К КОНЦЕПЦИИ ЗАКОНА О ВЫБОРАХ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ УКРАИНЫ: КТО И КАК БУДЕТ ИЗБИРАТЬ ПАРЛАМЕНТ?

10 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 10 ноября-17 ноября

Результаты голосования при выборах органов власти являются сравнительно точным индикатором трансформаций общественного сознания...

Результаты голосования при выборах органов власти являются сравнительно точным индикатором трансформаций общественного сознания. Об этом, на примере выборов в Верховную Раду (1998 г.) и президентских выборов (1999 г.) в Украине, будет идти речь в этой статье. Но в большей мере — об ином, о некоторых недостатках законодательного обеспечения парламентских выборов, искажающих результаты народного волеизъявления.

В ряде случаев, как это ни парадоксально, равные условия, если они обеспечиваются соблюдением хоть и одинаковых для всех, но ошибочных правил, политическое представительство в составе органов власти, парламента, в частности, находится в вопиющем несоответствии с количеством голосов избирателей, представленных по тем или иным партийным (блокам) спискам. Перефразировав одно широко известное выражение, можно так сказать о действующем в Украине и некоторых других государствах практике подсчета количества мандатов, получаемых в парламенте партией или блоком политических партий по результатам голосования в многомандатном округе: «выбирают не голосующие, а устанавливающие порядок подсчета голосов».

К сожалению, значительная часть украинских политиков, политологов, специалистов-юристов и законодателей по различным соображениям являются сторонниками применения так называемого проходного процентного барьера в Верховную Раду для субъектов предвыборной борьбы. Насколько допустима и вообще допустима ли подобная практика? Попытаемся ответить на этот вопрос, рассмотрев результаты применения предусмотренного действующим Законом Украины о выборах народных депутатов Украины порядка распределения 225 депутатских мандатов высшего законодательного органа государства среди 30 субъектов предвыборной борьбы в 1998 г. в многомандатном общегосударственном избирательном округе.

Четырехпроцентный барьер, как известно, преодолели семь партий и один избирательный блок. Между ними и были разделены 225 депутатских мандатов. В результате возникла ситуация довольно странная не только с точки зрения здравого смысла и полноценности представительства воли граждан в высшем законодательном органе государства, но и весьма сомнительная с точки зрения ее соответствия Конституции Украины (см. таб., кол. 1, 2, 3, 4).

Таблица

Результаты голосования и распределения 225 депутатских мандатов во многомандатном общегосударственном избирательном округе на парламентских выборах в Украине в 1998 г.: факт и гипотетический вариант 1

>

1 Показатели приведены и рассчитаны по данным: Парламент України: вибори-98: Інформ-аналіт.вид. (Центр. вибор. коміс.). К., 1998. Ч.І. С.512—513.

Показатель рассчитывался по формуле x = a/b, где а – общее количество голосов, поданных за списки политических партий (блоков партий), b – общее количество депутатских мандатов, х – избирательная квота (количество голосов), которая предоставляет партии (блоку) право на один депутатский мандат и фактически выполняет функцию планки проходного барьера, высота которой определяется не «по договоренности», а по результатам голосования.

Сначала о здравом смысле и политической полноценности представления воли народа депутатами от восьми из тридцати партий и избирательных блоков (дальше: ИБ). В выборах приняли участие свыше 26,7 млн. граждан Украины, а депутатские мандаты были распределены между избирательными субъектами, за списки которых проголосовало менее 17,5 млн. Волеизъявление более чем 6,8 млн. избирателей просто проигнорировали. Избирательная квота или «вес» одного депутатского мандата для восьми лидеров была рассчитана в количестве 77 695 голосов, тогда как по спискам в парламент не был допущен ни один представитель политических партий и блоков, в поддержку которых высказались сотни тысяч граждан: около 1 млн. — за Аграрную партию Украины, более 832 тыс. — за партию «Реформы и порядок», более 813 тыс. — за ИБ «Трудовая Украина», почти 722 тыс. — за ИБ «Народный фронт» и т.д. Следовательно, утвержденный депутатами Верховной Рады ХІІІ созыва порядок распределения мандатов по результатам голосования в общегосударственном многомандатном округе создал прецедент, когда голоса в поддержку одной политической силы были переданы силе другой, в ряде случаев совершенно отличной по своим идеологическим и политическим ориентирам, программным основам и т. п. Можно даже вычислить размеры этого своего рода призового фонда, если сравнить результаты фактического распределения депутатских мандатов с гипотетическими расчетами по тому же закону, но при устранении 4-процентного барьера: КПУ получила 23 «призовых» места в парламенте, НРУ — 9, ИБ Социалистической и Селянской партий — 8, Партия зеленых Украины — 5, НДП — 5, Всеукраинское объединение «Громада» — 4, СДПУ(о) — 4 (см. таб., кол. 4, 6).

А теперь о степени соответствия Конституции Украины действующему порядку распределения депутатских мандатов по спискам партий и избирательных блоков. Упомянутые части 5, 6, 7, 8, 9, 10 статьи 42 Закона о выборах народных депутатов Украины предусматривают лишение права на участие в распределении депутатских мандатов списки кандидатов в депутаты от тех политических партий и избирательных блоков, которые получили менее четырех процентов голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Регламентируется также распределение мандатов между партиями и избирательными блоками, списки которых получили четыре и более процента голосов избирателей. Таким образом происходит хоть и выписанная и защищенная законом, но самоуправная манипуляция волеизъявлением граждан, игнорируется их политический выбор. Фактически волеизъявление одной части избирателей получает привилегированный статус за счет игнорирования воли другой части, что противоречит статье 21 Конституции, где провозглашено, что «Все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах», а также статье 68, обязывающей любого «не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей». А одним из неотъемлемых прав, гарантированных статьей 71 Конституции, является общее, равное и прямое избирательное право и свободное волеизъявление избирателей. Статья 38 Конституции также подчеркивает право граждан свободно избирать в органы государственной власти.

Кроме того, лишение значительной части избирателей (в Украине в 1998 г. это более 28,2 % голосовавших за списки) права иметь своих избранников по формальным признакам проходного барьера, величина которого устанавливается «по договоренности» между депутатами, на практике искажает реальную динамику политических ориентаций населения. В результате блокируется реализация статьи 36 Конституции, согласно которой «политические партии в Украине оказывают содействие формированию и выражению политической воли граждан», а «все объединения граждан равны перед законом». Нарушение конституционных прав граждан, как последствие действия упомянутых частей 5, 6, 7, 8, 9, 10 ст. 42 Закона Украины о выборах народных депутатов, фактически игнорирует, лишает действия статью 22 Конституции, гласящую о том, что «конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть отменены».

Новая редакция Закона о выборах народных депутатов была принята в первом чтении еще осенью 1999 г., и окончательная участь процентного барьера еще не определена. Известно, что сохранен он (без указания «высоты» барьера), в частности, в проекте закона, разработанного Центральной избирательной комиссией (ЦИК). В пользу сохранения барьера и подъема его верхней планки также высказываются многие политологи. Свою позицию они обосновывают необходимостью ускорения процесса укрупнения политических партий и вытеснения с дороги, ведущей во власть, политических «лилипутов», созданных в угоду амбициям их отцов-основателей. Как раз высокая планка проходного барьера рассматривается в качестве инструмента для построения политически структурированного и ответственного парламента.

Заметим, что «малосильные» субъекты политической жизни и без барьера не имеют перспектив на «попадание» в высший законодательный орган, а как составляющие гражданского общества будут сохранять шанс доказать свою полезность не только для себя, но и для более широкого круга сограждан. Кроме того, немногочисленное партийное (блочное) представительство в парламенте, в случае если оно будет иметь место, будет понуждать политические силы объединяться в группы и фракции, без чего депутаты не будут иметь возможности даже для реализации личностных амбиций, не говоря уж о влиянии на государственную жизнь. Такой путь политической консолидации кажется наиболее перспективным, поскольку предусматривает совместность действий и совместность ответственности тех, кто пришел в парламент собственным путем.

Сравнительно короткое время, оставшееся до начала новой избирательной кампании, в сочетании с длительностью и сложностью процедуры имплементации результатов референдума наверняка исключает возможность выборов в двухпалатный парламент. По этим же причинам и учитывая то, что законодатели едва ли будут спешить с сокращением количества депутатских мандатов с 450 до 300 единиц (ведь это на 1/3 уменьшит шансы каждого из них на возвращение под своды Верховной Рады), выборы пройдут по старой, в лучшем случае — немного модифицированной схеме. Впрочем, эта модификация может быть и существенной.

Кое-кто настаивает на отказе от смешанной избирательной системы в пользу мажоритарной. Другие — прежде всего депутаты—члены влиятельных парламентских партий — склоняются к отказу от избрания депутатов в одномандатных округах, настаивают на выборах исключительно по партийным или блочным спискам. Этот путь рассматривается в качестве содействующего усилению роли политических партий в жизнедеятельности общества и государства, положительно повлияет на формирование современной политической культуры граждан и т. д. В качестве аргументов в пользу последней точки зрения называют также то, что она сориентирована на решение стратегических задач проведения политической реформы и формирования эффективно действующей политической системы в Украине.

Сторонники мажоритарной системы склонны обосновывать свою позицию низким уровнем доверия граждан к политическим партиям и их деятельности, а также опасностью своеобразного «левого» реванша за поражение на президентских выборах. Подсчеты, кстати, убедительно показывают тенденцию «полевения» так называемого протестного электората среди граждан, недовольных ходом изменений или отсутствием таковых в последние годы. Да, за списки КПУ, СПУ-СелПУ и ПСПУ в марте 1998 г. проголосовало около 9,9 млн. избирателей, что равно 37,26% принявших участие в выборах. За кандидатов в президенты Украины от тех же партий (П.Симоненко, А.Мороз, Н.Витренко) в октябре 1999-го (I тур) отдали голоса уже более 11,7 млн. избирателей — 44,50% голосовавших.

Тенденция «полевения» настроений людей абсолютно очевидна практически во всех регионах Украины — на западе и востоке, севере и юге. Относительно незначительной она была лишь в Киевской, Сумской областях и Севастополе. Но это можно объяснить постоянно высокой планкой «левых» симпатий для этих территорий (в 1998 г., соответственно, 41,86, 59,37, 48,51% голосов избирателей). По этой же причине падение «левых» симпатий на президентских выборах, по сравнению с парламентскими, с 51,49 до 51,20% в Харьковской области, с 45,10 до 44,14% в Хмельницкой, с 56,09 до 54,89% в Черниговской можно не принимать во внимание, как и сокращение показателя голосов за «левых» в небольшой по численности населения Черновицкой области — с 28,43 до 26,65 %. То, что во ІІ туре президентских выборов кандидат-коммунист П.Симоненко набрал голосов на 6,7% меньше, чем суммарно трое «левых» кандидатов в І туре, означает лишь то, что весь «левый» протестный электорат не готов идентифицировать свои интересы с Компартией. За Л.Кучму проголосовало более 14,6 млн. избирателей — 56,25% пришедших на избирательные участки.

Прогнозы относительно того, в каком направлении будет меняться отношение людей к разным политическим силам и идеологиям, — дело весьма неблагодарное. Очень многие факторы влияют на этот процесс, и прежде всего, конечно, социально-экономическая ситуация в стране. Посему оставим прогнозы астрологам. Тут же подчеркнем то, что в цивилизованном обществе возражений и дискуссий не вызывает: каждый гражданин имеет право делать собственный выбор, а всем гражданам должны быть предоставлены одинаковые права избирать и быть избранными, независимо от их идеологической ориентации, вероисповедания, национальности, пола и т.д. Именно поэтому нельзя обойти вниманием еще один сомнительный с точки зрения конституционности юридический факт — различные принципы баллотирования, хода избирательной кампании и подведения ее итогов при избрании однопалатного парламента, депутаты которого имеют одинаковые права и обязанности.

Заложенная в концепцию действующего Закона о выборах народных депутатов, а также в концепции предлагаемых на рассмотрение Верховной Рады законопроектов о выборах однопалатного парламента по смешанной системе, отличие этих принципов нарушает основополагающее требование демократии — равноправие граждан. Неравенство при реализации народного волеизъявления и права избирать и быть избранными на парламентских выборах является прямым следствием действия частей 1 и 2 Закона Украины о выборах народных депутатов Украины, согласно которым народные депутаты Украины избираются по смешанной (мажоритарно-пропорциональной) системе. Количество голосов избирателей, необходимое для получения одного мандата в общегосударственном избирательном округе, в особенности при наличии проходного барьера, не адекватно количеству голосов, реально достающемуся победителю в одномандатном избирательном округе. Последствием является несоответствие уровня представительства депутатов, избранных по пропорциональной системе, и депутатов, избранных по мажоритарной системе. Мажоритарно-пропорциональная система таким образом вводит недопустимое для демократического государства объединение двух альтернативных принципов формирования единого однопалатного органа законодательных властей. Такое объединение делает невозможной реализацию гарантированных статьей 38 Конституции Украины прав: права граждан на участие в управлении государственными делами и права быть избранными в органы государственных властей на принципе равенства всех людей в своих правах, провозглашенном статьей 21 украинской Конституции.

Мажоритарная, пропорциональная или смешанная система избрания депутатов парламента утвердится в Украине, с проходным процентным барьером или без него — будут решать Верховная Рада, Президент и Конституционный суд государства.

P. S. Автор выражает искреннюю благодарность аспиранту Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины С.Биденко за помощь в проведении подсчетов числовых показателей, приведенных в статье.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно