В КОНЦЕ КОНЦОВ, ЧЬИ ЖЕ ЭТИ СЛОНЫ?

19 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 19 мая-26 мая

Популяция африканских слонов, сократившаяся за последние десять лет с 1,3 миллиона до 600 тысяч, продолжает уменьшаться...

Популяция африканских слонов, сократившаяся за последние десять лет с 1,3 миллиона до 600 тысяч, продолжает уменьшаться. Кому и как надлежит решать проблему сохранения этих слонов от дальнейшего уничтожения? Вокруг этого ведутся в последнее время острые дискуссии. На одном полюсе — богатые любители животных, защитники окружающей среды, находящиеся вдали от «черного континента», на другом — африканские страны, население которых не просто обречено на сосуществование со слонами, но и должно даже платить за их «процветание»...

Вообще-то вопрос о слонах лишь часть более широкой проблемы защиты и сохранения тех видов редких животных, которые находятся под угрозой полного исчезновения. В свою очередь, отношение к дикой фауне — это одна из составных сложного клубка социально-экономических проблем, стоящих перед странами «черной» Африки.

Защитники окружающей среды — и их можно понять — делают акцент на вопросах, связанных с международной торговлей видами, находящимися под угрозой исчезновения, с сохранением их популяций. Так, в 1993 году на международной конференции в японском городе Киото защитники животных подтвердили «статус» слонов как «вида, находящегося в наибольшей опасности», и приняли решение о полном запрете международной торговли слоновой костью и другими «слоновьими» продуктами. Сегодня они заявляют, что этот запрет, обуздавший браконьеров и сбивший цены на слоновую кость, должен сохраняться и впредь.

Однако в самой Африке усиливаются совсем иные настроения. Взять, к примеру, Южно-Африканскую Республику. Там численность слонов не сокращается, а, наоборот, растет. Соответственно растет и браконьерство. Продолжает существовать черный рынок торговли слоновой костью: только за последние два года на нем было продано 35 тонн этого запрещенного «товара». С точки зрения защитников животных это — преступление. С точки зрения же местного населения — это «экономическая целесообразность», продиктованная заботой как о сохранении популяции слонов, так и об интересах самих местных жителей.

В самом деле, если слоны будут размножаться в ЮАР и дальше, то люди, рядом с которыми слоны обитают и чьим посевам наносят огромный урон, вынуждены будут исходить прежде всего из своих экономических интересов, и тогда слонов не спасут никакие запреты. Если же численность слонов будет оставаться неизменной, то фермеры все равно будут продолжать наступление на ареал их обитания, будут покрывать браконьеров, провоцировать «голодные бунты» серых гигантов...

Где же выход и есть ли он?

Один вариант предлагают Зимбабве и соседние с ней страны. Они первыми стали создавать программы, в соответствии с которыми деньги, получаемые от контролируемой охоты и туризма, направляются сельским жителям. Вместе с тем эти страны утверждают, что запрет на торговлю слоновой костью подрывает их усилия по решению нынешних социально-экономических проблем. Зимбабве, например, имеет в запасе 30 тонн слоновой кости — это бивни, конфискованные у браконьеров, а также бивни слонов, которых «выбраковывали», чтобы сохранить численность стада слонов на «разумном» уровне. Стоимость «товара» составляет примерно 2,5 миллиона долларов. Если бы Зимбабве смогла продать его, считают официальные лица, она была в состоянии финансировать ряд аграрных проектов, ныне замороженных из-за нехватки наличных средств.

В синтезированном виде позиция Зимбабве выглядит следующим образом: «Позвольте нам обращаться со слонами сначала как с источником поступления необходимых нам средств, которые мы могли бы направить на улучшение жизни сельского населения, и уж только потом — как с животными, как с «видом, находящимся под угрозой исчезновения...»

Более радикальный план выдвигает только Южная Африка. Она предлагает ослабить запреты на охоту на слонов и, если уж нельзя продавать слоновую кость, разрешить торговлю хотя бы слоновьим мясом и шкурами. Вырученные от такой торговли средства можно будет использовать для лучшего ухода за стадом слонов, за его сохранением и увеличением. Кстати, ЮАР высказывает также желание легально продавать продукты, получаемые ею от контролируемых популяций белых носорогов и крокодилов.

Соседние с ЮАР страны поддерживают ее идеи и предложения. Более того, четыре страны — Ботсвана, Малави, Намибия и Зимбабве, образующие своего рода «альянс по торговле слоновой костью», — угрожают пойти еще дальше, а именно: вопреки запретам, принятым международным сообществом защитников окружающей среды, продать свои запасы слоновой кости с тем, чтобы финансировать «управление своими стадами слонов».

Нетрудно догадаться, чем может окончиться подобная «самодеятельность». Группы защитников животных утверждают, что в этих странах уже сегодня наблюдаются признаки того, что в браконьерстве и нелегальной торговле слоновой костью замешаны и правительственные чиновники, и армейские круги.

Словом, как бы слонам не стало хуже...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно