Сыграем в тендеры? Торги по закупке лекарств для некоторых политиков и предпринимателей — лишь забавная авантюра

14 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 14 января-21 января

Еще чуть-чуть, и участники одной из последних пресс-конференций минувшего года в Укринформе сошлись бы в рукопашной...

Еще чуть-чуть, и участники одной из последних пресс-конференций минувшего года в Укринформе сошлись бы в рукопашной. Бурной полемике не мешали ни высокий статус участников, ни нацеленные телекамеры, ни, тем более, полный зал журналистов. Последние пришли смотреть вовсе не на незапланированное шоу, а узнать о состоянии дел в одной из отраслей украинской медицины — онкологии.

Ситуация здесь действительно серьезная. Ежегодно у порядка 160 тысяч человек диагностируется рак, а около 80 тысяч умирает от различных онкопатологий. Лишь 26 процентам больных удается прожить год после установления страшного диагноза, в то время как в США эта цифра составляет 76 процентов. И это при том, что в «наследство» от Советского Союза нам, по словам руководителя отделения Института онкологии, профессора Валентина Ганула, досталась лучшая в мире система организации онкологической службы. Ни в одной стране мира не существует целостной сети специализированных онкологических учреждений, в Украине же практически каждая область имеет свой крупный онкологический центр. У украинской онкологии есть масса проблем: поздняя диагностика заболевания, сокращение больничных коек, доступность лекарств, обучение специалистов, внедрение новых научных разработок. Однако серьезно поговорить о них не удалось.

«В Украине создана система, позволяющая тратить бюджетные деньги неэффективно»

О том, что мероприятие обещало быть нескучным, можно было догадаться еще до его начала — учитывая воинственный вид и приподнятое настроение некоторых присутствующих. Наиболее колоритно выглядел некий господин невысокого роста, с двумя экзотическими орденами во всю грудь. Чуть позже выяснилось, что это известный в определенных кругах предприниматель от фармацевтики Борис Литовский. Его имя связывают с одной достаточно крупной в свое время оптовой компанией «Випекс-фарм», печально известной тем, что, задолжав многим коллегам по фармрынку, она неожиданно исчезла. Не видели в Украине долгое время и самого г-на Литовского, который вновь появился в поле зрения лишь недавно, уже будучи гражданином Израиля и представляя интересы другой компании — «Фармацевтический завод «Фармадом».

Несмотря на относительно недолгое существование на рынке, она также успела получить печальную известность. Многие наверняка помнят громкую историю с летними закупками онкопрепаратов, когда «Фармадом», даже не являясь участником тендера, решила опротестовать в суде решение тендерного комитета МЗ. Торги были приостановлены, выполнение контрактов тоже, а 800 тысяч онкобольных оказались под угрозой нехватки лекарств.

На сей раз показаться на публике Бориса Наумовича также побудили тендеры. Министерство здравоохранения объявило тендерные торги по закупке лекарств на 2005 год, и предприниматель решил высказать свое недовольство правилами их проведения. Сев в первом ряду и дождавшись более-менее подходящего момента, он буквально обрушил на председателя постоянного тендерного комитета Владимира Загороднего лавину обвинений.

Суть претензий сводится к следующему. Минздрав якобы нерационально использует бюджетные средства, закупая дорогостоящие оригинальные препараты — в данном случае онкологические, в то время как намного разумнее было бы закупить более дешевые генерики. «Зачем, — спрашивал он, — мы закупаем быстрорастворимый препарат, когда его обычный аналог стоит в десять раз дешевле?» Однако, по словам г-на Литовского, на пути фирм, торгующих недорогими генериками, ставится масса незначительных, но с трудом преодолимых препятствий, мешающих не то что побеждать в тендерах, но даже участвовать в них. Был озвучен и целый ряд иных претензий.

Другой участник пресс-конференции — народный депутат Украины Михаил Сятыня заявил, что в Украине создана система, позволяющая использовать бюджетные средства неэффективно и не по назначению — вне зависимости от того, кто возглавляет тендерный комитет и министерство в целом. В качестве подтверждения он сослался на список, согласно которому у нас закупаются лекарственные средства за бюджетные деньги. По словам депутата, в этом списке лекарства значатся не по международному названию, а по торговой марке с указанием фирмы-производителя, чего нет ни в одной стране.

В этом месте в полемику вступил главный врач Киевской городской онкологической больницы Геннадий Олейниченко, заметивший, что как раз по онкологии (и это рекомендация ВОЗ) в подаваемых на тендер заявках значатся исключительно названия действующих веществ препаратов.

— Заранее торговую марку закупаемого лекарства не определяет никто: это делается лишь после проведения тендера. Однако на торги могут поступать и препараты, об эффективности которых мы ничего не знаем. Поэтому я полностью поддерживаю обязательность условия, согласно которому прежде, чем попасть на государственный тендер, лекарство должно не менее года испытываться в отечественных клиниках на предмет его безопасности и эффективности. Что же касается оригинальных препаратов известных фирм, то я, как и большинство моих коллег, согласен, что их закупки целесообразны, поскольку доказали свою максимальную эффективность при лечении онкозаболеваний, — сказал Г.Олейниченко.

«Хлам на территорию Украины свозить
не будут!»

Но, пожалуй, наиболее эмоциональным после г-на Литовского был заместитель министра здравоохранения, председатель постоянного тендерного комитета МЗ Владимир Загородний:

— Обвинения, которые прозвучали в адрес Минздрава, безосновательны. Сегодня министерство заняло жесткую позицию по отношению к участникам тендеров, и это многим не нравится. Некоторые привыкли работать в условиях, когда не было Хозяйственного, Гражданского кодексов, закона о государственных закупках. Они привыкли играть на таком правовом поле по наиболее удобным для себя правилам, указывая, у кого, что, когда и почем покупать. Конечно, есть немало вопросов к самому закону о тендерных закупках, но комитет работает в правовых рамках.

— Больше всего претензий, очевидно, вызывает необходимость наличия опыта применения лекарств?

— Уверен, что противоопухолевые препараты без опыта использования применять для лечения больных, у которых это последняя надежда, нельзя. Не отвечать за результаты лечения, не знать, что будет с пациентом через год, — это преступление.

— Но ведь речь идет о зарегистрированных препаратах.

— Регистрация не всегда является гарантией качества лекарственного средства. Я приведу пример. В 1993 году фирма «Авант» регистрирует несколько так называемых отечественных препаратов-генериков. Попасть в список препаратов, которые можно закупать за бюджетные средства, им не удалось. Но ровно через год эти же препараты вновь регистрируются в Украине (мы еще разберемся, как это произошло), только уже как индийские, а по запросу регистрации — вообще производства канадской фирмы.

Дело в том, что при регистрации лекарства далеко не всегда проводятся его клинические испытания — иногда для этого достаточно документов фирмы-производителя. Однако если клинические испытания и проводятся, то чаще всего предприниматель выбирает короткую программу, на небольшом количестве больных. Иногда эти результаты получают в невероятно сжатые сроки —например, за две недели. Так что, по сути, мы лишь регистрируем факт наличия на нашей территории того или иного препарата, а не проверяем его качество и эффективность.

Разумеется, мы принимаем критику относительно необходимости регламентации фармацевтического рынка. В кратчайшие сроки изучим европейские правила импорта, на их основе разработаем собственные, после чего столь эмоциональные дискуссии, как нынешняя, стихнут и хлам на территорию Украины свозить не будут.

— Известно, что именно одно из нововведений стало поводом для начала информационной кампании против Минздрава. Я имею в виду открытие тендеров не в начале 2005-го, а в конце 2004 года, когда говорили, что Минздрав делит шкуру неубитого медведя.

— Раньше нас постоянно упрекали в том, что слишком поздно начинаем процедуру торгов. С момента создания тендерного комитета МЗ тендеры проводились в течение всего текущего года, а поставки осуществлялись в ноябре—декабре. Ведь с момента появления объявления до определения победителя проходит 45 суток, а минимальные сроки поставки лекарств или оборудования после определения победителя — 30 дней. В результате нередко регламентированные законодательством сроки проведения тендеров не согласовывались с интересами больных и врачей.

Поэтому теперь Минздрав, определив на основе поступившей из регионов информации потребность в лекарствах и изделиях медицинского назначения на будущий год, будет оглашать тендеры сразу после принятия Государственного бюджета. Не наша вина в том, что принятие бюджета на 2005 год затянулось. Зато открытие торгов в декабре позволило зафиксировать цены на закупаемые товары на уровне конца 2004 года и передвинуть сроки поставок товаров в медучреждения к апрелю-маю.

Орел или решка?

Выступление Михаила Сятыни — заместителя председателя комитета ВР по вопросам здравоохранения, материнства и детства в сочетании с поступившим ранее запросом депутатов в СБУ и Генпрокуратуру с просьбой проверить факты злоупотреблений в МЗ при закупке лекарств и изделий медицинского назначения вполне можно было бы принять за естественное желание навести порядок. Однако возникает вполне закономерный вопрос: что за этим стоит? Неужели простое нежелание ряда предпринимателей работать цивилизованно? Но недовольных тендерами и политикой в области здравоохранения всегда было предостаточно, однако их действия никогда не были такими слаженными и дерзкими. Понятно, что политический момент выбран подходящий, но в любом случае — без соответствующей поддержки не обошлось.

Причина, видимо, в том, что в данном случае сошлись интересы самых разных людей. Многие посчитали, что можно удачно воспользоваться ситуацией в стране и популярностью темы борьбы с коррупцией. Позиция нынешнего руководства МЗ не устраивает как некоторых депутатов (что самое интересное, представляющих партии, по квоте которых Андрей Пидаев и попал в свой кабинет), так и предпринимателей, некоторых ученых из АМН Украины и даже кое-кого в самом Минздраве.

По крайней мере, о деятельном участии заместителя министра здравоохранения Тимура Педченко в организации депутатского запроса и помощи фирме «Фармадом» по дестабилизации работы тендерного комитета недавно упоминал www.censor.net.ua. То есть, с одной стороны, идет борьба за руководящие должности в Минздраве и доминирующие позиции в области здравоохранения, которые в последнее время несколько утратила АМН Украины. С другой, все упирается в те самые деньги. Ведь «свой», легко управляемый министр открывает прямую дорогу к бюджетным средствам. По поводу закупок препаратов у «Фармадома» к министру, рассказывают, неоднократно обращались влиятельные политики. Министр заверил, что если эти препараты качественные, как его в этом уверяют, то тендерный комитет МЗ рассмотрит предложение об их закупке на общих основаниях. Не исключено, что приобретет, если… их будет представлять на торгах фирма с более надежной репутацией. Однако таковой не нашлось: ни одна из известных отечественных фармацевтических фирм не решила взять на себя ответственность за неизвестно где и кем произведенные препараты.

Проблема вовсе не в имени Бориса Литовского — в конце концов, у «Фармадома» есть официальный директор. И даже не в том, что вся фирма размещается в одной комнате, а финансовый баланс за год составляет 17 грн. — согласно документам, предоставленным в тендерный комитет.

Дело в том, что лекарства, которые «Фармадом» пыталась продать летом прошлого года и сейчас, никто в Украине не видел. Каким образом они оказались официально зарегистрированными, остается только гадать — возможно, на основании документов фирмы-производителя. Нет таких препаратов и в самой стране-производителе — Индии. Предполагалось, что лекарства выпустят «под заказ», на деньги, полученные после заключения контракта с украинским МЗ.

Именно поэтому, вероятно, представители «Фармадома» протестуют против вполне законных требований тендерного комитета, в частности о необходимости наличия опыта применения данного препарата в наших клиниках. То есть прежде, чем закупать средство в масштабах страны, убедиться в его эффективности и безопасности.

В принципе, по закону у Фармкомитета есть право еще до регистрации направить любой препарат — генерик или оригинальный — на клинические испытания, если возникнут сомнения относительно его качества или надежности фирмы-поставщика. Однако товары «Фармадома» в Фармкомитете сомнений не вызвали, что позволило фирме примерно за месяц зарегистрировать рекордное количество препаратов и выставить 200 (!) позиций на зимних торгах — практически по всем лотам. Не смутил даже тот факт, что инструкции к некоторым из них как две капли воды похожи на инструкции к оригинальным препаратам известной немецкой фирмы.

Пройдя первый этап — регистрацию, «Фармадом» теперь борется за внесение своих лекарств в перечень закупаемых за бюджетные средства, полноправное участие в тендерах и отмену условия о необходимости наличия опыта применения лекарств. По всей видимости, с учеными-медиками, дающими заключение по тому или иному препарату, закупаемому на тендерах, фирма надеется договориться.

Хотя в это верится с трудом, поскольку ни один врач не станет закупать для своих больных малоэффективное или некачественное лекарство. К слову, на тендерах в АМНУ также закупаются главным образом дорогостоящие оригинальные препараты известных мировых фирм. Врачи исходят из следующего: так как денег все равно не хватает, лучше закупить дорогие лекарства (курс лечения некоторыми из них стоит около 10 тыс. грн.) — дешевые препараты больные смогут купить и сами.

Словом, складывается впечатление, что на наших глазах разворачивается крупномасштабная финансовая афера, авторы которой решили во что бы то ни стало идти напролом — правда, не сами лично. В случае удачи им удастся убить сразу двух зайцев: сорвать солидный куш на тендерных закупках и назначить нового, более управляемого министра здравоохранения, свалив все «проколы» на Андрея Пидаева.

Впрочем, если затея не удастся, то ее организаторы вряд ли будут особо переживать — денег в дело никто не вкладывал, официально подписей не ставил. Сотни тысяч больных так и не узнают, что их жизнями походя, без особого напряжения, играли в «орлянку». Для них до сих пор монетка падала правильно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно