НАЛОГ НА БОЛЕЗНЬ С ЯНВАРЯ МЫ СТАНЕМ НА 9% БЕДНЕЕ, ЕСЛИ ЛЬГОТА ПО НДС НА ЛЕКАРСТВА БУДЕТ ВСЕ-ТАКИ ОТМЕНЕНА

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать

То, что не получилось сделать в декабре 2002-го, депутаты с ловкостью «провернули» в нынешнем июне: приняли закон, отменяющий льготу по НДС на лекарства и изделия медицинского назначения...

То, что не получилось сделать в декабре 2002-го, депутаты с ловкостью «провернули» в нынешнем июне: приняли закон, отменяющий льготу по НДС на лекарства и изделия медицинского назначения. В результате с 1 января 2004 года вышеназванные товары будут облагаться 17%-ным НДС, который чуть снизится — до 15% — лишь с января 2006 года. Правда, имеется оговорка: льгота сохранится для лекарств, входящих в перечень жизненно необходимых. Пошли законодатели и на небольшую уступку, так как первоначально предполагалось «врубить» НДС «на полную катушку» — на стандартные 20%.

Однако от этого ничуть не легче. Обсуждая тему отмены льготы на лекарства в декабре, специалисты-фармацевты утверждали, что это преждевременный и социально неоправданный шаг. За прошедшие полгода ситуация в стране если и изменилась, то к худшему — учитывая недавнее повышение цен на сахар и крупы. К каким последствиям приведет рост цен на медикаменты, просчитать несложно.

Достаточно обратиться к опыту России, где недавно отметили своеобразный «юбилей» — год введения 10%-го НДС на лекарства. Общий вывод таков: произошел рост цен на медицинские препараты (в среднем на 12%, а в некоторых регионах до 20% и даже до 40%), ожидаемые отчисления в бюджет оказались мизерными, значительно снизилось потребление лекарств малообеспеченными слоями населения.

Произошло и серьезное сокращение сектора российских препаратов на внутреннем рынке. По данным Счетной палаты РФ, шесть крупнейших федеральных фармпредприятий за девять месяцев 2002 г. перечислили в бюджет НДС в сумме 9,7 млн. рублей. За этот же период из-за роста цен на лекарства и снижения продаж объем производства этих предприятий сократился на 7% (это повлекло сокращение и налогооблагаемой базы). В результате убытки производителей составили 14 млн. рублей. Это при том, что отмене льготы предшествовало пятилетнее освобождение производителей жизненно важных препаратов и изделий медицинского назначения от уплаты налога на прибыль, позволившее модернизировать предприятия, повысить качество и конкурентоспособность фармацевтической продукции.

В сложной ситуации оказались и дистрибьюторские фирмы. В прошлом году в Россию сократился легальный ввоз лекарств из-за границы, возрос импорт через оффшорные компании-однодневки, поставляющие в том числе и поддельные лекарства. По подсчетам специалистов, за время действия НДС на лекарства объем нелегального рынка медпрепаратов возрос с 5—7 до 15%. Что же в таком случае ожидает нас после введения 17%-го налога?

— Оптовые и розничные цены на медикаменты возрастут не менее чем на 20—25%, — прогнозирует первый заместитель госсекретаря Минздрава Михаил Пасечник. — Значит, лекарственные средства для населения станут недоступнее. Одновременно существенно снизятся возможности бюджета по льготному обеспечению лекарствами инвалидов, больных социально опасными и хроническими болезнями, других наиболее незащищенных слоев населения. Даже предусмотренная законом льгота для препаратов, входящих в перечень жизненно необходимых, не улучшит ситуацию: субстанции для их производства будут облагаться налогом на общих основаниях.

Кроме того, это существенный удар по отечественному производителю. Падение объемов производства, темпов реализации продукции серьезно осложнит работу по модернизации производства в соответствии с требованиями европейских стандартов, разработку отечественных препаратов. Такое изменение в законодательстве будет объективно стимулировать «тенезацию» производства и оборота медикаментов, развитие сети краденого и фальсифицированного товара — так называемого «серого» и «черного» рынков.

Снизится качество ряда отечественных препаратов, некоторые из них и вовсе исчезнут из продажи. Ведь большинство украинских лекарств изготавливают из импортных субстанций, цены на которые фиксированы. То есть исходная стоимость препарата останется прежней, добавится НДС, а соответствующим образом повысить отпускную цену предприятия не смогут — рынок не воспримет. Из такой ситуации могут быть два выхода: остановить производство малорентабельной продукции либо искать более дешевые (а значит, и менее качественные) субстанции.

Для того чтобы введение НДС было логичным, отмечает Михаил Пасечник, в Украине должен существовать единый перечень основных (жизненно необходимых) лекарственных средств, базирующийся на национальных стандартах лечения. В соответствии с ним следует осуществлять госзакупки, проводить ценовую, налоговую, льготную и прочую дифференциацию препаратов. У нас же таких перечней сегодня девять, и ни один из них не в состоянии выполнять функции, которых требуют нынешние реалии. Также необходима действенная дотационная политика в отношении лекарств: к примеру, государство «забирает» льготу по НДС, но при этом вводит некую компенсационную систему. У нас этого пока тоже нет.

— Создается впечатление, что идет усиленное лоббирование чьих-то далеко не альтруистических интересов, — считает председатель правления государственной акционерной компании «Ліки України» Лариса Титенко. — Причем, что самое возмутительное, — за счет здоровья людей. О какой национальной политике лекарственного обеспечения населения может идти речь, если попирается ее основной принцип — доступность лекарств? В большинстве развитых стран производитель, оптовики и аптеки платят пониженный НДС или не платят его вовсе. Признано, что оптимальный уровень НДС на лекарства во Франции и Испании — 2,1% и 4% соответственно (при стандартных ставках 20,6% и 16%). При этом практически во всех европейских странах работает система компенсаций и возмещений больным стоимости лекарств.

В Украине более 80% лекарств покупают сами граждане. Компенсация отпуска лекарств из бюджета отдельным категориям больных составляет всего 2,7% от общей реализации (против более 70% возмещения стоимости потребляемых населением лекарств за рубежом) и по сравнению с 2000 года сократилась на 1,1%.

Во внимание не берется и социально-экономическая ситуация в стране. Введение 17%-го НДС на медикаменты, по самым оптимистичным прогнозам, полагает г-жа Титенко, повысит их цены в рознице на 12%. Это означает, что жизненный уровень людей, покупающих медикаменты, снизится на 5—9%. Хотя, скорее всего, произойдет значительно более стремительный рост цен. Об этом говорит и опыт России.

В Украине подобная мера может привести к катастрофическим последствиям. Ведь 70% работающих в стране получают зарплату, которая ниже прожиточного уровня, а 22,3% — ниже законодательно установленной минимальной зарплаты. Размер средней пенсии составляет только половину прожиточного минимума, установленного для неработающих. При этом демографическая ситуация в Украине, падение уровня жизни населения и экологические проблемы провоцируют рост таких социально опасных заболеваний, как онкологические, сердечно-сосудистые, туберкулез и другие, требующих дорогостоящего лечения. Есть некоторые основания полагать, что именно снижение потребления лекарств хроническими больными с низкими доходами стало одной из причин повышения смертности от этих недугов.

Следовательно, люди, инициировавшие данную поправку к закону, сознательно обрекли на смерть десятки тысяч своих сограждан. При этом они не дали себе труда проконсультироваться со специалистами. То, что текст закона составляли не профессионалы-медики, видно не только по его философии, но и по некоторым терминологическим ошибкам, замечает Лариса Титенко. К примеру, в законе идет речь о «медичних пристосуваннях та медичних засобах». В фармации же таких терминов нет! Обычное клише — «лікарські засоби та вироби медичного призначення». К тому же авторы почему-то различают понятия «лекарства» и «лекарственные средства», что на самом деле одно и то же.

В обращении Всеукраинской аптечной ассоциации к Президенту страны и народным депутатам отмечается еще один примечательный факт. «Совершенно очевидно, — пишется в нем, — что данная норма вообще не обсуждалась депутатами профильного комитета Верховной Рады по охране здоровья, материнства и детства. Но удивляет другое: для чего тогда создавался подкомитет по фармакологии во главе с народным депутатом М.Сятыней и почему он, а также его коллеги Н.Полищук, Р.Богатырева и А.Беловол промолчали перед голосованием закона?»

Почему промолчали депутаты — вопрос, конечно, интригующий, но теперь уже не столь злободневный. Сегодня важно, чтобы не промолчал Президент, на имя которого Минздравом и представителями крупнейших фармацевтических предприятий направлено письмо с просьбой сохранить льготную ставку НДС на медикаменты, исключив соответствующие пункты из принятого парламентариями закона. Пока гарант хранит молчание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно