«РЕШЕНИЕ КС ОТБРОСИЛО РЕФОРМИРОВАНИЕ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ К САМОМУ НАЧАЛУ», — СЧИТАЕТ ВИТАЛИЙ БОЙКО

19 декабря, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 19 декабря-26 декабря

16 декабря Конституционный суд Украины обнародовал свое решение, в котором указано, в частности, что создание в системе судов общей юрисдикции Кассационного суда противоречит Конституции...

16 декабря Конституционный суд Украины обнародовал свое решение, в котором указано, в частности, что создание в системе судов общей юрисдикции Кассационного суда противоречит Конституции. С просьбой прокомментировать данное решение «ЗН» обратилось к Виталию Бойко, председателю Верховного суда Украины (1994—2002 г.) в отставке, заслуженному юристу Украины, ныне — вице-президенту Межрегиональной академии управления персоналом.

— Виталий Федорович, как вы расцениваете решение Конституционного суда Украины, вызвавшее столь неоднозначную реакцию со стороны юридической общественности?

— Это решение меня просто потрясло. Думаю, что оно повлечет за собой весьма негативные последствия для реформирования судебной системы.

Для меня, бывшего судьи, решение суда — непререкаемо. Однако столь слабо обоснованного решения я, пожалуй, еще не встречал. У меня есть большие сомнения относительно его правильности. И мою точку зрения разделяют многие, в том числе представители юридических кругов, власти.

Ряд действующих законов и рассматриваемых законопроектов давали основания ожидать значительных положительных сдвигов в области развития правосудия. Начало этому процессу было положено еще при принятии Конституции. И мне очень жаль, что данное решение Конституционного суда по сути отбросило назад реформу судебной системы как минимум на пять лет.

Исходя из решения КС, теперь следует по-новому переосмыслить все концептуальные положения развития третьей власти. В частности, как обеспечение права гражданина на апелляционное и кассационное обжалование судебных решений. Это очень сложно, и, боюсь, заберет слишком много времени. Особенно, учитывая политическое разнообразие мнений при решении таких вопросов. Фактически мы отложили решение столь важных проблем на неопределенный срок, собственноручно поставив себя в смешное положение. Мы продемонстрировали неспособность разобраться в собственной Конституции и отсутствие даже среди юристов четкого видения перспектив развития судебной системы.

КС считает, что Конституция дала исчерпывающее определение судебной системы, и Закону «О судоустройстве» в этом плане уже нечего делать. Например, из Переходных положений выдернули вторую половину предложения и привели ее в подтверждение своей позиции относительно определения в Конституции системы судов. А ведь в Переходных положениях имелось в виду, что Верховный суд, Высший арбитражный суд будут иметь совсем иные полномочия после осуществления судебной реформы. Переходные положения имеют значение в контексте определения полномочий, а не в плане построения судебной системы в соответствии с требованиями статьи 125 Конституции.

— В связи с рассмотрением проектов изменений к Конституции сегодня снова говорят о нецелесообразности избрания судьей бессрочно. Кстати, есть судьи, разделяющие это мнение…

— Любопытно, что в разных проектах изменений в Конституцию наблюдается редкое единодушие относительно того, что судей следует избирать только на 10 лет, а не бессрочно. Впрочем, удивляться тут нечего, поскольку те, кто предлагает сегодня такие изменения, еще не забыли о своей роли в ручном управлении судами в период существования командно-административной системы — неважно, в ранге директора завода или секретаря райкома. Они прекрасно знали, как повлиять на судью именно путем кадрового отбора.

В последние пять лет мы наблюдаем, что судьи все-таки становятся более независимыми, и повлиять на их решение теперь сложнее. В то же время судебные решения приобрели огромный вес, в том числе и в случае, когда речь идет о том, кто придет к власти. Те, кто привык командовать судами, решили, что нужно срочно что-то предпринимать. И под шквал критики недостатков в работе судов (а их действительно очень много, да иначе на этом этапе реформы и быть не могло) проталкиваются такого рода инициативы.

Да, судьи допускают злоупотребления, и среди них есть нечестные люди. Но нельзя отказываться от главного достижения нашего государства в области обеспечения независимости судей — их бессрочного избрания.

— Считаете ли вы, что сегодня существует достаточно возможностей привлечь недобросовестного судью к ответственности?

— Для этого хватает реальных возможностей, предусмотренных Законом «О судоустройстве». Несмотря на то что они еще должным образом даже не апробированы, сегодня берутся утверждать, что судью невозможно привлечь к ответственности. А ведь законом предусмотрены новые структуры квалификационных комиссий судей, в них увеличено представительство от Президента, органов местного самоуправления, юстиции, более того — представителей уполномоченного ВР по правам человека. Существует реальная возможность принимать участие в работе этих комиссий и принципиально реагировать на допущенные судьей правонарушения.

В Высшем совете юстиции, наделенном полномочием подавать представление об увольнении судьи с должности, — только четверо судей. Остальные являются представителями других ветвей власти. То есть тут присутствие и влияние корпоративных судейских интересов сведено к минимуму. Кстати, Совет Европы подвергает нас критике за такой состав ВСЮ. Там считают, что органы, имеющие отношение к формированию судебной власти, должны как минимум наполовину состоять из представителей третьей власти.

Я полагаю, что если надлежащим образом задействовать механизм, предусмотренный Законом «О судоустройстве», этого будет вполне достаточно для того, чтобы избавляться от судей, которые не хотят работать, как того требует закон. Проблему ответственности судей следует решать таким образом, а не путем ослабления их независимости. Иначе судья постоянно будет оглядываться, не причастен ли к рассматриваемому им делу кто-то из тех, в чьих руках окажется через несколько лет его профессиональная судьба. Уверенность судьи в своем завтрашнем дне — главный критерий того, как он будет вести себя при осуществлении правосудия. Будет ли он оглядываться, например, на политический подтекст рассматриваемого дела.

Судьи, которые идут на переизбрание, «громких» дел не рассматривают. Просто председатель суда не дает ему таких дел. Именно на это я всегда ориентировал председателей судов, будучи главой ВС. Такие дела как правило передаются судьям, уже избранным бессрочно. Уверен, что изменения Конституции в этом плане могут привести к тому, что судья будет принимать решение, угодное тем, от кого завтра будет зависеть продолжение его карьеры.

— Ваше впечатление уже в качестве стороннего, хотя и не равнодушного наблюдателя — давление на суды растет?

— Считаю, что давление на суды усиливается, причем весьма ощутимо. В свое время я категорически выступал против того, чтобы на должность председателя суда назначал Президент, потому что я понимал, к чему это приведет. К сожалению, я оказался прав. Сегодня председатели судов рассказывают мне, что существует определенный порядок назначения на должность. Несмотря на наличие представления председателя Верховного суда, рекомендации Совета судей относительно судьи, который идет на должность и к которому нет претензий по работе, его обязательно вызывают (!) в администрацию Президента. Там для этого даже существует… специальная комиссия. Каков смысл этого? Цель этой встречи в том, чтобы засвидетельствовать свое участие в решении судьбы судьи, чтобы он всегда помнил, кто в доме хозяин и кого следует слушаться! Это нужно президентскому окружению, чтобы быть причастными к судебной ветви власти посредством назначения руководителей. Потому что через них можно влиять на организацию работы суда и на принятие важных решений. Именно так сейчас и происходит.

Мне рассказывали, что материалы на некоторых судей рассматриваются месяцами. Это наша старая, номенклатурная система назначения на должности. Но это не может, не должно касаться судебной системы.

— Что еще вы считаете важнейшими препятствиями независимости судебной власти?

— Полагаю, что у судьи не должно быть льгот. Все следует решать через бюджет. Судья должен получать достойную зарплату, и за свои средства приобретать себе квартиру, оплачивать свои путевки в период отпусков и т.д. В противном случае зависимость судьи от исполнительной власти неизбежна.

Еще один вопрос — награждения судей. Например, Кабинет министров награждает судью Верховного суда. Спрашивается — за что? Я, например, считаю, что судья может быть награжден только медалью «За спасение утопающего» или же «За отвагу на пожаре».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно