УСТОЙЧИВОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИ БЕЗОПАСНОЕ РАЗВИТИЕ: УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ

1 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Наибольшие потери ХХ века — экологические Сегодня мы на пороге третьеготысячелетия. Если начал...

Наибольшие потери ХХ века — экологические

 

Сегодня мы на пороге третьего тысячелетия. Если начало первого тысячелетия в мировой истории прошло под знаком ожидания мессии, начало второго ознаменовалось пророчествами конца света, то начало третьего осознается чаще всего как реально возможный конец истории человечества.

Достигнув чрезвычайно высокого уровня познания и развития, общество тем самым создало реальную угрозу своему существованию. Сегодня речь идет об интенсивном качественном и количественном уничтожении природных условий и ресурсов, достаточных и необходимых для существования живого, прежде всего человека. По прогнозу ученых Римского клуба, при сохранении имеющихся тенденций во взаимодействии общества и окружающей среды уже через 35—40 лет может начаться массовое вымирание землян. Это касается всех стран и народов.

Остро эти вопросы впервые поднял генеральный секретарь ООН У. Тан. В его известном докладе на общем собрании ООН в 1969 году взаимосвязанные явления — демографический взрыв, истощение природных ресурсов и загрязнение окружающей среды — квалифицируются как угроза глобальной экологической катастрофы. Исторический доклад У.Тана — это образец первого системного подхода к проблеме человека и природы, которую с того времени начали рассматривать с позиции настоятельного требования следовать законам природы и учитывать ограничения, накладываемые этими законами.

С тех пор западные общества быстро осознали ситуацию и восприняли экологический императив как принцип развития экономики.

Особенно большие проблемы социально-экономического развития и связанные с ними экологические проблемы существуют в странах, получивших тяжелое наследство от бывшего СССР. Прежде всего это касается Украины, которая сегодня является одной из стран с наиболее трансформированной природной средой во всех ее проявлениях (наземном, воздушном, водном). Здесь так называемый «единый народнохозяйственный комплекс», бывший геополитической доктриной СССР, а не экономической целесообразностью, сыграл разрушительную роль в развитии экономики, придав ей все типологические признаки экономики колониальной.

Особую экологическую проблему вызвала авария на ЧАЭС.

Несмотря на определенное якобы улучшение отдельных экологических показателей в последнее время (уменьшение промышленных выбросов в природную среду, наращивание мощностей очистительных сооружений, снижение производственной активности предприятий и отраслей и т. п.), общая экологическая ситуация в Украине остается критической, а в отдельных случаях даже ухудшается: вырубаются лесные массивы, в т.ч. из заповедного фонда, увеличивается вспашка территорий и угодий за счет земель экологического назначения, практически прекратилась рекультивация нарушенных земель и т.п.

В связи с экономическим спадом в Украине в 1990—1998 годах объемы использованной пресной воды на производственные потребности уменьшились более чем вдвое. Вместе с тем, за тот же период попадание загрязненных стоков в поверхностные водные объекты возросло на треть; часть загрязненных сточных вод в общем водоотводе повысилась почти в 2,4 раза. Это при том, что централизованное водообеспечение в Украине было и осталось на уровне 21%. Для сравнения: в странах Прибалтики этот показатель составляет 80—90%, ФРГ — 90%, Европейской части России — 45%, Беларуси — 40%. К тому же водообеспечение в Украине на 80% осуществляется за счет поверхностных (загрязненных), на 20% — подземных (артезианских) вод (в цивилизованном мире — наоборот). 45% населения Украины употребляет питьевую воду, не отвечающую стандартам качества, принятым еще в 1982 г. и далеких по требованиям от европейских.

Наименее здоровое население в Украине — сельское (в мире — наоборот), у 80% сельских детей проблемы со здоровьем. Рост онкозаболеваний в Украине еще до чернобыльской аварии был наибольшим в бывшем СССР и составлял 0,3%.

Свойством негативных экологических процессов является их большая инерционность, а иногда — необратимость. Поэтому нарушенные экосистемы трудно, а часто просто невозможно восстановить. Не восстановятся в Украине в масштабе исторического времени уничтоженные эрозией и дефляцией плодородные почвы, около 3000 исчезнувших небольших рек, никуда не денутся многочисленные карьерные воронки на поверхности земли. Без усилий извне также не восстановится экологическое равновесие Днепра, не будут использоваться затопленные рукотворными морями земли, площадь которых равна площади Черниговской области.

Сегодня без преувеличения можно говорить о наличии в Украине экологического кризиса, из-за которого нарушается традиционная система жизнеобеспечения нации. Именно этот кризис — одна из главнейших причин неуклонной деградации украинского общества. По уровню жизни, его продолжительности и уровню образования (индекс развития ООН) Украина среди других государств мира занимает позицию во второй сотне: в 1994 г. занимала 45-ю, в 1997 — 94-ю. Сегодня смертность в Украине существенно превышает рождаемость (на сотни тысяч ежегодно).

Перечень потерь можно продолжать и далее, но и приведенных достаточно, чтобы вообразить размеры экологических разрушений Украины и величину утраченного, которое никогда не возвратится в украинскую сокровищницу.

Не прибегая к всестороннему анализу феномена «украинский экологический кризис», укажем лишь, что это даже не потеря, это последняя граница, за которой — пропасть. История свидетельствует, что утрата контроля над природной средой имеет катастрофические последствия для государств, наций и цивилизаций в целом, при этом выпадающих (выбывающих) из исторического контекста (А.Дж. Тойнби, Ф. Энгельс, Л. Гумилев и др.).

 

Устойчивое экологически безопасное развитие (экоразвитие) —
путь к выживанию

 

Беспрерывное углубление экологического кризиса, а точнее кризиса отношений общества и природы, в конце ХХ века вызвало необходимость радикальных мер относительно целей и приоритетов развития.

На этом пути особое место принадлежит «Общепланетарному саммиту» — конференции ООН по природной среде и развитию (РИО-92), состоявшейся в Рио-де-Жанейро в июне 1992 года. На этом саммите задекларированы принципы устойчивого экологически безопасного развития и приняты два исторических документа: «Декларацию в деле природной среды и развития» и «Глобальную программу действий — Повестку дня XXI» (Агенда-21).

Руководители 179 стран — членов ООН (Украину на этом саммите представлял председатель Верховной Рады Украины И.Плющ) призывали правительства всех стран мира и граждан Земли к внедрению принципов устойчивого экологически безопасного развития в сфере социальной, экономической и экологической политики.

По определению Мировой комиссии ООН по развитию и окружающей среде (Комиссия Брундтланд), устойчивое развитие (англ. sustainamble development) — это развитие, обеспечивающее потребности нынешнего поколения без потерь для будущего поколения обеспечить свои собственные потребности. Сегодня существует достаточно много толкований этого термина, тем не менее ни одно из них не стало общепризнанным. Но во всех случаях речь идет о развитии в пределах хозяйственной (экологической) емкости природной среды, не вносящем необратимых изменений в природу и не создающем угроз для сколь угодно длительного существования человека как биологического вида homo sapiens.

 

Таким образом, речь идет о вещах простых и очевидных — благосостоянии человека и благополучии природы. С термином «устойчивое развитие» ассоциируются понятия о развитии — сбалансированном, стабильном, природосоответствующем. Часто употребляемый сейчас в Украине термин «постоянное развитие» — наименее адекватен сущности понятия.

Парадигма общества устойчивого развития существенно отличается от парадигмы индустриального (экономического) общества, основывающегося на приоритете экономического роста путем широкого использования индустриальных способов производства, в т.ч. и в сельском хозяйстве. В индустриальном обществе происходит концентрация производства и населения, урбанизация, формирование системы ценностей, ориентированных на эффективность, рациональность безотносительно к возможностям природной среды.

Социальный и экономический прогресс в индустриальном обществе идет по линии наращивания объемов производства материальных благ и получения экономической выгоды любой ценой. В таких условиях охрана природы оказывается делом, подчиненным экономическому развитию, что обуславливает принципиальную невозможность надлежащим образом защитить окружающую среду. Вот почему природоохранные мероприятия часто оказываются неэффективными, а природоохранное законодательство — недейственным.

Тем не менее индустриальное общество развитых стран обеспечило своему населению высокий уровень материального благосостояния и качества услуг, хотя при этом было использовано невероятное количество природных ресурсов и природная среда разрушена так, что реально возник вопрос выживания человека как биологического вида.

При советской модели индустриального общества не было создано материальной основы высокого качества жизни, хотя природных ресурсов при этом использовано не меньше, а даже больше на единицу ВВП, по сравнению с Западом.

По структуре приоритетов постиндустриальное (постэкономическое) общество практически ничем не отличается от индустриального (экономического), но экономический рост здесь достигается на основе новых технологий, происходит переход от товаропроизводительной к обслуживающей экономике. Производство услуг и информации играет доминирующую роль. Формируется новый социально активный класс — интеллектуальная элита и технократы, контролирующие материальное производство и процесс создания высоких технологий через информацию, используемую в производстве конечного продукта. Иначе говоря, знание и информация становятся ведущей продуктивной силой. Отсюда другое название постиндустриального общества — информационное общество.

Если постиндустриальное (информационное) общество в экономическом росте воспринимает ограничение экологического императива — оно приобретает признаки общества устойчивого экономически безопасного развития. Парадигма такого общества, в отличие от индустриального, основывается на органичном (не механическом) тринитарном объединении экономической, социальной и экологической сфер, при определяющей роли последней.

Итак, общество устойчивого развития — это качественно новая фаза постиндустриального (постэкономического) общества, это новый социальный порядок, отличающийся от предыдущих форм первоочередным значением и ролью личности в социальной структуре. При переходе к обществу устойчивого развития социально-экономический прогресс должен воплощаться не столько в наращивании объема производства материальных благ, сколько в изменении отношения человека к самому себе и своему месту в окружающем мире. Но это не означает, что материальное обеспечение человека теряет свою ценность. Наоборот, материальный прогресс, надлежащий уровень материального обеспечения — необходимое условие формирования нового социально-экономического порядка. Но здесь речь идет о том, что достаточным условием для установления нового порядка является изменение ценностных приоритетов человека, создание такой ситуации, когда главным для личности становится совершенствование ее внутреннего, духовного потенциала. На смену труда как деятельности, продиктованной исключительно материальной необходимостью, должна прийти активность, мотивированное желание человека раскрыть себя в соответствии с собственной внутренней природой.

На сегодня альтернативы устойчивому развитию не существует. Концепция устойчивого развития предопределяет новую поведенческую доминанту человека в природе, что повлечет ее движение действительно к ноосфере как сейчас, так и на отдаленную перспективу.

 

Принципы устойчивого экологически безопасного развития

 

Конференция ООН РИО-92 разработала принципы и рекомендации относительно сбалансированного решения социально-экономических задач и сохранения природной среды и природно-ресурсного потенциала в период перехода к устойчивому развитию.

Привлекает внимание общая гуманитарная направленность этих принципов, средств и целей устойчивого развития. В частности, вводится новое для нас понятие качества жизни, имеющее как материальные, так и нематериальные измерения.

Основной заботой каждого общества провозглашено обеспечение нормального психического развития и сохранения здоровья человека. Это связано с прогрессирующим ухудшением качества природной среды, с одной стороны, и стрессогенным и иммунопонижающим влиянием экологически измененной среды на организм человека, с другой. Факторы, формирующие здоровье современного человека (поле здоровья), распределяются так: образ жизни — 53%, экология — 21%, биология (наследственность) — 16%, система здравоохранения — 10%. В Украине неблагоприятное экологическое состояние окружающей среды обуславливает рост экологической составной здоровья до 60—70%.

Для устойчивого развития важно признание разумного (достаточного) предела удовлетворения собственных потребностей, то есть ограничение потребительских инстинктов. Это требует иной философии жизни и быстрого распространения ее среди всех слоев общества.

Реализация принципов устойчивого развития возможна в иной, чем была и есть, экономической системе. Действующая мировая экономическая система настроена на максимальную выгоду, полученную любой ценой, будучи механизмом обогащения богатых и обнищания бедных. Критерию выгоды в экологическую эпоху должны противостоять понятия партнерства, паритетности и справедливости. Единица результатов в этой системе должна обеспечиваться минимумом ресурсов.

Конференция РИО-92 предложила финансовый механизм поддержки нового социально-экономического порядка на этапе его становления путем выделения 0,7% валового национального дохода промышленно развитыми странами в помощь странам — экспортерам сырья. Иное дело, что эти намерения пока не выполняются.

Следует отметить, что устойчивое развитие — это длительный, нелегкий эволюционный процесс, а не очередная кампания, это не только задача, — это надежда на то, что мы сможем гордиться миром, переданным в наследство последующим поколениям.

 

Устойчивое развитие
и проблемы экономического роста

 

Экономический рост — это количественное увеличение и качественное усовершенствование общественного продукта и факторов его производства. Количественные и качественные признаки этого роста отражаются в темпах прироста выработанного продукта, подъеме национального богатства, в решении социальных проблем и возрастании благосостояния народа. Современные подходы к определению показателей экономического роста обрабатываются с привлечением к экономическим калькуляциям экологической составной.

Одна из основных задач перехода к обществу устойчивого развития — оценка экономических связей между хозяйственной деятельностью человека и природной средой, являющаяся одновременно и фактором, и барьером экономического роста. То есть речь идет об определенном динамическом равновесии системы «общество — природная среда». Это обстоятельство модифицирует все предыдущие представления о традиционной модели экономического роста, ставя под сомнение целесообразность безграничного роста любой ценой.

Взамен на первый план выступает потребность пересмотреть само определение сущности роста и поиски его новых измерений. Одно из таких измерений в докладах Римского клуба названо экологическим барьером (барьером роста), определяемым истощением природных ресурсов и деградацией природной среды.

Иная точка зрения состоит в том, что настоящей причиной деградации природной среды является не столько сам рост, сколько его структура, стратегия, а также его способ.

По современным представлениям, экономический рост нельзя измерять лишь национальным доходом, не учитывающим многие нежелательные последствия, которые лишь усугубляются без учета экологического императива.

Постиндустриальное общество является образцом того, как можно решать обозначенные вопросы, минимизируя экологические потери и снижая удельные затраты энергии и природных ресурсов на единицу национального дохода. Это достигается на основании формирования новой продуктивной силы — научно-технической информации и знаний, носителем которых является так называемый третий класс (В.Иноземцев, 1998) — интеллектуальная элита общества. Но и в этом случае возникает проблема, состоящая в том, что бурный успех в наращивании материального благосостояния граждан ряда стран «большой семерки» при одновременном снижении уровня использования природных ресурсов возможен лишь в ограниченном секторе биосферы. Имеющиеся ресурсы и экономико-технологические возможности Земли могут обеспечить такой, как в США, жизненный уровень лишь 18% населения Земли, и то лишь в том случае, если остальные 82% населения не получат ничего. Следовательно, идея беспредельного экономического роста не может быть реальным ориентиром устойчивого развития в масштабе мира.

Особенность нынешней ситуации в Украине состоит в том, что она и Запад «играют» в экономическую интеграцию по разным правилам, во главе угла которых лежит один и тот же закон экономического рационализма. Это очень жестокий и несправедливый закон, который ради увеличения объемов производства в пределах единой глобальной экономики отвергает такие составляющие человеческого бытия, как состояние окружающей среды, качество жизни, ощущение культурной общности, этика и тому подобное. Результат действия этого закона — дальнейший рост конкуренции за экологическое пространство, ускоряющий разрушение воспроизводимых возможностей экосистем нашего жизнеобеспечения путем «вытеснения» всех форм жизни, на данный момент не являющихся необходимыми для увеличения потребления. В условиях свободных и открытых рынков, где главным аргументом являются деньги, в этой борьбе неминуемо побеждают богатые страны. И это сегодня — очевидный факт.

 

Образование как приоритет развития

 

Вопрос образования, расширение информированности населения и профессиональной подготовки связан практически со всеми направлениями деятельности в рамках «Повестки дня на XXI век» и еще теснее связан с вопросами удовлетворения потребностей человека, создания надлежащего потенциала развития, а также с информацией и наукой.

Из международного исторического опыта вытекает, что уровень социально-экономического развития любого общества, государства определяется уровнем образованности, культуры не столько отдельных лиц или даже группы людей, сколько средним уровнем образованности, культуры всего народа, нации в целом. Более образованное, а поэтому и более интеллектуальное общество никогда (во всяком случае, при нынешних условиях) не будет воспринимать как равноправное общество, отстающее по образованности, а значит интеллектуально.

Особое значение этот вопрос приобретает в период перехода к обществу устойчивого развития, обществу экологического мировоззрения, в котором знание и информация, вместе с духовностью, будут определять качество жизни, его безопасность. Тот, кто не понимает эту истину, в ХХІ веке будет жить хуже, чем в предыдущем. Недаром же развитые страны мира систематически увеличивают инвестиции в образование, а некоторые из них (Южная Корея, Япония, США) стремятся к внедрению всеобщего высшего образования.

Реальный, а точнее объективный уровень образования, а следовательно, и образованности общества в Украине сегодня неизвестен, но четко можно засвидетельствовать: по европейским измерениям он находится среди самых низких. При законодательно задекларированном полном всеобщем среднем образовании сегодня его получают не более 75—80% детей. Сотни тысяч детей вообще не учатся. Реальные реформы в образовательной области не происходят. Это при том, что в переходный период к устойчивому развитию образование рассматривается как ведущая область формирования интеллектуального потенциала государства, новых мировоззренческих ценностей, без чего, даже при условии внедрения самых эффективных ресурсо- и энергосохраняющих технологий, переход к устойчивому развитию невозможен.

 

Устойчивое развитие
и человеческий капитал

 

Образование и наука — ведущие сферы формирования человеческого капитала. Деньги на образование и науку — это ресурсы в человеческий капитал на накопление знаний, умений, навыков, духовность человека. Доказано, что инвестиции в человеческий капитал самые продуктивные и не бывают убыточными. Недаром в развитых странах мира человеческий капитал рассматривается как наиценнейший производственный ресурс и мощный фактор социально-экономического развития. В США уже в 80-е годы общая сумма доходов от физического капитала была в 14 раз меньше, чем от знаний, умений, которые, безусловно, были использованы с применением эффективных управленческих решений.

Роль человеческого капитала трудно переоценить во время перехода к обществу устойчивого развития, с учетом того, что все большая и большая часть общественного богатства будет воплощать в себе не материальные условия производства и труд, а знание и информацию, которые становятся главным ресурсом всех форм современного производства. Информационные ресурсы практически неограничены.

В Украине в свое время был создан мощный научно-технический потенциал, но сегодня он интенсивно распыляется, утрачивается, существенным образом ухудшается инновационная деятельность. Кризисные явления в обществе отрицательно сказываются на кадровом потенциале науки. Если в 1980 году в научном обслуживании было задействовано 600 тысяч человек, то уже в 1997-м — лишь 142,5 тысячи. На протяжении последних лет из Украины уезжает каждый десятый из защитивших кандидатскую диссертацию, каждый шестой из защитивших докторскую. Мы, таким образом, бесплатно усиливаем интеллектуальный потенциал Запада и развитого Востока и преступно обедняем свое государство. Перед Украиной стоит реальная угроза перехода к разряду отсталых стран «африканского типа», где уровень образованности общества не позволяет не только производить новейшие технологии, но и просто понимать и воспринимать их. А это уже перспектива отсталости практически навсегда.

При таких обстоятельствах, безусловно, первоочередной задачей для Украины является не только сохранение, а и наращивание научного потенциала. Но без решения проблемы финансирования науки выполнить эти задачи невозможно. Известно, если на науку выделяется менее 2% ВВП, начинаются разрушительные процессы не только в самой науке, но и в экономике и обществе в целом. В Израиле выделяется 3,5% ВВП, США — 2,05%, Японии — 2,75%. В Украине, к сожалению, этот показатель в последнее время не превышает 0,3 — 0,4%. Об абсолютной величине вложений и говорить не приходится. А это определяет и соответствующую отдачу, и соответствующие последствия, и соответствующую перспективу перехода к устойчивому развитию.

 

Украинские проблемы на пути к устойчивому развитию

 

Золотое праксиологическое правило Т.Котарбинского констатирует, что каждое доброе дело, затевающееся в пределах порочной системы, рано или поздно нейтрализуется этой системой. Наглядной иллюстрацией действия этого правила являются все прежние попытки построить в Украине демократическое, справедливое, правовое, экономически развитое, социально ориентированное государство. Бесспорно, без создания надлежащих благоприятных условий нельзя надеяться и на реальный переход Украины на принципы устойчивого развития. Это требует выяснения факторов неустойчивости развития, ограничивающих или делающих невозможной реализацию мер по обеспечению достойного будущего нашего государства. Вот некоторые наиочевиднейшие из этих факторов:

1. Отсутствие консолидированной украинской нации как хорошо организованной целенаправленной силы, строящей свою жизнь на основе национальных ценностей, с привлечением лучшего мирового опыта.

2. Структура экономики, созданная на идее единого народнохозяйственного комплекса бывшего СССР и не отвечающая потребностям и возможностям современной Украины.

3. Отсутствие четких ориентиров развития Украинского государства, обеспечивающих, с одной стороны, рост благосостояния, уменьшение бедности, а с другой — сохранение и реабилитацию природных ресурсов и окружающей среды.

4. Преимущественно неблагоприятное, часто катастрофическое состояние экологической ситуации практически на всей территории Украины.

5. Устаревшие малоэффективные, природоразрушающие технологии в сельском хозяйстве и промышленности, обуславливающие беспрерывную деградацию окружающей среды вообще и сельхозугодий в частности, низкое качество и высокую себестоимость продукции, непомерно большие материальные и энергетические затраты.

6. Преобладающая ориентация на исторически отжившее нанимательство, а не на совладельчество в сфере социально-производственных отношений.

7. Отсутствие приоритета образования, науки, национальной культуры в социально-экономическом развитии государства и, как следствие, низкий уровень образованности, культуры (прежде всего политической) общества.

8. Отсутствие политической воли государственной власти в реализации задекларированных в Конституции Украины принципов демократии, свободы, гуманизма, народовластия.

9. Высокий уровень преступности и коррупции (по этому показателю Украина занимает третье место в мире), что обуславливает беспрерывное углубление пропасти между нищетой подавляющего большинства населения и зажиточностью олигархической верхушки, а это ведет к нестабильности в обществе.

10. Недостаточность правового поля государства, часто ведущая к своеволию чиновничества, правоохранительных органов, марионеточности судебных властей, дальнейшему разорению природной среды и истощению природных ресурсов.

11. Практическое отсутствие влияния общественных организаций на государственную политику.

Не преодолев этих и других факторов неустойчивости, Украина не сможет перейти на рельсы устойчивого развития.

В соответствии с рекомендациями конференции РИО, каждая страна должна была разработать собственную концепцию, а до 2002 года и стратегию экоразвития.

Идеи Концепции устойчивого развития стали важной составляющей национальной политики и безопасности многих стран мира, прежде всего развитых, где уже созданы и действуют государственные структуры, организовывающие и координирующие деятельность в этом направлении.

Для каждой страны принятие Концепции перехода к устойчивому развитию — дело очень важное и ответственное. Здесь не место случайностям, равнодушию, поскольку речь идет о человеческой жизни, стратегии развития общества, государства, а в конечном итоге — мира на длительную перспективу.

Во время учебного семинара «Устойчивое развитие и Украина: экологическая политика нового тысячелетия», состоявшегося в Киеве в октябре 2000 года при благоприятствовании Агентства США по международному развитию, докладывались результаты текущей реализации концепций (стратегий) устойчивого развития США, Бельгии, Польши, Венгрии.

Из общего цивилизационного круга пока выпадает Украина, где идея устойчивого развития, к сожалению, до сих пор не стала общегосударственным приоритетом, хотя еще в 1997 году была создана Национальная комиссия устойчивого развития Украины при Кабинете министров Украины под председательством первого вице-премьера. Состав этой комиссии обновлен в августе 2000 года. Тем не менее этот, практически общественный, орган пока так и не стал центром по выработке последовательной государственной политики реализации идей устойчивого развития.

Тем не менее, начиная с 1992 года (от РИО) вопрос устойчивого развития в Украине в определенной степени является предметом осмысления, научного исследования и обсуждения отдельных научных сотрудников, практиков, представителей общественности. Но вся эта работа в целом неупорядочена, носит иногда случайный характер.

На содействие устойчивому развитию в Украине ориентирована «Программа развития ООН»
(ПРООН в Украине). Но из-за отсутствия надлежащего интереса со стороны властных структур к этому вопросу такое жизненно необходимое дело, как переход к устойчивому экологически безопасному развитию, в Украине пока не нашло надлежащего осмысления и реализации.

Лишь в конце 2000 года ограниченным тиражом были изданы документы РИО-92 и РИО+5 на украинском языке. В Украине, к сожалению, нет законодательно утвержденной концепции перехода к устойчивому развитию, имеющей общегосударственное значение мобилизующего характера. А те 13-страничные материалы, которые готовились как концепция в течение более чем 5 лет Национальной комиссией устойчивого развития, одобрены лишь как начальные для разработки Стратегии устойчивого развития государства. При таких обстоятельствах появляются и другие проекты этого направления, лишенные элементарных логических оснований, а поэтому и перспективы реализации. Примером таких проектов могут быть в спешке подготовленные Концепции устойчивого развития Киева, Севастополя, других городов Украины. Кое-кто уже готов разрабатывать концепции устойчивого развития отдельных административных регионов, учебных заведений, предприятий и т. д. не имея представления, чем же является для Украины феномен устойчивого развития. Это, к сожалению, приобретает характер хаотической кампании, которая, как свидетельствует опыт, ничем результативным не заканчивается.

Особенности перехода Украины к устойчивому развитию прежде всего связаны с необходимостью решения комплекса собственных экологических, социальных, экономических проблем.

Ни для кого не секрет, что за восемь лет, истекших со времени конференции РИО, Украина все еще занимает одно из первых мест в мире по уровню потребления энергии, воды, железной руды и других полезных ископаемых на единицу ВВП, а также по объемам производства промышленных отходов на душу населения (рис. 1)

На единицу ВВП в США сегодня расходуется 3 кг природных ресурсов, ставится задача уменьшить этот показатель до 0,3 кг. В Украине во времена СССР эти затраты достигали одной тонны. Из-за отсутствия надлежащей информации трудно вообразить это соотношение в современной Украине. Но, исходя из структуры украинского экспорта (рис. 2), где преобладают продукты ресурсо- и энергоемких производств, основанных на устаревших технологиях, можно утверждать, что в этом плане здесь немногое изменилось.

По всем экспертным оценкам, природоресурсный потенциал Украины, в структуре которого преобладают земельные и минеральные ресурсы, оценивается как один из крупнейших в мире. Умно воспользоваться этим потенциалом в интересах благосостояния украинского человека — одна из главнейших наших задач. Тем не менее современная концепция развития Украины, заложенная в программе «Украина — 2010», нередко базируется на старых принципах, исходя из которых основные оценочные понятия и критерии составляются практически без учета экологического императива. Природа Украины все еще рассматривается просто как ресурс, как способ развития продуктивных сил, когда принцип максимальной пользы составляет норму поведения министерств, ведомств, бизнесовых структур и т.п.

В упомянутой программе делается ударение на использовании земельных ресурсов без существенного (возможно, до 10%) снижения нынешнего катастрофического уровня распаханности угодий. Структуру посевных площадей предусматривается адаптировать (в сторону расширения) к потребностям рынка, не ориентируя общество на необходимость проведения «зеленой революции» и сокращения распаханности земель. Не уделяется надлежащего внимания ограничениям, налагаемым на аграрный сектор требованиями экологии.

Аналогичный подход в проекте Программы продемонстрирован также относительно второй составляющей нашего основного национального богатства — минеральных ресурсов. В структуре ВВП Украины преобладает добывающая промышленность, тогда как в США (1980) она составляет 2,6%, Германии — 1,1%, Франции — 0,8%, Японии — 0,6%. Добыча минеральных ресурсов ориентируется на потребности мирового рынка, безотносительно к тому, что сохранение имеющегося уровня добычи, в частности, железных и марганцевых руд самое меньшее через …надцать лет приведет к образованию на значительной части Днепропетровской и Запорожской областей лунного пейзажа. А что дальше?

Следует избавиться от иллюзии относительно наших безграничных природных богатств, ибо не так они, как прежде всего умение рационально выстроить стратегию и тактику жизни обеспечивает жизненный успех и благосостояние государства и ее отдельного гражданина. «Большие народы, — писал Адам Смит, — никогда не беднеют от расточительства частных лиц, но они беднеют от расточительства своих правительств».

Взгляд на природные ресурсы как на источник быстрого обогащения — типологический признак колониального подхода к стране.

На пути к обществу устойчивого развития каждая страна имеет свою точку отсчета.

Несмотря на все общеизвестные негативные последствия развития в условиях индустриального (экономического) общества, развитые страны создали одно из наиважнейших необходимых условий перехода к устойчивому развитию, а именно — создана материальная база, в связи с чем возникает возможность реализации достаточных условий для устойчивого развития, состоящих прежде всего в развитии личности, ее самоусовершенствовании, продуцировании новых знаний, информации, способных улучшить не только окружающую среду, но и, что очень важно, каждого отдельного человека и общество в целом.

В указанном контексте для Украины ведущей задачей является создание материального благосостояния, которое бы соответствовало ее значительному природно-ресурсному и социально-экономическому потенциалу (5-е место в Европе и 8-е — в мире). Но для этого прежде всего необходимо приостановление деградационных процессов в природе и обществе. Важная сугубо украинская задача — проведение действенных мер реабилитации окружающей техногенно измененной среды. Такими мероприятиями могли быть: приведение к требованиям экологического императива и геополитических условий структуры национальной экономики, уменьшение до экологически обоснованного уровня распаханности сельскохозяйственных угодий, решение проблемы каскада Днепровских водохранилищ, восстановление плодородия почвы, решение проблемы централизованного водообеспечения населенных пунктов и тому подобное.

Актуально для Украины, безусловно, привлечение к реализации принципов устойчивого развития национальных ценностей. Ведь национальное в построении государства — это не просто идея, а неотвратимая необходимость, вытекающая из природного закона единства этноса и окружающей среды. Постижение этой истины — путь к созданию консолидированной украинской нации и прогресса государства, пренебрежение этой истиной — путь к хаотическому барахтанью в океане неразрешенных проблем.

Для реализации этих задач необходима четкая, обоснованная, воспринятая украинским обществом государственная стратегия действий на нынешнее время и более отдаленную перспективу на принципах устойчивого развития. Этот документ должен отражать сбалансированность всех сфер жизнедеятельности, иметь мобилизующий характер и наконец дать ответ на сакраментальный вопрос: какое государство мы строим? Без этого все так называемые реформы в государстве (земельная, образования, угольной промышленности, энергетического комплекса, правоохранительной сферы, административная и т. п.) имеют противоречивый характер и будут обречены на неуспех, что мы и наблюдаем в течение многих лет развития независимой Украины.

P. S. В 2002 году в Йоханнесбурге (Южная Африка) состоится Мировой саммит по устойчивому развитию «РИО+10», на котором каждое государство-участник РИО-92 должно отчитаться по 40 задачам, определенным «Повесткой дня на ХХІ век». Нетрудно догадаться, с какими наработками на это международное собрание прибудет делегация от Украины. Ведь то, что не сделано за девять лет, за полгода наверстать невозможно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно