Вторая достойная профессия после пожарных

12 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 12 августа-19 августа

Проблемы леса и лесозаготовок в нашей стране вот уже более десяти лет вызывают острейшие дискуссии...

 

Проблемы леса и лесозаготовок в нашей стране вот уже более десяти лет вызывают острейшие дискуссии. Хорошо известная группа в украинском парламенте активно ратует за приватизацию леса. В то же время большая часть работников леса и руководство отрасли не менее упорно и давно выступают за то, чтобы лесом владело исключительно государство. «ЗН» не раз предоставляло возможность обеим сторонам высказать свою точку зрения на страницах еженедельника.

Вот уже три месяца — после назначения нового председателя Государственного комитета лесного хозяйства Украины Виктора Червоного — в лесном ведомстве царит определенность. Дело в том, что после длительных дискуссий с заинтересованными представителями бизнеса, после изучения опыта соседних стран было принято решение — лес должен оставаться во владении государства. Создается программа реформирования лесной отрасли. Не надо быть пророком, чтобы предсказать осенью бурные дискуссии на эту тему в парламенте. Их острота будет подогреваться приближающимися парламентскими выборами. Так что вполне уместно основательно разобраться в сути вопроса.

Состоявшаяся в середине июля в Госкомлесхозе совместная пресс-конференция, в которой приняли участие высшие руководители не только лесной отрасли Украины во главе с Виктором ЧЕРВОНЫМ, но и генеральный директор государственных лесов Польши Януш ДАВИДЗЮК, позволила обсудить наиболее острые вопросы предстоящей украинской реформы и сравнить их с состоянием отрасли в соседней стране. В пресс-конференции также приняли участие региональный директор государственных лесов в Кросне Ян КРАЧЕК и советник генерального директора лесов в Польше Блажей МОЖУХА — бывший генеральный директор лесов Словакии. В.ЧЕРВОНЫЙ: — Считаю, что участие в пресс-конференции польских коллег — очень важное обстоятельство нашей встречи. Дело в том, что площадь лесов Польши почти такая же, как и в Украине, есть много и других схожих моментов. Кроме того, перед Польшей в свое время стояли аналогичные проблемы. Наши соседи упорно в течение пятнадцати лет реформировали лесное хозяйство, и сейчас у них есть серьезные достижения. По примерно такой же схеме проведена реформа лесного хозяйства в Литве.

В последние годы Комитет лесного хозяйства изучал принципы организации лесного хозяйства в различных европейских государствах, чтобы найти наилучшую модель для его реформирования. Мы подходим к этому вопросу очень взвешенно. Нужно учитывать, что леса Украины, в отличие от многих европейских стран, находятся в пяти климатических зонах и в каждой из них — свои особенности ведения лесного хозяйства. Это полесье, лесостепь, степь а также леса Карпат и Крыма. Кроме того, в Украине не сформирован частный собственник, который имел бы опыт работы в лесном хозяйстве, где каждая операция планируется на десятилетия, а ошибки лесоводов реально смогут увидеть следующие поколения.

Поэтому использовать для реформы лишь одну модель европейской страны, какой бы хорошей она ни была, нам будет сложно. Мы решили на основании опыта разных стран выработать собственную модель ведения лесного хозяйства в современных условиях. На прошлой неделе наша делегация лесного хозяйства возвратилась из Литвы, где мы по поручению президента изучали опыт работы лесоводов. Несколько ранее наша делегация была в Польше. Сегодня мы рады видеть польских лесоводов на украинской земле.

Я.ДАВИДЗЮК: — Я впервые в Украине и очень рад, что у нас наладилось сотрудничество. Проблемы лесоводства, экологии требуют, чтобы мы смотрели на несколько десятков лет вперед. Обмен опытом очень важен, потому что и ошибки в нашем деле проявляются через несколько десятилетий. Пожалуй, Польша — единственная из стран, переживающих период реформирования, не поддавалась искушению приватизировать леса. По требованию наших лесничих они остались во владении государства. Наши соседи — чехи, словаки, латыши, эстонцы приватизировали 40 — 50 процентов лесов. К сожалению, приватизация леса приносит много новых проблем.

До реформы у нас было задействовано более ста тысяч людей, а сейчас только 27 тысяч. Однако 80 тысяч не лишились рабочих мест, а перешли в частный сектор, созданный при лесном хозяйстве. Мы приглашаем украинских лесничих к нам, чтобы показать им и наши успехи, и наши просчеты. Всегда дешевле учиться на чужих ошибках, чем делать собственные. Наше сотрудничество послужит и украинским лесам, и польским, чтобы наши дети и внуки жили на более благополучной планете.

Б.МОЖУХА: — В Словакии приватизирована половина лесов. Немцы и австрийцы купили нижнюю часть приватизированных горных лесов, и теперь в государственные леса нельзя добраться. Так что это большая ошибка. Лес не может быть предметом краткосрочного бизнеса.

В.ЧЕРВОНЫЙ: — Украина выбрала путь в Объединенную Европу. Польша уже находится в ней. Надеемся, что нам удастся учесть как положительный опыт, так и негативные моменты реформирования лесного хозяйства, чтобы украинская модель его ведения стала лучшей в Восточной Европе.

Я.ДАВИДЗЮК: — Преобразования в отрасли привели к повышению зарплаты. До реформы средняя плата у нас была в два раза ниже, чем по стране. Сейчас средняя зарплата польского работника по стране — 500 евро, а в государственных лесных хозяйствах — около 900 евро. Профессия лесника стала привлекательной, и конкурсы в высшие учебные заведения лесного профиля достигли семи-восьми кандидатов на одно место!

Не скажу, что у нас нет проблем. Мы ощущаем большое давление экологов. Это одна из противоречивых сторон демократии. К примеру, у нас, да, думаю, и у вас, некоторые экологи считают, что к лесам нельзя даже прикасаться пилой. С этим трудно согласиться — нужно понять, что дерево — ресурс, который возобновляется, и за ним нужно ухаживать и с помощью пилы тоже…

«ЗН»: — Как в вашем реформированном хозяйстве в лесу чувствуют себя дикие животные — зубры, волки?

Я.ДАВИДЗЮК: — Самая большая популяция зубров живет в Польше на границе с Белоруссией, другая — в Карпатах. Они чувствуют себя вольготно, популяция увеличивается. Наш президент как-то даже предложил подарить пять зубров президенту Франции. Тот поблагодарил, но добавил, что во Франции… нет денег прокормить такое стадо. Волки в Польше тоже чувствуют себя хорошо, они под охраной. Из восточных регионов, где они динамично развиваются, хищники мигрируют на запад. Зеленые бурно протестуют против отстрела волков. Это тоже спорная тема: их так много развелось, что сокращается популяция оленей. Лесничие считают, что пора проводить контролируемый отстрел хищников. Однако наше правительство не отважилось принять такое решение.

«ЗН»: — В Украине борются за то, чтобы экспорт древесины прекратить вообще. Как у вас относятся к этому?

Я.ДАВИДЗЮК: — Мы стараемся продавать чисто символическое количество древесины, и то только для того, чтобы удержать необходимое число каналов на рынок на всякий случай, если возникнет необходимость продать излишки древесины, не нужные на внутреннем рынке. Наша политика — перерабатывать максимальное количество древесины на отечественном рынке. Это увеличивает добавочную стоимость. При этом я ничего не имею против, если благодаря иностранному капиталу у нас будут строить заводы, фабрики по переработке древесины и создавать новые рабочие места. У нас развита целлюлозно-бумажная промышленность и есть предприятия по производству древесных плит. Очень важно, чтобы завод был размещен недалеко от места заготовки, так как перевозить древесину недешево.

Переработка древесины у нас находится в частных руках. Мы продаем ее «у дороги» и никогда не будем продавать лес «на корню», как пытались сделать некоторые наши соседи. Евреи нас научили, что деньги имеет тот, кто продает конечный товар. Вот это правило мы четко соблюдаем.

В.ЧЕРВОНЫЙ: — В Польше, как и в Литве, древесина «на корню» не продается. А это путь, на который нас толкают коммерческие структуры в Украине. Они говорят: задача работников леса — выращивать, а продавать — задача коммерческих структур. В Польше продажей древесины занимаются лесные предприятия. Переработка древесины находится в частной собственности. Это позволило привлечь серьезные инвестиции. В Польше в последние годы европейские инвесторы построили очень много заводов по выпуску продукции из древесины. Экономика страны позволяет вкладывать инвестиции в глубокую переработку. Развитое целлюлозно-бумажное производство и хорошо налаженный выпуск древесно-стружечных плит позволяют комплексно использовать всю древесину, и в первую очередь низкосортную. Эти направления нужно активно развивать и у нас. Переработка древесины должна быть отделена от лесного хозяйства. Но это нельзя сделать за один день. Сегодня в наших цехах работают десятки тысяч людей, которые получают заработную плату, имеют социальные гарантии. Но для привлечения инвестиций, новых технологий мы должны искать иные формы организации производства. Комплексное ведение лесного хозяйства в Украине себя оправдало. Особенно в 90-х годах, когда большинство деревообрабатывающих заводов поменяло собственника и многие из них были остановлены. И сейчас еще в Карпатах можно увидеть неработающие комплексы бывших лесокомбинатов, которые когда-то выпускали лучшую в Союзе мебель.

«ЗН»: — У лесной отрасли в Польше есть какие-нибудь налоговые преимущества?

Я.ДАВИДЗЮК: — При реформировании у нас в стране были созданы самые благоприятные условия для работы лесохозяйственных предприятий. Все собираемые налоги возвращаются на развитие хозяйства, потому что Польша хочет быть зеленой, красивой и иметь чистый воздух. А для этого нужно вкладывать средства в лесное хозяйство.

Что еще считаю большим нашим достижением — это воспитание любви к лесу у людей. Мы организовали 19 центров в лесах, создали специальные просветительские домики, в которых побывало два миллиона молодых людей. Они получили возможность почувствовать и полюбить лес. Это повлияло на общественное мнение. И теперь, как показывают опросы, около 70 процентов граждан Польши положительно относятся к работникам лесного хозяйства. Профессию лесничего высоко ценят в нашей стране, свыше 90 процентов респондентов высказались даже за то, что эта профессия по привлекательности… вторая после пожарного. Она обогнала по популярности массовые и популярные профессии учителя, врача, полицейского.

«ЗН»: — Общество восприняло идею о том, что лес должен быть государственным?

В.ДАВИДЗЮК: — Да, хотя как только у нас начинаются выборы, некоторые партии выходят с предложением о приватизации лесов. Но эти идеи не имеют серьезной поддержки в народе.

В.ЧЕРВОНЫЙ: — К сожалению, в Украине общественное мнение не в пользу работников леса. Нас обвиняют в том, что мы проводим сплошные рубки, хотя в Польше, где площадь лесов приблизительно такая же, как и у нас, рубят в два раза больше, чем в Украине. Даже заповедников на лесных площадях в Польше всего около двух процентов, а у нас около 13! Но это не успокаивает общественность. И вследствие этого, когда рубки не проводятся, лес стареет, древесина теряет свои качества, деревья чаще поражаются грибковыми заболеваниями, это приводит к их усыханию. Сегодня в Польше рубят больше 70 процентов старого леса, а в лесах Украины всего около 40 процентов. Нужно разъяснять гражданам правила грамотного ухода за лесом. У нас есть прекрасный опыт работы школьных лесничеств, они охватывают около 10 тысяч ребят. И этот опыт нужно развивать. Очень важно — воспитывать экологическую культуру, отношение людей к лесу должно быть таким, как к собственному дому. Ведь часто можно увидеть у нас, как мусор везут в лес, как после отдыха веселых компаний в лесу на прекрасной поляне остается куча мусора, а то и пожар случается.

«ЗН»: — Особенно люди жалуются, что прекрасные старые леса под Киевом рубят под корень. Ну лес-то под городом зачем рубить?

В.ЧЕРВОНЫЙ: — Леса зеленой зоны Киева так же, как и леса зеленых зон других городов, длительное время не эксплуатировались. Когда-то было принято решение о полном запрете рубок в таких лесах. А ведь у дерева, как и у человека, свой возраст. Лес достигает зрелости и максимальной эффективности, а потом приходит старость, а затем наступает отмирание, и в этот период его нужно срубить и посадить новый. Если бы это делалось под Киевом на протяжении многих лет, то все происходило бы постепенно и не вызывало такого волнения. А когда лет 30 не рубили совсем, общественность запротестовала.

«ЗН»: — Но под Киевом рубят вполне здоровые и красивые деревья, стопятидесятилетние дубы и такие же сосны. Зачем?

В.ЧЕРВОНЫЙ: — Сосны и дубы достигают своей зрелости к 80, 100 годам, в зеленых зонах — в 100—120 лет. Дальше идет их деградация и отмирание. Отдельные участки старого леса под Киевом нужно заменить. Городские и загородные леса испытывают очень серьезную нагрузку от отдыхающих, поглощают все выбросы в атмосферу промышленных предприятий, транспортных магистралей. Поэтому их замена должна быть постепенной. Здесь лучше применять выборочные рубки, что позволит под пологом старого леса сформировать молодые насаждения методами, максимально близкими к естественным.

Хочу подчеркнуть, что в Украине лесов больше создается, чем рубится. Это большая заслуга лесников. Но мы допустили и грубейшую ошибку — не вели диалога с общественностью. Так была потеряна связь с обществом, которое не понимает наших проблем. Положение нужно исправлять. Сегодня укрепляем отрасль специалистами не только высокопрофессиональными, но и высокоморальными, которые понимают, какие задачи ставит перед нами государство.

Сейчас по поручению президента, готовим концепцию развития лесного хозяйства, которую представим на утверждение правительству. При этом широко используем опыт Польши и Литвы. Основа концепции — государство ведет хозяйствование в лесу, оно же осуществляет контроль, получает древесину и ее продает. Деньги направляются на восстановление и наращивание объемов леса в стране. Но реформа предполагает и широкое привлечение частных предпринимателей для работы в лесу.

В польских лесхозах уже нет собственных работников — все работы выполняют частные предприятия. Но под контролем государства, под контролем лесничих. Это эффективный путь. У нас некоторые предприятия уже перешли на такую же форму отношений, как в Польше. В некоторых местах 30 процентов лесохозяйственных работ выполняют частники. Разные формы имеют право на жизнь в переходный период экономики. Пока бизнес у нас в лесной отрасли еще мало развит. К примеру, в Литве 50 процентов работы по перевозке леса осуществляют частные предприятия. А у нас за такую работу берется всего несколько процентов частников, потому что для этого нужны специальные чрезвычайно дорогие автомобили. Для развития частного бизнеса в отрасли государство должно создать нормальные налоговые условия.

Мы планируем провести реформу за три-четыре года. Хотя и литовцы, и поляки сделали это более чем за 10 лет. Если бы нам удалось, это был бы большой успех. Мы ставим перед собой задачу содействовать развитию малого и среднего бизнеса, обеспечить его древесиной. Сегодня государство создает все условия, чтобы в лесную отрасль пришли крупные инвестиции. Заводы, которые стоят по 5 — 20 миллионов евро и больше, будут строиться в Украине. Переговоры уже идут как на правительственном уровне, так и на региональном. Если у нас будет возрождена лесоперерабатывающая отрасль, тогда ни о каком экспорте древесины не будет и речи. Древесина не может экспортироваться из страны, которая всегда была лесодефицитной.

Кстати, мы не так много экспортируем и сейчас — всего около 20 процентов от того количества, которое заготавливаем. То есть цифры такие же, как и у поляков. К тому же экспортируем только ту древесину, которая не находит спроса на внутреннем рынке. Это древесина для производства целлюлозных производств и древесно-стружечных плит. Если придут инвестиции и будут построены такие заводы, Украина будет даже импортировать древесину из России, как она это делала раньше.

Работники леса ставят перед собой задачу увеличить количество лесов до научнообоснованных норм: лесов в Украине должно быть 20 процентов от общей площади. Тогда будут созданы комфортные условия жизни для наших людей. Для этого нужно посадить около 2,5 миллиона гектаров новых лесов. Это потребует чрезвычайно большой работы и значительных государственных инвестиций. Если бы программу удалось выполнить за 20 лет, это был бы гигантский прорыв. Мы готовы хоть сегодня начать работу — есть питомники, специалисты, техника. Не решается вопрос выделения земли. Сегодня во многих районах никто не может четко сказать, где чья земля, какая часть неиспользованной в сельском хозяйстве земли должна быть выделена для создания новых лесов. Эта работа должна быть выполнена органами землеустройства и подтверждена решением местных властей, тогда мы будем точно знать, что нам делать — ведь чтобы посадить лес в следующем году, мы должны знать об этом сегодня. Хотя бы потому, что нужно вырастить для этого посадочный материал.

Рассчитываем, что мы добьемся понимания на государственном уровне и сделаем значительно больше, чем удавалось за последние годы. Вспомним — в 60—70-е годы лесоводы Украины очень много лесов посадили в оврагах, балках, создали тысячи гектаров лесополос. И сегодня мы можем решать не менее сложные задачи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно