно исчез 20-летний сын Иван. Однако в том, что он мог пойти на убийство самых близких людей, да еще такое жестокое, были большие сомнения.

Парень с детства рос болезненным. В 20 лет весил всего 50 килограммов и в свое время из-за недостаточной массы тела даже не пошел в армию. Так мог ли он справиться с двумя взрослыми людьми? Кроме того, никаких причин убивать родителей и сестричку у парня не было. Правда, один из соседей, опрошенных правоохранителями, рассказал, что накануне Михаил Русин пожаловался ему на сына: «Иван ведет себя как-то странно, я волнуюсь, не натворил ли он чего плохого...» Другой сосед в ту ночь, около двух часов, услышал крики и звуки драки, доносившиеся из дома Русинов. А через пять минут все стихло...

Поскольку ни одной другой ниточки, которая могла бы привести к раскрытию убийства, на месте преступления не обнаружили, правоохранители начали искать Ивана. Он появился сам, на следующий день утром — грязный, окровавленный и с безумными глазами. Один из правоохранителей, ждавших в засаде у дома, предложил парню пойти выпить кофе и поговорить. Тот послушно зашагал со двора, затем неожиданно попытался убежать, а когда его схватили, начал вырываться и кричать: «Отпустите! Я убил мамку, я все расскажу...»

— Я допрашивал Ивана через несколько часов после задержания, — рассказывает следователь СУ ГУМВД в Закарпатской области Игорь Вагин, который с самого начала расследовал это ужасное преступление. — Правда, разговора у нас не получилось. Парень был не в себе — бился головой о стол, пел, нес всякую ерунду, вроде того, что является американским президентом Обамой, что воюет с Гитлером... Я подумал: до Ивана наконец дошло, что он натворил, и от этого у парня «сорвало крышу». Однако позже выяснилось, что это серьезная болезнь...

Задержанного посадили в изолятор, и потом его работники рассказали, что парень ни минуты не мог усидеть спокойно: ходил по камере, раздевался догола, молился, нес чепуху, даже тушил окурки о язык и веки. За камерой вели круглосуточное наблюдение, мы побаивались, что парень причинит себе вред. Через четыре дня я предъявил Ивану обвинение и снова допросил его. В этот раз парень вел себя спокойнее, однако говорить отказался, попросил разрешения изложить все письменно. Вот что он написал в своем объяснении: «У меня в голове за 10 или 12 дней до того появилось такое, что я вообще кто-то другой. Я говорил с кем-то, слышал голоса, воевал... В тот день, когда отец вечером пришел домой, голос сказал, что это на самом деле не он. На руке у отца были две черные полоски, как у немца... Я пошел к своей сестричке и маме, лег около них, чтобы уснуть, а голос сказал, что должен их убить... Почему я все это сделал, не понимаю, мной руководил голос. Причин для этого не было, я очень любил своих родных...»

— Постепенно в ходе разговора я все-таки вытянул из Ивана детали убийства, — продолжает следователь Игорь Вагин.
— Парень рассказал, что изо всех сил сопротивлялся «голосам», хватался за спинку кровати,
чтобы не встать и не пойти за топором, но потом не выдержал. Топор он взял из сарая. Отец спал отдельно на кухне, и когда сын начал бить его обухом, из комнаты выбежала мама с сестричкой... Когда раненая женщина, защищаясь, схватила сына за руку, тот набросился и на нее, и на ребенка. Орудие убийства Иван взял с собой. Топор потом нашли в ручейке недалеко от дома, а нож потерялся где-то в лесу...

После задержания парня направили на амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу в областную психиатрическую больницу. Медики пришли к выводу, что во время совершения убийства Иван находился в состоянии психического расстройства, однако для уточнения диагноза необходимо провести более детальное обследование в условиях стационара. После этого парня обследовали почти два месяца во Львове. Врачи изучили медицинскую документацию пациента, его биографические данные. Выяснилось, что в раннем возрасте Иван рос болезненным и ослабленным. В школе получал преимущественно тройки, вел себя удовлетворительно, в поле зрения милиции не попадал. После 9-го класса учился в профессионально-строительном лицее, где получил специальность маляра-штукатура. Однако постоянной работы не нашел, за что родители время от времени его упрекали. Парень только изредка подрабатывал по найму у соседей. Спиртного почти не употреблял, однако с подросткового возраста курил марихуану. Последние два года делал это почти ежедневно, иногда — до восьми раз в день. Выращивал коноплю сам возле леса, а для курения использовал самодельный «бульбулятор». В семье об этом никто не знал. Накануне убийства парень ничего не пил и не курил... «Голоса» Иван впервые услышал летом, за несколько месяцев до убийства. Они «говорили» в голове периодически, однако не были агрессивными, поэтому особого внимания парень на них не обращал и за помощью к психиатрам не обращался. А в ту ночь «голоса» приказали убить своих родных...

На основании психиатрического обследования комиссия медиков пришла к выводу, что Иван страдает хроническим психическим заболеванием в форме параноидальной шизофрении, галлюцинаторно-параноидного синдрома, отягощенного канабиноидной наркоманией. Учитывая свое психическое состояние, парень не мог и не может осознавать значение своих действий и управлять ими. Он нуждается в принудительном лечении в психиатрическом учреждении под строгим надзором. Иначе говоря, убийцу своей семьи признали невменяемым...

После завершения экспертизы Ивана вернули в следственный изолятор. Изредка его проведывает тетка, живущая в Ужгороде, родственники из Свалявы не приезжали ни разу. Скоро материалы следствия и результаты психиатрической экспертизы передадут в суд, который решит, где именно и как долго убийцу будут лечить…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно