УГРОЗА ПРЕВРАЩЕНИЯ УКРАИНЫ В ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ ПОЛИГОН, РЫНОК СБЫТА ОСОБО ТОКСИЧНЫХ ХИМПРЕПАРАТОВ НЕ ИСЧЕЗАЕТ

5 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

Пестициды — это идеальная продукция для большого бизнеса: как и героин, они обещают рай, а приводят к пагубной привычке...

Пестициды — это идеальная продукция для большого бизнеса: как и героин, они обещают рай, а приводят к пагубной привычке.

(Пол Эрлих, Стенфордский университет, 1980 г.)

Разрозненные, однако далеко не единичные факты ввоза в Украину, преимущественно незаконным путем, различных ядовитых веществ, особо вредных отходов производств, в том числе радиоактивных, в последние годы буквально не сходят со страниц украинской прессы. (И это, понятно, лишь видимая часть токсического айсберга.) С самого начала они должны были послужить предостережением о новой серьезной опасности, угрожающей государству в столь переломный период его развития. Тем не менее такая опасность продолжает существовать и выражение, что Украина превращается в свалку ядовитых веществ, испытательный полигон неизвестных и малоизученных ядохимикатов, отнюдь не является, как убедимся далее, журналистским преувеличением.

В данной публикации мы решили подойти к проблеме пестицидов в Украине по возможности глубже. Тем более, что есть серьезный повод, и даже не один. Во-первых, недавно парламент принял закон «О пестицидах и агрохимикатах». А во-вторых, как ранее вкратце сообщалось в «ЗН», суд вынес решение по пестицидному делу, получившему довольно скандальную огласку. Так называемое дело по харнесу, за которым все еще тянется шлейф ведомственных интересов и кулуарных страстей, очень четко отразило положение вещей в сфере «применения в сельском хозяйстве средств защиты растений».

Прежде чем перейти к изложению не столько самой его сути, сколько наиболее характерных моментов и отдельных весьма интересных подробностей, нужно все же отметить, что это «дело» — поистине беспрецедентный случай в судебно-правовой практике не только в Украине, но наверняка во всем ближнем зарубежье. В обострении внимания к проблеме пестицидов, осознании опасности их бесконтрольного применения, пожалуй, не последнюю скрипку сыграли наши экологические беды, в т.ч. чернобыльская катастрофа. Как бы там ни было, это пестицидное дело знаменует собой в определенной мере изменение в общественном сознании (в частности, и в руководящих головах) в сторону экологического мышления.

Даже несмотря на то, что виновные не понесли никакой ответственности, что судебное дело вернулось, как говорится, на круги своя.

Итак, начнем с того, почему Генеральная прокуратура Украины заинтересовалась пестицидными проблемами.

Вскоре после того, как распалась общесоюзная система испытания и регистрации пестицидов, в Украине появился один любопытный документ. Приведем его полное название — «Список химических, биологических средств борьбы с вредителями, болезнями растений, сорняками, регуляторов роста растений, разрешенных для применения в сельском хозяйстве Украины в 1992—1996 гг.» (далее в тексте — просто Список).

Подобный союзный документ на аналогичный период был принят в 1991 году еще в бытность СССР. В украинском Списке, как потом выяснилось, оказался ряд препаратов, которые не значились в союзном и против которых возражал комитет по комплексной гигиенической регламентации пестицидов, дающий окончательные заключения о возможности регистрации и применения того или иного пестицида на территории СССР. Каким образом в нем появился ряд фактически не разрешенных препаратов? Да и какая такая настоятельная необходимость была в этом Списке? Ведь известен порядок в юридической практике, когда во избежание правового вакуума, за неимением нового законодательства в определенной отрасли, продолжает свое действие старое, т.е. союзное.

Список получил резко отрицательную рецензию директора Института гигиены труда академика Ю.Кундиева. (Впоследствии он в корне изменит свою позицию.) Имелись также отрицательные заключения (по харнесу) Минздрава Украины.

Гербицид харнес-81,5% к.э. (коэффициент эмульсии) был в союзном списке на временной регистрации. Срок этой регистрации истекал в мае 1993 года.

Здесь к месту будет отметить, что, по заключению специалистов, гербицид харнес-81,5% к.э. способен вызывать у животных опухоли различных органов, имеет канцерогенное и мутагенное действие, обладает способностью проникать в грунтовые воды, и к тому же препарат недостаточно изучен.

Тем не менее этот гербицид включен в Список препаратов, разрешенных к применению в Украине.

Была и другая причина, почему харнес попал в поле зрения прокуратуры. Согласно союзному положению «при временной регистрации пестицидов допускается их опытно-производственное применение на площадях, не превышающих в одном регионе 5 тыс. га, но не более 50 тыс. га на территории СССР за один сезон». То есть не более 100 тонн в год. Тем не менее по ходатайству министра сельского хозяйства Ю.Карасика бывший вице-премьер В.Демьянов в эти нормативы внес существенные коррективы, разрешив закупить 4000 тонн этого пестицида.

В октябре 1993 года при Кабинете министров Украины была создана Государственная межведомственная комиссия по делам испытаний и регистрации средств защиты и регуляторов роста растений («Укргосхимкомиссия») — структура, значимость которой, в принципе, переоценить трудно. Ведь от того, что попадает на наши поля, какой будет выращенная продукция, зависит в итоге здоровье людей. В ноябре того же года утверждено временное положение о порядке проведения госиспытаний и регистрации пестицидов. (Как стало известно впоследствии, положение, утвержденное председателем «Укргосхимкомиссии» В.Петрунеком, до сих пор не зарегистрировано в Минюсте, т.е. является незаконным. На каком же основании «Укргосхимкомиссия» зарегистрировала 92 препарата?)

Необходимым условием для регистрации препарата в Украине является проведение здесь его госиспытаний. Ввозить в Украину, производить, продавать и применять на ее территории разрешается только зарегистрированные в Украине препараты. Однако, как показали проверки, препараты регистрировались в нарушение этих требований — без проведения госиспытаний, без заключений научно-исследовательских институтов, без надлежащей экологической экспертизы. Невзирая на напряженную экологическую ситуацию в Украине, «Укргосхимкомиссия» значительно упростила порядок регистрации химпрепаратов по сравнению с тем, который действовал в СССР. В частности, исключено требование к фирме-заявителю о предоставлении данных о регистрации препарата в стране-производителе, и что особенно настораживает, так это отмена ограничений при применении препаратов с временной регистрацией.

Как явствует из удостоверения под номером 1, выданного 22 марта 1994 г. американской фирме «Монсанто», гербицид харнес-81,5% к.э. получил в Украине временную «прописку» (сроком на два года) для применения на следующих культурах: кукуруза, соя, подсолнечник.

Решение «Укргосхимкомиссии» о регистрации харнеса в Украине Генпрокуратура опротестовала как незаконное. Этот препарат, ранее временно зарегистрированный в СССР, подлежал либо постоянной регистрации, либо не подлежал регистрации вообще.

Интересно, что диапазон применения этого гербицида в Украине распространился также на подсолнечник, тогда как в союзную бытность он был испытан и разрешен лишь для кукурузы и сои. Откуда вдруг появился «подсолнечник»?.. (Вот уж поистине, несколько перефразируя известную украинскую поговорку, торопимся впереди «старшего брата» в пекло.) Но понять ход мыслей тех, с легкой руки которых под харнес отдано еще одну культуру, несложно: это ведь расширение объемов закупок и ввоза импортного пестицида. В один день — 15 марта 1994 года — «Укргосхимкомиссией» было зарегистрировано 10 препаратов и лишь по харнесу указана площадь применения — 1 млн. га. А ровно неделей раньше — 6 марта бывший и. о. премьер-министра Украины Е.Звягильский подписал с фирмой «Монсанто» «угоду», касающуюся, в частности, и закупки харнеса (3000 тонн). Существует ли между этими двумя событиями какая-то взаимосвязь — судить можно по-разному.

Заслуживает внимания и такой факт. Харнес-81,5% к.э. в США не применяется. Отсутствуют данные о применении этого препарата в какой-либо другой стране (кроме России). Согласно имеющимся данным, зарегистрированный в США гербицид харнес (11 марта 1994 г., а у нас, как помните, 15 марта) имеет иную препаративную форму (харнес-плас). А это уж, как понимают сведущие люди, «две большие разницы». К тому же, зарегистрирован он с большими оговорками относительно условий и порядка применения. Природоохранное законодательство там вынуждены соблюдать, ибо штрафами по миру пустят. У нас же, как будет сказано дальше, за грубые нарушения Закона об охране природы строгой ответственности фактически не существует.

В следственные органы вышеназванной фирмой были представлены справки о проведении испытаний своих препаратов, в т.ч. и харнеса, в коллективных сельскохозяйственных предприятиях Украины. Таким образом «засветились» хозяйства, которые согласились на испытания (незаконные!) чужестранных химпрепаратов. Не остановило их руководителей даже то, что некоторые химикалии, которыми орошали поля, не имели даже названий, т.е. проходили под номерами. Фактически полигонами для испытаний импортных пестицидов служили многие сельскохозяйственные угодья в Донецкой, Киевской, Ровенской, Николаевской областях, Республике Крым, других регионах Украины. А, к примеру, совхоз «Бешевский» (Донецкая область), где вовсю проводились такие испытания, можно сказать, стал базовым хозяйством фирмы «Монсанто».

Самое же главное (и страшное) при этом, что продукция с опытных полей не уничтожалась, а смешивалась в общей массе выращенного урожая. (В целом вопрос утилизации пестицидов очень больной для Украины.)

Специфика подобных правонарушений в том, что они не имеют ярко выраженного характера. Ну, мол, применяли пестициды — и никто не умер. Но это сегодня. А каким образом их действие может проявиться потом, после многих повторных применений и накопления — в болезнях, физиологических патологиях или даже на генном уровне, возможно, у кого-то из потомков тех руководителей хозяйств, по воле которых испытывают (не на собственных — государственных полях) завезенные неизвестные химикаты, — это уж Бог весть.

Практика прокурорских проверок свидетельствует, что в Украину буквально хлынул поток пестицидов с просроченным сроком годности — фактически спецотходов. К сожалению, не существует надлежащего контроля при прохождении препаратов через границу. Соответствует ли он названию и обозначенной концентрации — на таможне это не контролируется. С 1993 года правительство никак не удосужится утвердить «Порядок выдачи разрешения на ввоз на таможенную территорию Украины импортных пестицидов и других агрохимикатов».

Несмотря на то, что действительность изобилует тревожными фактами, что бьют тревогу природоохранные органы, Генпрокуратура, средства массовой информации.

Генеральная прокуратура провела большую проверку на предмет обоснованности ввоза в Украину пестицидов. Длинный ряд фактов «грубых нарушений действующего законодательства относительно регистрации, ввоза на таможенную территорию Украины и применения в сельском хозяйстве средств защиты растений» был неоднократно изложен в представлениях Генеральной прокуратуры в Кабинет министров, в комиссии Верховного Совета, Минздрав и в другие инстанции.

Приведем лишь отдельные из них. «В 1994 году должностными лицами «Укргосхимкомиссии» Петрунеком В.Л., его заместителем Омельчук С.А. и другими грубо нарушался установленный действующим законодательством порядок выдачи разрешений инофирмам на ввоз... импортных пестицидов для проведения демонстрационных опытов и государственных испытаний... Лишь когда препараты уже поступают на таможню, тогда в таможенные органы присылаются письма комиссии с разрешением выпускать грузы. Для проведения в Украине демонстрационных опытов ею выдано в 1994 году лишь 2 разрешения инофирмам на 4 препарата. Наряду с этим, в таможенные органы направлено 128 писем с разрешением ввоза в Украину 160 препаратов. Большинство незаконно выдано заместителем председателя комиссии Омельчук С.А.».

«...В июне и октябре 1994 года им (В.Петрунеком. — Л.С.) также незаконно утверждены два дополнения к плану госиспытаний на 1994 год, в которые вошли еще 88 препаратов. Из них только один отечественного производства. В план госиспытаний на 1994 год включено 42 препарата импортного производства... Более того, в нарушение требований действующего законодательства, указанные должностные лица безосновательно выдавали соответствующие письма в таможенные органы на препараты, которые не зарегистрированы в Украине».

И т.д. и т.п. Однако на изложенные в представлении вопиющие факты нарушений и злоупотреблений никаких мер к виновным должностным лицам не последовало.

— Безнаказанность — главная причина продолжения правонарушений с пестицидами, — считает старший прокурор отдела по надзору за соблюдением природоохранного законодательства Генпрокуратуры Валерий Пасечный. — Меры общенадзорного характера в условиях правового нигилизма, царящего в нашем обществе, не дают эффекта. Яркая иллюстрация тому — представление о привлечении к дисциплинарной ответственности В.Петрунека и С.Омельчук, которое где-то кануло в лету. А если бы была предусмотрена уголовная ответственность за незаконную регистрацию пестицидов, то не существовало бы таких дел, как с харнесом. Кстати, Генпрокуратура предлагала внести в проект закона «О пестицидах и агрохимикатах» дополнение: «За незаконные регистрацию, ввоз на таможенную территорию и применение пестицидов и агрохимикатов устанавливается уголовная ответственность независимо от степени опасности препаратов». Ведь соответствующие статьи относительно пестицидов и агрохимикатов в Уголовном кодексе Украины вообще отсутствуют.

Тем не менее такое дополнение не прошло.

— А коль нет наказания, — продолжает Валерий Павлович, — значит и дальше будут ввозить, испытывать и применять яды. Пока не будет установлена уголовная ответственность.

Однако вернемся к делу. Как уверяют юристы, с точки зрения законности, дело по харнесу самое что ни есть рядовое. Подобных, и даже посложнее, в судах десятки. Но в силу причастных к нему высоких должностных лиц это дело обрело широкую общественную огласку. Две судебные инстанции (Печерский райнарсуд столицы и Киевский городской суд) признали незаконным решение о регистрации харнеса. Однако «Укргосхимкомиссия» опять направила жалобу, на этот раз в Верховный суд.

Генпрокуратура своим предписанием запретила применение харнеса до решения о его регистрации в Украине. Однако по ходатайству председателя «Укргосхимкомиссии» В.Петрунека, первого заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия Украины А.Засухи, первого заместителя председателя объединения «Украгрохим» М.Лободы вице-премьер-министр Украины П.Саблук дает разрешение на применение харнеса. (И это, обратим внимание, после решения суда во второй инстанции.)

Принципиальная позиция Генеральной прокуратуры как высшей надзорной инстанции, явно не устраивает и очень даже раздражает многих деятелей на аграрной ниве Украины. Доходит до смешного: в кулуарах парламента в вину Генпрокуратуре вменяется недополучение урожая кукурузы (!) в прошлом году и ответственность за урожай нынешнего года.

Неужто на харнесе свет клином сошелся? — впору бы удивиться. Ведь в Списке разрешенных в Украине препаратов значится более 50 гербицидов для применения на кукурузе.

P.S. Пока этот материал готовился к печати, пестицидное дело рассмотрела (в порядке надзора) коллегия Верховного суда. Вынесен следующий вердикт: «Отменить решение Печерского райсуда г.Киева от 26.01.95 года и решение Киевского городского суда от 21.03.95 года об отмене государственной регистрации в Украине гербицида харнес-81,5% к.э. и вернуть дело на повторное рассмотрение. Мотивацией для такого решения названо «неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, указанными судами».

Собственно, то, что дело будет спущено вниз судебной пирамиды, несложно было предугадать. Уже хотя бы в связи с тем, что протест был вынесен зампредседателя Верховного суда. И чтобы такой протест не был удовлетворен, подобного прецедента в нашей судебной практике не припоминают даже бывалые юристы.

Итак, дело пошло по второму кругу. Насколько затянется «выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела», неизвестно. А тем временем неразрешенные химикаты будут применять. Да и вообще, в сфере регистрации и применения пестицидов, считают в Генпрокуратуре, будет продолжаться правовой беспредел.

Печальное совпадение (то ли прискорбный факт): коллегия Верховного суда рассмотрела пестицидное дело 26 апреля — в день очередной годовщины чернобыльской трагедии.

...Неужто чернобыльские колокола звонят и о нас, ныне сущих на этой многократно отравленной земле?

Без комментариев

Статья 14 закона Украины «О пестицидах и агрохимикатах» гласит: «Порядок государственного учета, наличия и использования пестицидов и агрохимикатов, объемы информации и органы, которым такая информация предоставляется, определяются Кабинетом министров.

Служебные лица несут ответственность за разглашение информации, которая стала известна им вследствие выполнения служебных обязанностей и которая охраняется согласно действующему законодательству».

Вредители и сорняки очень быстро привыкают к применению пестицидов, приспосабливаясь к неблагоприятной среде обитания. Много организмов-вредителей (около 650 видов) стали генетически стойкими к пестицидам. Имеются также данные о том, что гербициды могут способствовать появлению новых насекомых-вредителей и болезней.

В период 1940—1979 гг. потери урожая из-за вредителей и сорняков удвоились, в то время как применение пестицидов увеличилось в 10 раз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно