Тайна острова Пасхи и будущее цивилизации

16 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 16 сентября-23 сентября

Имя эколога, зоолога, биогеографа и писателя Джерида Даймонда не нуждается в представлении. Его научно-популярные книги широко известны, а впервые опубликованная в 1997 г...

Имя эколога, зоолога, биогеографа и писателя Джерида Даймонда не нуждается в представлении. Его научно-популярные книги широко известны, а впервые опубликованная в 1997 г. книга «Ружья, микробы и сталь» стала настоящим международным бестселлером, получила Пулицеровскую премию в категории general non-fiction, престижную премию Рон-Пуленк и множество других отличий. «Ружья…» разошлись фантастическим для научной книги на Западе тиражом более чем в миллион экземпляров. В этой книге Дж. Даймонд попытался на основе концепции географического и экологического детерминизма ответить на вопрос, почему некоторые человеческие сообщества преуспели больше, чем другие. Иными словами, в чем на этапе зарождения цивилизаций (13 тысяч лет назад) заключались изначальные преимущества, проявившиеся в Европе и тех странах, которые вошли в «золотой миллиард». Произведение во многом спорное, но поразительно увлекательное и умное.

Вышедшая в декабре прошлого года новая книга Даймонда «Коллапс» рассматривает судьбы погибших цивилизаций и обществ с точки зрения уроков для современного человечества. Основная идея автора: главная, во многих случаях определяющая причина социально-исторических катастроф прошлого — несбалансированное, неустойчивое развитие обществ на основе неконтролируемого потребления природных ресурсов, что приводит к экологическому, а потом и социально-экономическому коллапсу. Автор проводит параллели с современным состоянием мира и указывает на «болевые точки» в развитии человечества. Желательно было бы издать ее в украинском переводе и положить на стол всем, от кого зависит экологическая ситуация в Украине, социальное, экономическое и политическое развитие нашей страны. Надеемся, к этому вопросу мы еще вернемся на страницах «Зеркала недели». А пока что рассмотрим один поразительный пример из прошлого, на который обращает наше внимание Дж. Даймонд.

Остров Пасхи (Рапа-Нуи) — уникальный клочок суши в юго-восточной части Тихого океана, самый удаленный от других населенных земель остров, расположенный к востоку от побережья ближайшего материка (Южной Америки) на 3200 км и удаленный от ближайших населенных островов на западе более чем на 2000 км. Площадь острова — всего 117 квадратных километров, протяженность с запада на восток 24 км и с севера на юг — 12 км. Древние островитяне прославили свой остров на весь мир — они высекли сотни гигантских каменных изваяний (моаи), воздвигнув их в разных частях острова, создали уникальную культуру, следы которой сохранились по сей день. Каменные великаны Рапа-Нуи и сейчас поражают воображение людей. Трудно найти грамотного человека, который бы не слыхал о загадках острова Пасхи.

Естественно, вокруг Рапа-Нуи и его гигантских изваяний накопились огромные напластования фантастических гипотез, почти сказочных историй, неверных интерпретаций и прямых ошибок.

Фантасты (а иногда даже и некоторые ученые) часто преувеличивали объемы и техническую сложность работ, выполненных древними ваятелями на острове Пасхи. Несомненно, статуи острова Пасхи вытесывались с применением исключительно инструментов каменного века, ибо металл на острове до появления европейцев был неизвестен. Более того, каменные блоки доставлялись без применения тягловых животных. Из одомашненных их видов на острове Пасхи до появления европейцев была известны лишь куры.

Часто в популярной литературе можно встретить рассказы о том, что статуи высекались из прочнейшего камня с огромным удельным весом, чуть ли не из базальта или гранита, а сами статуи весили едва ли не сотни тонн. На самом деле почти все статуи изготовлены из довольно мягких и относительно легких вулканических туфов и туффитов, а «шапочки» для тих изготавливались из туфов и легкой пемзы. Некоторые виды пемзы в сухом виде держатся на плаву и тонут только после того, как поры в породе заполнятся водой. Эти породы достаточно легко поддаются обработке с помощью каменных рубил и ручных молотов из обсидиана (вулканического стекла), кремня и других твердых пород.

Кстати, свойства материала для статуй и самих рубил позволяют рационально объяснить еще одну надуманную загадку: множество незаконченных статуй и огромное количество брошенных рубил обнаружены в главной каменоломне моаи — кратере Рано-Рараку. Большинство исследователей считали это свидетельством того, что древние каменотесы прервали свою работу внезапно, едва ли не в один день, и это могло быть вызвано только какой-то неожиданной природной или социальной катастрофой. На самом же деле брошенные в каменоломне рубила являются отработанными, использованными инструментами. Любой антрополог, археолог или этнограф, знакомый с технологиями каменного века, знает, что заточить затупившийся кремневый, обсидиановый или любой другой каменный инструмент — задача технически трудновыполнимая, да и вообще бессмысленная — при наличии подручных материалов гораздо проще несколькими отработанными ударами и сколами изготовить новое рубило. Поэтому затупившиеся рубила в каменоломнях острова просто выбрасывались за ненадобностью, а за столетия таких отработанных инструментов накопилось изрядно.

Нашло рациональное объяснение и обилие незаконченных и не отделенных от материнской породы изваяний. В большинстве случаев это было вызвано чисто техническими причинами: в процессе высекания статуи в мягкой породе ваятели вдруг натыкались на более твердое вулканическое включение (ксенолит) — камень той же плотности и прочности, что и применяемые ими рубила. Разумеется, продолжать долбить этот камень было бессмысленно, и в таких случаях работа над данным изваянием просто прекращалась.

Эксперимент, проведенный группой Тура Хейердала в 1955 г. с помощью островитян, убедительно показал, что транспортировка и водружение статуи при помощи мускульной силы людей с применением деревянных рычагов, катков и полозьев, веревок из растительного материала и камней, является технически сложной, но вполне осуществимой задачей. Интересующихся деталями отсылаем к любому изданию широко известной книги Т. Хейердала «Аку-Аку». Впрочем, еще задолго до Хейердала капитан Дж. Кук дал вполне рациональное объяснение процессу воздвижения статуй, которое в общем соответствует решению, предложенному более поздними исследователями. Недавние натурные эксперименты на острове Пасхи показали, что для изготовления стандартной статуи с помощью технологий каменного века «бригаде» из примерно 20 ваятелей необходимо работать приблизительно год. С ручной транспортировкой и установкой такой статуи вполне справляется группа из сотни (в особых случаях — нескольких сотен) человек. Таким образом, создание каменных монументов и других памятников культуры было по силам местному населению без помощи космических пришельцев или мифических «атлантов». Работа, конечно, трудоемкая, но вполне выполнимая.

Весьма показательно, что при объяснении загадок острова Пасхи строгие научные факты и построенные на их основе концепции и теории оказались намного интереснее и поучительнее любых умозрительных фантазий, что, впрочем, часто случается в науке.

Примерно в том же ключе следует рассматривать и другие загадки острова Пасхи. Одна из них — явное несоответствие реальной продуктивности экосистем острова гипотетическому количеству людей и их социально-экономической организации, которые были необходимы для того, чтобы на протяжении столетий высекать гигантские каменные изваяния.

Разумеется, для планирования и проведения этих работ была необходима достаточно высокая организация и социальная структуризация общества.

Уже первые европейцы, посетившие остров Пасхи — первооткрыватель голландец Якоб Роггевен (1722 г.), испанец Фелипе Гонсалес (1770 г.) и знаменитый англичанин Джеймс Кук (1774 г.), — отмечали несколько важных особенностей: крайне бедное и немногочисленное население (в пределах 1500—2000 жителей), полное отсутствие лесов и низкая продуктивность острова. Последующие исследователи добавили к этому множество других важных деталей. Из домашних животных — только куры. Наземные млекопитающие в фауне острова отсутствуют (за исключением случайно завезенных первопоселенцами-полинезийцами крыс). Нет даже летучих мышей. Местные наземные виды птиц отсутствуют, а гнездовые колонии морских птиц невелики. Нет местных видов крупных наземных моллюсков. Природная флора острова крайне бедна (менее сотни видов высших растений — в основном злаки, осоки и папоротники), в ней практически отсутствуют виды, пригодные в пищу. Остров безлесный, деревьев и кустарников практически нет. В качестве топлива островитяне использовали в основном сухую траву и мелкие ветки. Из-за отсутствия древесины местные жители не имели материала для постройки лодок и плотов и почти не занимались рыбной ловлей в океане. На острове не было постоянных водотоков (рек и ручьев), основной источник пресной воды — дождевая влага, накапливающаяся в лужах и в небольших озерах в кратерах вулканов.

Как же могла эта кучка ведущих полуголодный и бедный образ жизни людей, презрев суровую борьбу за выживание на почти голом острове, заниматься возведением каменных платформ, высеканием гигантских статуй и прочими работами, требующими сложной организации труда и, соответственно, достаточно высокой социальной организации? Как могли эти «дикари» создать сложную и высокоразвитую культуру, систему верований и традиций, разработать уникальную и до сих пор не расшифрованную систему пиктографической или даже иероглифической письменности (знаменитые «говорящие таблички» кохау ронго-ронго)? Неудивительно, что для объяснения этого парадокса были предложены фантастические гипотезы вплоть до контактов с внеземными цивилизациями.

Убедительные ответы на загадки острова Пасхи в последние десятилетия дали археология, палеонтология, палеопалинология (наука, реконструирующая растительный мир прошлого на основе исследования ископаемых пыльцы и спор растений), геология и другие естественные науки. Остров Пасхи не всегда был безлесным и пустынным. Палеоботанические данные свидетельствуют, что богатая экосистема острова сформировалась достаточно давно, по меньшей мере за 30 тысяч лет до появления на острове человека. В те времена, когда на его берега приблизительно в V—VI веках нашей эры высадились прибывшие с запада первые поселенцы-полинезийцы, остров Пасхи с биологической точки зрения был аналогом эдемского сада. Очевидно, группа первопоселенцев была небольшой (до 50 человек). Согласно легенде, они прибыли на двух двойных каноэ под предводительством вождя Хоту Матуа и имели с собой домашних кур (плюс завезенных случайно крыс), а также небольшой запас культурных растений. Это была одна из групп колонистов — представителей великого полинезийского народа мореплавателей, который колонизировал почти все острова Океании и за несколько тысячелетий расселился через огромные просторы Тихого и Индийского океанов — от Мадагаскара на западе до острова Пасхи на востоке и от Гавайских островов на севере до Новой Зеландии на юге.

Флора острова была небогата, но разнообразна. Впрочем, небольшое количество местных видов флоры и фауны для таких удаленных океанических островов скорее правило, чем исключение. Однако вследствие этого островные экосистемы обычно довольно уязвимы и неустойчивы к внешним воздействиям. Тем не менее остров был покрыт густым субтропическим лесом, основной породой которого был ныне вымерший вид пальмы из рода юбея — близкий родственник ныне существующей южноамериканской винной пальмы. По некоторым данным, пальмы острова Пасхи были одни из самых высоких на Земле. Их плоды были съедобны; крепкие, толстые и высокие стволы давали прекрасный материал для постройки жилищ, пригодных для морских путешествий и океанской рыбной ловли каноэ и катамаранов. Очевидно, ровные стволы пальм использовались и при транспортировке и водружении гигантских статуй. Из сока пальмы можно было добывать сироп, изготавливать напитки и даже вино, листья использовались для изготовления одежды и как кровля жилищ. Другие виды деревьев и кустарников удачно дополняли лесную флору и удовлетворяли потребности людей. Например, прочная древесина дерева торомиро (эндемичный для острова Пасхи вид софоры из семейства бобовых, ныне вымерший в природе и сохранившийся только в нескольких ботанических садах) использовалась как прекрасное топливо, а также при изготовлении инструментов и сельскохозяйственных орудий, знаменитых пасхальских деревянных статуэток и табличек с письменами. Из коры и луба дерева хаухау (вид триумфеттии из семейства липовых) изготовляли прочные веревки и канаты, а также одежду из нетканой материи (тапа).

Леса острова населяли различные виды пернатых (совы, цапли, попугаи и пастушковые птицы), в том числе и несколько видов эндемичных островных нелетающих птиц, которые и стали первой и самой легкой добычей людей. Гнездовые колонии как минимум 25 видов морских птиц на острове Пасхи в те времена, очевидно, насчитывали многие миллионы особей и были наибольшими во всей южной части Тихого океана. Вулканические породы и птичий помет поддерживали и повышали высокое плодородие почв, идеальных для земледелия. Лес задерживал влагу, предотвращал эрозию и поддерживал саморегулирующуюся экосистему острова.

Попав в этот субтропический рай, маленькая группа первопоселенцев дала начало более значительному населению, которое в таких условиях процветало и создало уникальные общество и культуру острова Пасхи. По разным оценкам, в период наивысшего расцвета население острова достигало 15—20 тысяч человек.

Относительное благополучие длилось несколько столетий, но первые тревожные сигналы проявились уже вскоре после начального периода роста населения. Ископаемая пыльца показала, что уничтожение лесов острова к 800 году нашей эры (всего через несколько столетий после первого появления на острове людей) уже шло полным ходом. Лес расчищался и выжигался для выращивания культурных растений, деревья вырубали на топливо, для постройки жилищ и лодок, для возведения каменных изваяний. Постепенно в более молодых слоях пыльца пальм и других лесных видов становится все более редкой и замещается пыльцой злаков, осоковых и спорами папоротников. Именно в это время население острова занималось наиболее широкомасштабными проектами изготовления гигантских каменных статуй. Очевидно, социальная и политическая структура пасхальского общества тогда достигла своего пика развития, и кланы соревновались между собой в возведении все более внушительных культовых объектов.

К XV веку лес был фактически уничтожен, пальмы практически вымерли, как и многие виды животных. С уничтожением лесов легкие вулканические почвы острова перестали удерживать влагу. Почва потеряла свою защиту. Ручьи и источники исчезли, периодические дождевые потоки смывали плодородный слой почвы, ветер беспрепятственно сносил ее частицы в океан. Интересно, что именно к этому периоду относится гениальное изобретение островитян — «каменные сады» (раньше эти нагромождения камней считались одной из неразрешенных загадок острова). За неимением растительности для защиты своих полей и огородов пасхальцы укрывали почву вокруг культурных растений камнями, которые они сносили с окрестных вулканических равнин. Таким образом, уничтожение леса нанесло смертельный удар уязвимому земледелию островитян.

А дальше последствия нарастали лавинообразно. Все дикие виды наземных птиц на острове были полностью истреблены, а небольшие колонии морских птиц остались лишь на близлежащих островках и отвесных скалах. Земледелие пришло в упадок. Не стало топлива для приготовления пищи и обогрева жилищ.

С начала XVII века и примерно до середины XVIII века на острове бушевали междоусобные войны и свирепствовал голод. Об этом свидетельствуют многочисленные наконечники дротиков и каменные ножи, а также жуткие археологические остатки трапез каннибалов. По дошедшим до нас легендам, самое обидное «матерное» оскорбление на острове Пасхи звучало так: «Мясо твоей матери у меня в зубах!» Население сократилось примерно в 10 раз, с полутора-двух десятков тысяч до примерно полутора тысяч.

Дальнейшая история известна: первые европейские путешественники обнаружили на острове разрушающиеся культовые сооружения, поваленные статуи и прочие остатки былой цивилизации, немногочисленное голодное, отчаявшееся и дезорганизованное население, голые безлесные склоны и крайне бедный растительный и животный мир…

* * *

Ресурсы человечества — это не только и не столько лес и пальмы. И наш остров теперь — вся планета Земля. Наши экологические проблемы несопоставимы по масштабам с проблемами древних пасхальцев. Но сопоставимы по сути. Игнорирование этих проблем может привести к аналогичному результату. И от нас всех зависит, изберем ли мы путь сбалансированного устойчивого развития или пойдем по другому пути… По пути острова Пасхи?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно