Широка дорога в бездну… А назад?

22 июня, 2007, 12:38 Распечатать Выпуск №24, 22 июня-29 июня

Человечество слишком беспечно, и за это ему вскоре придется поплатиться. На нас надвигается неотвратимая беда...

Человечество слишком беспечно, и за это ему вскоре придется поплатиться. На нас надвигается неотвратимая беда. Собственно, это и стало главной темой международного кинофорума «Экомир-2007», проходившего 5—7 июня в Минске. Кинематографисты, ученые, «зеленые» пытались сообща понять, как достучаться до каждого жителя планеты и сообщить ему важную новость: «Ты в смертельной опасности! Завтра может случиться катастрофа...»

Страна дремучих болот и голубоглазых блондинок

Когда приезжаешь в чужие края, прежде всего бросается в глаза их отличие от родных. На «Экомире-2007» практически с первого дня стало очевидно, что экология — область деятельности, в которой Украина по сравнению с Белоруссией выглядит дремучей провинцией. Возможно, белорусы так трепетно относятся к охране окружающей среды потому, что чувствуют себя несправедливо обиженными — они не строили атомных станций, а чернобыльская катастрофа отразилась на них наиболее сурово.

К примеру, Франция вся в ядерных станциях. Она таким образом обеспечила себе энергетическую независимость и сравнительно дешевую электроэнергию. И при этом у нее полное благополучие с радиационным фоном. А Белоруссия, не имеющая ни одной станции, покупающая электроэнергию у соседей, пострадала от радиации больше всех в мире. Эта безъядерная страна фактически со всех сторон окружена атомными станциями: Ривненской (Украина), Игналинской (Литва), Смоленской (Россия). Еще на одной границе атомную станцию планируют построить поляки.

Председатель белорусской Партии зеленых Александр Сыкало — ученый, политик, телеведущий — категорически против ядерной энергетики. Впрочем, этим он ничем не отличается от собратьев по идеологии в других странах. Однако Александр Иванович призывает идти еще дальше. Он убежден, что пользоваться для получения энергии нефтью, углем и другими ископаемыми источниками — фактически «солнечными консервами» девонского и юрского периодов — не меньшее зло, чем строить ядерные станции. Ведь и они безбожно нагревают Землю.

«Люди погибнут от незнания сил природы и неумения управлять ими» — это изречение было высечено на пирамиде Хеопса. Насколько мудрее мы стали с тех пор? Мы по-прежнему наивно боремся с последствиями, вместо того чтобы научиться обращать внимание на причины и зло ликвидировать в зародыше. Христианство подарило нам рациональный подход к миру, в итоге родилась наука — источник нашего нынешнего процветания, но она несет в себе и негативное начало, которое может привести к концу света и, естественно, к концу самой науки…

На фестивале в Минске ограниченность христианской философии не раз подвергалась критике сторонников неоязычества. Пушкинский образ старухи у разбитого корыта — притча о финале нашей цивилизации — витал над форумом. Александр Иванович — не единственный, кто был уверен, что для блага человечества необходимо отказаться от антропоцентрической ориентации. Да, христианская цивилизация выработала рационализм, который якобы открыл нам врата истины, но нам не суждено войти в них…

Однако мысль о вредоносности нашей веры в то, что человек — венец творения, не вызвала особой поддержки у присутствующих. А профессор филологии Н.Фрольцова весьма изящно защитила неисчерпаемый, на ее взгляд, потенциал христианства, права и обязанности человека как венца творения и выразила уверенность в том, что в следовании библейским нравственным принципам удастся найти выход из нынешнего временного, на ее взгляд, тупика.

Вопрос этики, морали и нравственности в нашем все более технократизирующемся мире вызвал волну жестких споров на экофоруме. Как бы опуская с небес на землю высокую тему, кто-то из докладчиков попросил присутствующих не забывать, что этические и нравственные требования почти никогда не выполнялись людьми, так же, как и христовым заповедям ни верующие, ни церковнослужители никогда не следовали истово и полно.

«Но сегодня ситуация в корне изменилась, — поставил точку в дискуссии А.Сыкало. — Требования экологической морали в нашем мире не пожелание — это императив. Это уже требование: сделай так и только так, иначе и ты, и мы все погибнем!»…

Будем прочищать вулканы и пропалывать баобабы

Белорусы с гордостью говорят о том, что у одних народов есть море, у других — прекрасные горы, а у них национальное богатство — болота, которые вместе с лесами служат легкими всей Европы. Однако что-то непонятное творится сегодня с предметом их гордости.

В Березинском биосферном заповеднике, куда нас повезли на экскурсию, пришлось ходить по деревянной кладке, проложенной по глубоким и опасным топям. Нам рассказывали о том, как в этих непроходимых болотах во время войны прятались партизаны, именно здесь прячут от охотников свои выводки волки и медведи… Во время этого рассказа семилетний мальчик соскочил с проложенной дорожки и начал... бегать по «топи». Однако при этом даже не замочил ног.

Уже стало фактом — в последние годы многие болота в Белоруссии высыхают: то ли на них так действует изменение климата, то ли дает о себе знать политика освоения болот для сельскохозяйственных нужд, которую широко проводили здесь когда-то. Теперь в республике всерьез поговаривают о том, чтобы опять начать их заболачивать. Иначе будет беда…

Маленький принц Антуана де Сент-Экзюпери занимался тем, что прочищал вулканы и пропалывал баобабы на своей крохотной планете. На «Экомире-2007» много говорилось о необходимости пропалывания существующей системы образования, в частности экологического. Дело в том, что современная система родилась триста лет назад и была предназначена для обучения человека, занимавшегося в основном ремесленничеством и сельским хозяйством. Получение некой суммы знаний позволяло в те времена более продуктивно заниматься своим делом.

Сейчас ситуация коренным образом изменилась, и нам необходимо менять нашу систему образования, поскольку мы выпускаем «инвалидов», не способных адекватно реагировать на вызовы жизни. Участились случаи нервных срывов из-за чрезмерной психологической нагрузки, давления на неокрепший интеллект огромного количества ненужных знаний, загружаемых в сознание ребенка. Была высказана идея — нам нужно, в первую очередь, научить человека легко ориентироваться в море информации и быстро выбирать из Интернета необходимое. По мнению некоторых докладчиков, наш «процессор» в голове не выдерживает объема информации, который вырабатывает человечество, и нужно научить вступающих в жизнь работать в интерактивном режиме по мере поступления информации. Поэтому все содержание образования должно сводиться к постановке задачи и нахождению информационного поля, в котором она решается.

Мол, все остальное — издевательство над учениками. Мы погружаем детей в океан ненужной информации. А где пригодится, к примеру, знание о двудольных растениях? При всем уважении к биологии, какую пользу эта информация может принести в конкретной деятельности людей? А если это знание и понадобится, то его совершенно недостаточно для решения конкретной биологической задачи.

Сторонники традиционных образовательных ценностей возразили, что такой «интернетный» путь образования приведет к тому, что мы воспитаем своеобразных Фигаро, которые будут лихо носиться по Сети, но при этом будут лишены креативности и глубины…

Впрочем, возражение не сняло самой проблемы. А ее очень точно обобщил известный в свое время ученый В.Кордюм, отметив, что изменения в окружающем мире нарастают со скоростью, превышающей способность человека выработать адекватное решение. Как найти выход из этого тупика?

Неужели единственный реальный выход описан фантастами — присоединить мозг человека к грандиозной вычислительной машине? Тогда такие киборги из нашего будущего станут адекватны миру, в который мы стремительно несемся. Но где кончается естественный человек и начинается робот, соединенный с органической тканью? — спрашивал Станислав Лем почти полвека назад…

Не все глухари в лесу — тетери

Острая дискуссия на «Экомире-2007» невольно заставляла сравнивать происходящее в Белоруссии с тем, как обстоит дело с экологией в нашей стране. В Украине Министерство охраны окружающей среды в разные годы возглавляли представители партий почти всех политических направлений и расцветок: от Партии зеленых и Народной партии до Партии регионов. Они резко отличались друг от друга тем, что одни в первый день работы демонстративно приезжали в министерство на велосипеде или в метро, другие — на «Мерседесе» или «Лексусе». И все же, несмотря на пестрый политический спектр, их реальные дела мало чем отличались друг от друга. Пожалуй, единственное, что их объединяло — всем этим деятелям как-то удавалось полностью проигнорировать гуманитарную составляющую экологической деятельности.

О масштабах природосберегающей деятельности в Белоруссии убедительно говорят цифры — восемь процентов ее территории под охраной. Для справки: в Украине охраняется лишь около четырех процентов земель. Белорусы часто с теплотой вспоминают академика Андрея Сахарова, мечтавшего половину земли отдать природе. Тогда, может, мы могли бы рассчитывать на ее снисхождение. В республике верят, что эту мечту рано или поздно удастся осуществить.

При этом нетрудно заметить, что в Белоруссии с государственными деньгами на экологические нужды явно не густо, как очевидно и то, что их на ветер здесь не бросают. Может, поэтому белорусские экологи, реально занимающиеся природоохранной деятельностью, выглядят Крезами по сравнению с украинскими. Во всем чувствуется система. Кстати, проведение «Экомира» — ежегодного экологического фестиваля — один из ее элементов.

Фестиваль производит впечатление хорошо продуманного мероприятия, в котором удачно объединены как оценка телевизионных и кинофильмов, так и серьезное обсуждение профессионалами путей развития природоохранной работы. Особо хотелось бы отметить два обстоятельства: во-первых, в киножюри включены независимые профессионалы из разных стран. Так что хозяев фестиваля нельзя обвинить в какой-либо предвзятости или желании выделить своих режиссеров. Не менее важно и то, что среди ученых, бюрократов, политиков, приглашенных с докладами, не было «свадебных генералов». Поэтому им, как правило, было что сказать аудитории, и обсуждение (в котором никто не касался политических вопросов) было острым и деловым.

Показательно, что у белорусов, не получивших главные призы на собственном фестивале, тем не менее, была весьма насыщенная, разнообразная и высококачественная теле- и кинопрограмма. Местная документалистика давно отличается высоким уровнем, и неудивительно, что ее экологическое направление отвечает высоким современным стандартам. И это не случайно — на экологическом направлении работают весьма яркие философы, преподаватели, ученые. Объединение интеллектуалов помогает разобраться в принципиальных вопросах всем. Так, режиссерам легче найти драматургию для своих фильмов, журналистам — понять ключевые проблемы, на которые следует обратить внимание общества, и даже бюрократам — принять правильное решение. Ох, как не хватает такого объединения украинским экологам!..

«Жабы на дорогах»

Неудивительно, что маленькая Белоруссия может похвастать звездами первой величины в жанре экологической прозы, журналистики, документального кино. Нельзя не отметить писательницу Ольгу Короткевич — автора замечательных экологических сказок. Поначалу они родились как колыбельные, которые Ольга читала своим детям (их у нее трое). Затем дети выросли, и писательница стала рассказывать их по радио, телевидению, распространять на дисках для детей своей страны. Вскоре ее творчество оценили и в России. Почему бы не перевести эти сказки на украинский язык?..

Как работают с детьми в Белоруссии — особый разговор. Их рисунки и сочинения на экологические темы стали предметом для создания фильмов, конкурсов, телевизионных передач. Причем в эту работу белорусы включают и общественные организации других стран. К примеру, вместе с французской ассоциацией «Наследие без границ» они устроили конкурс детских рисунков. Его победители поедут во Францию, где им вручат специальные призы. На основании этих работ создан трогательный фильм «Расскажи мне, облако». Во Франции вскоре будет издана книга с рисунками и текстами белорусских детей.

Примером непосредственного влияния кино на экологическое сознание в республике можно считать белорусский фильм «Жабы на дорогах». Казалось бы, нехитрый сюжет — в нем показано, сколько лягушек и жаб весной гибнет на дорогах, пытаясь вернуться в родные озера. Но большой резонанс, вызванный фильмом в обществе, заставил дорожников построить проход для жаб под шоссе. Сейчас рептилии получили возможность перебираться к себе домой под дорогой без риска для жизни…

«Мало!» — говорят белорусские экологи. А сделано ли хоть что-то подобное у нас, в Украине? — хочется спросить. Ответ один: вообще ничего. У нас нет ни одного столь же острого фильма, ни реакции наших бюрократов на выступления общественности. И в этом вина прежде всего наших «зеленых». Список претензий к ним можно продолжать. Достаточно вспомнить, что они не создали даже общественной организации (о которой столько говорилось на всех совещаниях!) для сертификации экологически чистых пищевых продуктов на фермах. Это, как и многие другие конкретные дела, оказалось неподъемным для них…

Весьма показательно, что именно в Белоруссии недавно взошла звезда кинематографиста Игоря Бышнева, который работает исключительно в области экологического фильма. О нем здесь много говорят и не зря! По профессии Игорь биолог, кандидат наук. Живет в биосферном заповеднике, где снимает животных, природу. Кстати, это весьма характерно для белорусов — их творческие люди вышли из «башни из слоновой кости», столь характерной для кинодеятелей других стран, и буквально пошли в народ. Оля Короткевич также сообщила мне, что переезжает из Минска жить и работать в заповедник.

Не хочу сказать, что у меня сложилось впечатление, будто белорусские экологи купаются в роскоши. И здесь очень многое делается на чистом энтузиазме. Достаточно отметить, что если у западных кинематографистов, снимающих экологические фильмы или фильмы о природе, в распоряжении прекрасная аппаратура, достаточные средства на экспедиции, которые им обеспечивают такие богатые и профессиональные телевизионные каналы, как Би-би-си или Дискавери, то Игорь Бышнев вынужден довольствоваться допотопной камерой и заниматься массой других дел, чтобы буквально по крохам собрать средства для очередной экспедиции. Понятно, что соревноваться с западными коллегами за право показа на мировом телеэкране своей продукции в таких условиях сложно.

К примеру, недавно в прессе сообщалось о двух беспризорных медвежатах, которых немецкие кинематографисты перевезли из Украины в Белоруссию. Там они пристроили их в заповедник и несколько месяцев вели кинонаблюдение за животными, сняли при этом великолепный фильм, который оправдал все затраты.

Это прекрасный, как говорится, самоиграющий материал, о котором может только мечтать кинематографист. Но для того чтобы все это организовать, нужны немалые средства. Особенность уходящей натуры в кинематографе такова, что достать деньги на съемку нужно быстро. Пока даже самые талантливые и именитые украинские и белорусские режиссеры могут об этом только мечтать. Поэтому такая великолепная натура уходит в руки более богатых и потому более оперативных западных коллег.

Почему «Филипп Моррис» всегда выиграет у Минздрава

Когда рассматриваешь какую-нибудь хитроумную рекламу, например рекламу сигарет «Филипп Моррис», возникает еще один вопрос. Компания, казалось бы, честно печатает крупными буквами грозное предупреждение Минздрава тем, кто курит. А над текстовой страшилкой резвятся бравые ковбои в безбрежных прериях… И рука подростка, бросившего взгляд на такую рекламу, сама тянется за сигаретой.

Создатели этого «продукта» прекрасно знают, что делают, — они цепляют на самые романтические струны души людей (особенно молодых). И, оказывается, эстетически точно продуманная и профессионально выполненная картинка действует во много крат сильнее, чем формальное предупреждение о вреде для здоровья!

Впору спросить: не попадают ли и создатели экологических произведений в ловушку, которую так грамотно расставила известная фирма? Алармистские экофильмы, статьи, передачи, построенные на пугающих событиях, чаще всего вызывают раздражение и желание переключить программу. В мире и так слишком много «жести», как говорит молодежь. Она старается сбросить это навязчивое информационное иго и ищет порой так шокирующие взрослых способы расслабиться.

В подтверждение тому в Минске был даже приведен яркий пример с так называемым постчернобыльским синдромом у детей до пятилетнего возраста. Белорусские психологи отметили у них задержку с речью — некоторые чернобыльские дети молчат до 4—5 лет. А затем начинают четко, почти механически произносить целые фразы. Ученые объясняют этот синдром негативной информацией, которая сваливается на них с детства — их слишком часто пугают радиацией. На фестивале многие режиссеры и журналисты говорили о том, что экологическую продукцию следует делать менее агрессивной, в ней нужно увеличить эстетическую компоненту...

P. S. После знакомства со всем тем, что делается в области гуманитарных программ в Белоруссии, невольно возникает вопрос: куда идут средства Министерства охраны окружающей среды Украины, если они не тратятся на экологические фильмы, если в Украине до сих пор нет популярной экологической телевизионной передачи, не издаются книги, не поддерживается систематическая работа с детьми? И, кстати, все это происходит в стране, которая еще недавно снимала лучшие в мире фильмы о животных, получавшие Гран-при на всех фестивалях. Впору спросить: собирается ли министерство включить в свой финансовый план хотя бы со следующего года оплату гуманитарной составляющей?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно