Николай ЛИННИК: «Мне приходилось много раз оперировать раковых больных. Но видеть, что опухоль тает как льдинка гораздо приятнее»

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Мой журналистский интерес к теме поиска спасительного средства от рака не случаен — от этого тяже...

Мой журналистский интерес к теме поиска спасительного средства от рака не случаен — от этого тяжелого и коварного недуга преждевременно ушли из жизни двое близких родственников, несколько коллег и еще немало хороших людей, с которыми в разное время посчастливилось общаться. Особенно потрясла картина болезни одного из них: за считанные месяцы раковая опухоль превратила могучего красавца в изможденного, высохшего до неузнаваемости старика…

Рак и в начале ХХI века является одной из главных причин смерти человека. В течение предыдущего столетия, совершившего невероятный научно-технический прорыв, найти радикальное средство от рака, тем не менее, не удалось. Медицина и сейчас в основном признает три основных способа лечения онкозаболеваний — хирургическое вмешательство, лучевую и химиотерапию. Но на этой, по выражению самих врачей, «кляче-тройке» далеко не уедешь. Перечисленные способы, как давно замечено, удаляют и разрушают не только опухоль, они губительно воздействуют на организм больного. Сегодня многие медики и ученые-онкологи сходятся во мнении, что наши надежды в борьбе с раковыми заболеваниями и впредь останутся иллюзорными, если мы будем основываться только на токсическом воздействии на организм больного. Методам отчаяния, как иногда называют лучевую и химиотерапию, нужна альтернатива, не имеющая побочных и токсических эффектов. К каким только средствам не прибегали исследователи с целью повысить внутренний потенциал больного, его жизненный ресурс!.. В онкологии широко применяются так называемые иммуностимулирующие методы лечения рака, при которых используют те или иные природные и фармакологические препараты, повышающие иммунитет организма, его возможности противостоять болезни. Но их применяют в качестве дополнительных средств к основным методам, к тому же не все они так безобидны, как кажется, например, некоторые сильные природные адаптогены могут стимулировать рост недоброкачественных клеток.

«Новые методы интегральной реабилитации в онкологии и коррекции дисметаболических состояний» — тема международной научно-практической конференции, состоявшейся в Киеве. В ней принимали участие отечественные и зарубежные ученые, а также практикующие врачи. В частности, речь шла о методе «реставрации» иммунитета (технология Grinization). Американские специалисты поделились опытом применения метода доктора Ревичи (метод Revichi), имеющего много общего с системой пищевого восстановления организма Grinization (о ней мы уже рассказывали в публикации «Против рака — вкус жизни», «ЗН», №33, 2004 г.)

Упомянутая публикация начиналась с рассказа о киевлянине Александре С., который прошел курс лечения по системе оздоровительного питания (ее полное название — мультифакторная система алиментарного, или пищевого, восстановления человека Grinization). С тех пор прошел год. Александр Сергеевич (дай Бог ему здоровья!) чувствует себя хорошо. А ведь до того, как услышал о новом методе избавления от раковой опухоли, перенес три операции (одну из них — в США) по поводу злокачественной меланомы, в онкологической клинике испытал на себе все лечебные методы, но, несмотря на это, онкопроцесс прогрессировал. Александр Сергеевич сказал, что пересмотрел свое отношение к питанию, а после лечения по новому методу по настоящему ощутил вкус жизни. В прямом и переносном смысле. Он даже начал подумывать о выходе на работу. (Его фамилию, а также фамилии других пациентов, по понятным причинам, не называем. И по причинам, не всегда понятным. Александр Сергеевич рассказал, как несколько дней назад ему позвонил один из собратьев по несчастью, которого медицина уже «списала». Поднял трубку, бодро поприветствовал, в ответ — напряженное молчание. Слышно, что дышит в трубку, а дальше — гудки. Были и другие звонки: «Ты еще жив?.» Зависть — вещь опасная…)

Ольге Н. два года назад поставили диагноз — злокачественная опухоль. Женщине удалили молочную железу, назначили лучевую и химиотерапию. Последнюю перенесла крайне тяжело. Через какое-то время врачи обнаружили опухоль на второй железе. Ужасы перенесенных ранее мучений оказались сильнее страха смерти — от операции и «химии» она отказалась наотрез. Стала интересоваться альтернативными методами. Знакомые подсказали адрес Института здоровья нации. Пройдя курс реабилитации по системе оздоровительного питания, Ольга буквально преобразилась — выглядит она сейчас значительно моложе своего «паспортного» возраста.

— Глядя на эти компьютерограммы, даже неспециалист может легко обнаружить различия, — рассказывает главный врач Института здоровья нации кандидат медицинских наук Николай Линник. — На первом снимке — опухоль размером 3,8х3,9 см. На втором, сделанном через месяц, размер опухоли уменьшился до 3,1х3,5 см. И что очень важно — изменилась ее структура, значительно уменьшилась плотность. Образно говоря, опухоль тает как льдинка. У нас есть много документальных данных, в частности результаты гистологических исследований, которые подтверждают: происходит обратное развитие опухоли (регресс). В некоторых случаях злокачественные новообразования за три-четыре недели практически исчезали.

— Как говорят в народе, опухоль рассосалась?

— Ну, я как врач, не могу так говорить, хотя по сути так оно и есть.

Наша беседа с Николаем Ивановичем состоялась в его рабочем кабинете в Институте здоровья нации. Если раньше он совмещал обязанности заведующего отделением торакальной хирургии одной из столичных больниц с исследовательской практикой, то сейчас всецело поглощен работой в новосозданном институте. Хирург с 20-летним стажем, множество раз оперировавший и наблюдавший пациентов с раком легких, он поначалу сомневался в возможностях метода, не мог поверить, что без скальпеля и других радикальных средств можно уничтожить опухоль. Но затем убедился, что метод «работает», причем иногда с невероятным эффектом, а широкие научные контакты утвердили в понимании, что исследования ведутся в очень перспективном направлении.

— Николай Иванович, на конференции ученые и практикующие врачи проявили огромный интерес к методу «пищевой» реабилитации организма. Были, конечно, и скептические высказывания, мол, сколько уже предлагалось разных панацей…

— Научная конференция такой направленности проводилась впервые не только в Украине, но и в масштабах СНГ. Примечательно, что в ней участвовали как ученые-онкологи, так и исследователи из других научных областей — иммунологи, биохимики, психологи, ученые, занимающиеся исследованиями дисметаболических состояний. Для многих, особенно практикующих онкологов, очень интересно было узнать об оригинальном подходе к лечению рака американского доктора Эммануила Ревичи (ныне уже покойного), предложившего так называемую нетоксичную химиотерапию. Этого врача-исследователя постигла участь многих новаторов — признание пациентов, которым он спас жизнь, и непризнание его методов со стороны коллег-врачей, даже возбуждение ими судебных дел против Ревичи, где его обвиняли во врачебной некомпетентности.

— Кстати, я сейчас читаю увлекательную книгу об этом незаурядном человеке. В Украине скоро выйдет перевод фундаментального труда доктора Ревичи и это станет поводом для того, чтобы рассказать нашим читателям о нем и его оригинальном методе более подробно. А сейчас хотелось бы перейти к вопросам, касающимся метода «пищевой» реабилитации человека. На конференции прозвучало обнадеживающее: метод пришел в Украину. Где он применяется?

— Действительно, теперь, чтобы пройти курс реабилитации по этому методу, не нужно ехать в Болгарию. Год назад специальное питание готовилось в лабораторных условиях и применяли его в стационаре. Себестоимость одного дня лечения составляла 300 долларов. Весьма дорого, но тогда другого выхода не было, к тому же участники проекта (в нем задействована международная группа ученых) могли проводить углубленные исследования процессов, которые происходят в организме человека во время приема специально обработанного питания. За это время удалось наладить производство лечебных продуктов. Они получили разрешение на применение в Украине и уже поставляются, хотя пока и небольшими партиями, в нашу страну.

— Не хотите ли вы сказать, что теперь курс реабилитации можно пройти амбулаторно?

— Сейчас у нас амбулаторно проходят реабилитацию около двадцати киевлян. Они приходят к нам ежедневно для проведения необходимых анализов. Правда, некоторые наши пациенты вскоре сами овладевают несложными процедурами, проводят их дома, и приходят к нам только на контрольные осмотры. Эффективность реабилитации контролируем с помощью иммунологических анализов и компьютерной томографии. Из других городов и регионов пациентов пока немного — у нас ведь нет стационара. Но что характерно: к нам приезжают врачи-онкологи из разных мест, которые хотят сделать лечение онкозаболеваний более успешным, улучшить качество жизни своих пациентов. Больным, которые перенесли операцию по удалению опухоли, химиотерапию, необходима реабилитация.

— А у нас такие больные фактически брошены на произвол судьбы. Профессор Дмитрий Мясоедов, заведующий кафедрой онкологии КМАПО, на той же конференции привел удручающую статистику: после традиционного лечения выживает 50% пациентов. Многие умирают от метастазов. Кстати, кто-то из выступающих приводил и другую, не менее впечатляющую цифру: в Японии показатель выздоровления онкобольных составляет 94%.

— Думаю, что и у нас вскоре должны произойти изменения к лучшему. Сейчас многие специалисты пытаются осваивать новые методы, внедрять прогрессивный опыт. Раньше, обнаружив метастазы, просто удаляли новообразования. Мы предлагаем использовать нашу технологию также в качестве предоперационной подготовки. Если стимулировать иммунную систему, то метастаз начинает уменьшаться (стабилизироваться), в этот момент его надо убрать. И затем провести курс реабилитации.

— Интересно, какая стоимость курса «пищевой» реабилитации?

— В пределах десяти тысяч гривен.

— А его продолжительность?

— Минимальная — 21 день. Все зависит от состояния пациента. Как правило, к нам приходят люди уже после того, как испытали на себе весь арсенал лечебных методов, применяемых в онкологии, поэтому для реабилитации таких пациентов требуется больше времени. Хотя, не скрою, бывают случаи, когда болезнь уже настолько запущена, что у организма совсем не осталось ресурса для восстановления.

— В чем заключаются ваши рекомендации?

— Во-первых, строгий диетологический комплекс. И тут очень важен индивидуальный подход. С помощью особых тестов мы определяем, какие продукты для конкретного пациента являются пищевыми аллергенами, чтобы его организм не тратил силы на борьбу с чужеродными веществами. Его силы должны быть мобилизированы только на уничтожение клеток-«чужаков» и «реставрацию» иммунной системы.

Многие спрашивают: «Слышали, что вы лечите диетой. Какая она?» Как я уже сказал, с помощью тестов комплекс продуктов подбирается сугубо индивидуально. Но диета сама по себе не лечит.

— А что входит в состав специальных продуктов?

— Это продукты питания, расщепленные по особой технологии до уровня белков, липидов, аминокислот, витаминов и других биологически активных составляющих. Это дает возможность организму получить все необходимые питательные вещества и аминокислоты для жизнедеятельности, а иммунной системе сохранять свой ресурс, направляя его исключительно на борьбу с раковыми клетками. Многие из продуктов обладают онкопротекторными свойствами. Но основным продуктом служит дальневосточная голотурия семейства кукумария (Cucumaria japonica Semper), обработанная специальным образом.

— У жителей Японии просто культ морепродуктов, в том числе они обожают пищу из гребешков и морских огурцов — голотурий. И всем известно, что японцы — рекордсмены по общей продолжительности жизни и минимальному количеству раковых заболеваний.

— Однако при пищевой обработке утрачиваются самые важные свойства морских огурцов. Метод специальной обработки кукумарии, используемой в мультифакторной системе алиментарного, или пищевого восстановления человека, является ноу-хау.

— Наконец, вопрос, который возник после чтения книги о докторе Ревичи. У нас многие медики до сих пор не признают рокового влияния хирургического вмешательства на опухолевую прогрессию. В то время как американский исследователь еще в шестидесятые годы минувшего века доказал, что при разных видах рака характерны нарушения или щелочного, или кислого цикла pH мочи. Отсюда он сделал вывод, что успешным будет такой метод лечения рака, который позволит нормализовать ежедневное колебание показателя pH от щелочной фазы к кислой. Ревичи также считал, что в подавляющем большинстве случаев хирургическое вмешательство связано с гораздо большим риском, чем это принято считать, так как оно вызывает сдвиг водородного показателя в сторону увеличения щелочности. Американские специалисты, участвовавшие в киевской конференции, рассказали, что в своей практике они широко и успешно используют метод pH-метрии.

— Для наблюдения за нашими пациентами мы также применяем этот метод. У здоровых людей изменение pH подчиняется суточному ритму, т. е. в течение суток должно быть два пика — щелочной и кислый. У онкобольных значения pH аномальные, суточный ритм нарушен. Существует очень простой метод контроля показателей pH, который легко использовать в домашних условиях. Здесь мы анализируем данные ежедневных измерений и в зависимости от сдвигов в сторону либо щелочной, либо кислой реакции и проводим соответствующую коррекцию. То есть стараемся создать в организме условия, невыгодные для опухолевой клетки. Насколько мне известно, методом pH-метрии пользуются во многих западных клиниках.

— В завершение разговора хотелось бы поделиться главным выводом, который я вынесла из конференции: значимость ее в первую очередь в том, что на ней обозначились подходы к интегративной терапии рака. А это вселяет надежду на излечение и продление жизни онкобольных.

— Ради этого мы увлеченно работаем. И отрадно, что находим все большее взаимопонимание в медицинских кругах.

P. S. Еще одна приятная новость. Ее в эти дни привез из Германии один из пациентов Николая Ивановича — 43-летний Сергей. Три года назад он был прооперирован в немецкой клинике по поводу хондросаркомы бедра. В ноябре прошлого года при контрольном обследовании в Германии у него обнаружили множественные метастазы в легких. Cергей прошел курс реабилитации в Институте здоровья нации. Обследование в институте радиологии в Германии показало: метастазов нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно