Йоханнес Хубер: «Антарктида для человечества намного больше, чем природные ресурсы»

1 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 1 декабря-8 декабря

Недавно в украинской столице находился с визитом исполнительный секретарь Договора об Антарктике (Вашингтон, 1959 г.) Йоханнес Хубер...

Йоханнес Хубер
Йоханнес Хубер

Недавно в украинской столице находился с визитом исполнительный секретарь Договора об Антарктике (Вашингтон, 1959 г.) Йоханнес Хубер. Он встретился с первым заместителем министра образования и науки Украины Андреем Гуржием, директором Национального антарктического научного центра (НАНЦ) Валерием Литвиновым, а также ознакомился с деятельностью возглавляемого им учреждения, побывал в ряде институтов НАН Украины, которые совместно с НАНЦ принимают участие в исследованиях ледового континента.

Дело в том, что в 2008 году в Киеве планируется провести заседание ХХХІ консультативного совещания стран — участниц Договора об Антарктике (АТСМ), которое в алфавитном порядке ежегодно проходит в одной из стран, имеющих статус консультативной стороны Антарктического договора. В данном же случае особенность встречи элитного научного сообщества, изучающего Антарктиду, состоит в том, что ее намечено провести после завершения ІІІ Международного полярного года (IPY). То есть участники АТСМ, определяя тенденции развития исследований полярных регионов планеты на ближайшую перспективу, будут находиться под непосредственным впечатлением от совместных акций, экспериментов и предварительных их итогов.

Для Украины, которая отработала на собственной антарктической станции «Академик Вернадский» свое первое десятилетие и стала полноправным антарктическим государством, этот визит ученых из многих самых развитых стран всех континентов будет своеобразным экзаменом, на котором нужно подтвердить свой менеджерский талант и электронную готовность воспринять и трансформировать огромный массив информации. Она касается не только деятельности системы договора, но и ряда других назревших вопросов международного сотрудничества ученых в полярных зонах. Конечно, наши ученые и руководители отечественной науки уже неоднократно бывали на таких форумах, но устраивать такие мероприятия самим совсем другое дело. Секретариат АТСМ занимается подготовкой и проведением его совещаний в разных странах мира и имеет в этом плане богатый опыт.

Кстати, следующее, ХХХ, заседание АТСМ состоится в 2007 году в Нью-Дели. Побывав в Индии, г-н Хубер решил, что будет нелишне обменяться мнениями с украинской стороной относительно хода подготовительного процесса и ХХХІ совещания. Такая подготовка обычно длится два года и согласовывается на всех уровнях правительства страны, которая принимает представителей антарктического содружества, и с внешнеполитическими ведомствами стран — участниц совещания.

— Господин Хубер, какие задачи реализует исполнительный секретариат Договора об Антарктике в период между заседаниями АТСМ?

— Главная наша задача — поддержка работы АТСМ и Комитета защиты окружающей среды (СЭР) в период между конференциями. Мы оказываем содействие обмену информацией между сторонами — участницами договора, подписантами Протокола об охране окружающей среды, а также координируем и поддерживаем связь со всеми звеньями системы Договора об Антарктике, другими международными институтами. Секретариат также является основателем баз данных, касающихся деятельности системы договора и протокола. Он сохраняет, поддерживает и распространяет рабочую информацию, обнародует важнейшие документы АТСМ и СЭР, решает текущие вопросы.

— Вы ученый или менеджер?

— По профессии я дипломат, но уже немало лет тесно сотрудничаю с учеными. В МИД Нидерландов занимался вопросами международного сотрудничества ученых по научно-техническим проблемам в области ядерной безопасности, освоения космического пространства и, конечно же, Антарктики...

— Какое впечатление произвела на вас Антарктика?

— Я бывал на американской станции Мак-Мердо — одной из самых близких к Южному полюсу, а также на ряде других станций. Впечатление, нужно сказать, неописуемое! Айсберги, полярное сияние, многоцветные закаты солнца, пожалуй, никого не оставят равнодушным. Особенно поразил эффект антарктического «супервидения», когда четко видно то, что находится от тебя на расстоянии нескольких десятков километров... И, конечно же, уникальный животный мир. Пингвины, киты, морские львы... Там становится особенно очевидно, насколько важны усилия международного сообщества для сохранности этой первобытной красоты.

— Скажите, пожалуйста, а как вы лично относитесь к развитию международного туризма в Антарктике, который в последние годы заметно оживляется? Вполне вероятно, что эта тенденция будет сохраняться и в дальнейшем, поскольку любители путешествий остальные континенты в значительной мере освоили. Сейчас они желают чего-то необыкновенного, экстремального. Не вредит ли это окружающей среде Антарктиды, не мешает ли работе исследователей?

— По этому поводу есть несколько мнений. Лидируют в сфере антарктического туризма частные структуры США, России и некоторые фирмы из самых близких к Антарктике стран. Эти же государства активнее всего занимаются полярными исследованиями.

Прежде всего необходимо признать, что любое антропогенное влияние на этот уникальный регион мира — нежелательно. Однако полностью избежать его — нереально. Наука там присутствует уже давно, и с этим нужно мириться. Другое дело, как минимизировать отрицательное влияние человека на окружающую среду Антарктики. Для этого сделано уже немало. Этому служат вся система Договора об Антарктике, Комитет по охране окружающей среды. Антарктида провозглашена зоной сотрудничества всех стран во имя мира и науки. Разработан ряд мероприятий для того, чтобы предотвратить нанесение вреда окружающей среде и животному миру Антарктики. Там систематически проверяется соблюдение требований международных договоренностей по этим вопросам, делается все, чтобы не допустить их нарушений. Но туризм индустриализируется, поэтому мы должны объединенными усилиями направлять его в экологически чистое русло...

— Не кажется ли вам, что таким инструментом может быть именно целевой научный туризм, применение максимально суровых экологических ограничений для тех, кто попадает в Антарктику? Мечтаешь стать ученым, хочешь увидеть самый большой на Земле природный заповедник, полюбоваться удивительными животными, познать что-то неординарное, получить эстетическое наслаждение — пожалуйста. Но — не навреди! К примеру, на украинской антарктической станции «Академик Вернадский» на протяжении летнего сезона бывает до двух тысяч туристов. Для них специально разработаны правила пребывания на территории станции, посещение домика-музея английского полярника Ворди. И не исключено, что этот поток желающих увидеть Антарктиду будет возрастать, а это уже дополнительная нагрузка для исследователей, которые там работают. Как же быть?

— Большинство стран, работающих в этом регионе, разделяют эти тревоги и относятся к развитию туристического бизнеса отрицательно. Тем не менее на практике этот процесс действительно остановить трудно. Следовательно, проблема требует толерантного решения. Некоторые страны, скажем Уругвай, так же, как и вы, считают, что создание новых направлений специализированного туристического освоения Антарктики может уменьшить отрицательное влияние на ее природу. Вместе с тем не исключено, что суровые требования и ограничения относительно пребывания на ледовом континенте могут лишь подогреть желание ярых искателей приключений побывать в царстве айсбергов и пингвинов.

— И действительно: где же еще нужно ходить след в след, складывать окурки и прочий мусор в специальный контейнер, которым может служить металлическая банка из-под пива, после чего забирать его с собой на судно и везти на другой континент. Где еще нужно непременно иметь с собой биотуалеты, а все пищевые и бытовые отходы оперативно утилизировать, забирая с собой... Такие требования — своеобразная плата за возможность посетить Антарктиду. Не ли так?

— Полагаю, что в ближайшее время эти вопросы станут предметом обсуждения научного сообщества. Страны — участницы Договора об Антарктике этот аспект деятельности на ледовом континенте без внимания не оставят. Что-то положительное в этом плане может дать и опыт следующего Международного полярного года. А сегодня каждая страна действует в рамках своей компетенции. Думаю, НАНЦ стоит подумать о том, что зимовщикам целесообразно иметь специального человека на станции, который бы отвечал за прием посетителей в летний сезон, проводил экскурсии по территории острова, рассказывал о работе ученых, следил за выполнением экологических требований и тому подобное.

— Не возникают ли вопросы по поводу целесообразности антарктических экспедиций, исследований на шестом континенте? Ведь он далеко, а рядом немало более актуальных социальных и экономических проблем. Например, в Украине аналогичные замечания со стороны налогоплательщиков раньше звучали неоднократно.

— Интересный вопрос. Тем не менее должен вас разочаровать. Вы в этом не оригинальны. Моя родина Голландия — страна маленькая. Ее ученым также приходилось обосновывать свой интерес к Антарктике на государственном уровне. Я слышал подобные вопросы в Дании. И преимущественно их задают в бедных странах. Все зависит от того, что исследователи предлагают своим государствам. Наука в развитых странах в значительной мере двигает экономику. Вы свой потенциал в определенной мере уже продемонстрировали. Нужно информировать общественность о результатах своих научных работ, их теоретической и практической направленности. Чем более широкой будет такая популяризация в прессе, тем меньше будет возникать подобных вопросов.

И совсем не обязательно мечтать о добыче в Антарктиде полезных ископаемых или транспортировке по океанам ледяных массивов с пресной водой, как это случается в отдельных странах. Антарктида для человечества намного больше, чем природные ресурсы. Это — уникальная природная лаборатория, кухня погоды, чувствительный индикатор движения планеты под лучами солнечного тепла. Она является своеобразным гарантом жизни современной земной цивилизации. Поэтому вопрос о целесообразности изучения Антарктиды, по моему мнению, становится все более неуместным.

— И последнее, в развитие вашей мысли. Есть страны, которые настаивают на необходимости воспользоваться богатствами антарктических недр уже сегодня. А не может так произойти, что когда залежи полезных ископаемых на других континентах иссякнут, под давлением бизнес-интересов концепция отношения к Антарктиде в этом плане может измениться? Как вы понимаете, для Украины это практического значения не будет иметь, поскольку что-либо, доставленное оттуда, будет для нас золотым... Мы заинтересованы в поиске альтернативных решений.

— Соответствующий «геологический» интерес отдельные страны, расположенные вблизи ледового континента, действительно проявляют. Тем не менее развивать эту тему мне бы не хотелось. Скажу одно. На полстолетия на богатства Антарктиды наложено табу. Будет ли продлен срок его действия, зависит от антарктического содружества. Именно ученые должны убеждать правительства, бизнес-структуры в нецелесообразности и ошибочности таких потребительских взглядов. Антарктида может дать знания и технологические прорывы, хотеть от нее большего просто опасно. Ученые прогнозируют, что нарушение природного энергетического баланса на этом континенте может повлечь неслыханные катаклизмы во всех уголках планеты. Поэтому, оберегая девственность Антарктиды, мы заботимся о собственном выживании. Всегда есть выбор...

— Благодарю за интервью. До свидания в Киеве!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно