РАЗВОД ПО-МИНИСТЕРСКИ. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. И НЕ ПОСЛЕДНЯЯ…

26 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

История с реорганизацией Министерства экологии и природных ресурсов Украины продолжает развиваться по сюжету в духе литературы абсурда с элементами политического детектива низкого пошиба...

История с реорганизацией Министерства экологии и природных ресурсов Украины продолжает развиваться по сюжету в духе литературы абсурда с элементами политического детектива низкого пошиба. 15 сентября этого года вышел указ Президента Украины №1030/2003 «Про заходи щодо підвищення ефективності державного управління у сфері охорони навколишнього природного середовища та використання природних ресурсів», согласно которому Минэкоресурсов разделяется на Министерство охраны окружающей природной среды Украины и Государственный комитет природных ресурсов Украины. По сравнению с предыдущим указом Президента «Про невідкладні заходи щодо підвищення ефективності надрокористування в Україні», изданным в июне 2003 г. по результатам заседания СНБО, радует только одно обстоятельство — адекватное название министерства, призванного заниматься охраной природы в Украине. Но если прочитать указ дальше, то становится, во-первых, обидно, а во-вторых — стыдно за державу.

Даже при поверхностном анализе текста этого указа обнаруживается, что он нарушает три (!) действующих закона Украины. Обращаю внимание, что в соответствии с п.31 статьи 106 Конституции Украины Президент Украины издает указы «на основі та на виконання Конституції і законів України,.. а акти Президента України, видані в межах його повноважень», в частности, относительно создания, реорганизации и ликвидации министерств и других центральных органов исполнительной власти, должны скрепляться подписями премьер-министра Украины и министра, ответственного за исполнение конкретного документа.

Итак, по указу: «Министерство охраны окружающей природной среды является специально уполномоченным центральным органом исполнительной власти по вопросам охраны окружающей природной среды, экологической безопасности и гидрометеорологической деятельности».

«Государственный комитет природных ресурсов Украины является специально уполномоченным центральным органом исполнительной власти по геологическому изучению и обеспечению рационального использования недр, а также топографо-геодезической деятельности и заповедного дела» (?!!).

Пункт і) статьи 20 Закона «Об охране окружающей природной среды»: «Компетенция специально уполномоченных органов государственного управления в области охраны окружающей природной среды и использования природных ресурсов» закрепляет за Министерством охраны окружающей природной среды «руководство заповедным делом, ведение Красной книги Украины».

Статья 5 этого же закона Украины среди объектов правовой охраны окружающей природной среды определяет: «Особой государственной охране подлежат территории и объекты природно-заповедного фонда Украины и другие территории и объекты, отпределенные в соотвествии с законодательством Украины».

Статья 11 Закона Украины «О природно-заповедном фонде Украины» гласит: «Специально уполномоченным органом государственного управления в области организации, охраны и использования природно-заповедного фонда является центральный орган исполнительной власти в области охраны окружающей природной среды» (Министерство охраны природной окружающей среды. — Прим. авт.). То есть управление заповедным делом и по закону, и по нормальной человеческой логике, и по общемировой практике в сфере охраны природы должно являться исключительно прерогативой Министерства охраны окружающей природной среды.

Несмотря на все это, указ обязывает КМУ обеспечить передачу в управление Государственного комитета природных ресурсов Государственной службы заповедного дела, которая в статусе правительственного органа государственного управления входила в Министерство экологии и природоохранных ресурсов.

Здесь уместно напомнить, что Украина с момента обретения независимости подписала многочисленные конвенции в области охраны природы (всего 17), среди которых — Конвенция о сохранении биологического разнообразия, Рамсарская конвенция об охране водно-болотных угодий, Конвенция о защите мигрирующих видов диких животных. В соответствии с «Концепцией сохранения биологического разнообразия Украины», утвержденной постановлением КМУ 12 мая 1997 года №439, территории и объекты природно-заповедного фонда являются узловыми элементами создания национальной экологической сети, которая должна стать частью общеевропейской. Принята соответствующая программа до 2015 года. Всего же в Украине 7040 территорий и объектов природно-заповедного фонда общей площадью 2715 тыс. га, что составляет 4,5% территории Украины.

Украина уже внесла свой вклад в панъевропейскую сеть, участвуя в формировании Мировой сети биосферных резерватов (в нее включены 6 объектов — биосферные заповедники «Аскания Нова», «Черноморский», «Дунайский», «Карпатский», а также Шацкий национальный природный парк и Ужанский национальный природный парк). В Рамсарский перечень водно-болотных угодий включены 22 объекта Украины, в Изумрудную сеть Европы (Бернская конвенция) заявлены 15 объектов. В мае в Киеве успешно прошла 5-я Конференция министров охраны окружающей среды в рамках процесса «Довкілля для Європи», организованная Минэкоресурсов Украины, которую, кстати, посетил Президент Украины.

Это к тому, что административный кульбит с передачей заповедного дела в ведомство, главной задачей которого является разведка и разработка недр, т.е. их эксплуатация, будет очень скоро соответствующим образом оценен международной общественностью и соответствующими исполнительными органами конвенций. И никакая «Государственная программа по улучшению международного имиджа Украины», проект которой разработан в недрах МИДа, не поможет улучшить этот самый сильно подпорченный имидж в глазах мировой экологической общественности. При этом последствия будут весьма ощутимые — Украина получала западные гранты на развитие своего природно-заповедного фонда — и значительные (так, проект «Сохранение биоразнообразия в украинской части дельты Дуная» стоил 1500 тыс. долл. США, проект «Сохранение биоразнообразия Карпат» — 500 тыс. долл. США. Эти деньги были выделены Международным банком реконструкции и развития через Глобальный экологический фонд как безвозвратная финансовая помощь). Учитывая, что число заповедников, национальных природных парков, заказников, памятников природы в Украине росло из года в год, наш нищий госбюджет не мог финансировать их обустройство и создание инфраструктуры. Можно ожидать, что ручеек западных денег на развитие заповедного дела, которым будет руководить председатель комитета, истинное название которого должно быть не «природных ресурсов», а «по вопросам геологии и использования недр», уверяю вас, начнет вначале обмелевать, а потом и вовсе усохнет.

Возникает вопрос: какую цель преследует образование центрального органа исполнительной власти, включающего геодезию, картографию и заповедное дело? Чтобы госкомитет зарабатывал деньги дополнительно, помимо привычного для себя дела по разработке и добыче полезных ископаемых на территории Украины? Например, развивая экологический туризм на территориях природно-заповедного фонда Украины. Или же он будет осваивать территории заповедные, ставя там нефтяные вышки, буря скважины, заодно и лесом приторговывая и устраивая «царские» рыбалки и охоты для, с позволения сказать, нашей «политической элиты», или как? (Наверное, уже мало для «царской» охоты Крымского горно-лесного заповедника, передача которого без шума и пыли произошла в ведение государственного управления делами от Госкомлесхоза пару-тройку лет назад.) А заодно и каналы разрешит рыть в дельте Дуная, в сердце биосферного заповедника, исходя «исключительно из заботы о государственных интересах». Такие мысли относительно зарабатывания денег приходят еще и потому, что своим указом Президент обязывает Кабинет министров Украины обеспечить передачу «в установленном порядке» упомянутому Госкомитету кроме многострадальной Государственной службы заповедного дела еще и Государственный гемологический центр Украины.

В соответствии с п.5 статьи 15 Закона Украины «О государственном регулировании добычи, производства и использования драгоценных металлов и драгоценных камней и контроле за операциями с ними» Государственный гемологический центр Украины относится к сфере управления Министерства финансов и действует на основе утвержденного Минфином положения (что логично и соответствует, опять же, мировой практике). В п.4 этой же статьи значится: «Державний гемологічний центр України відповідно до законодавства проводить незалежні експертизу та контроль за якістю сировини і виробів із дорогоцінного каміння, дорогоцінного каміння органогенного утворення та напівдорогоцінного каміння, а також виробів з ними, експертну оцінку зарахованого до державного фонду дорогоцінних металів і дорогоцінного каміння України, подає методологічну допомогу геологорозвідувальним, видобувним і переробним підприємствам для підвищення якості робіт та методичному їх забезпеченні, проводить гемологічні дослідження сировини, а також виконує інші роботи за розпорядженням уповноважених органів, пов’язані з незалежною експертизою дорогоцінного каміння, дорогоцінного каміння органогенного утворення та напівдорогоцінного каміння». Кроме всего прочего, постановлением КМУ №307 от 12 марта 2003 года этот центр обеспечивает оформление сертификатов Кимберлийского процесса, проводит экспертный контроль партий алмазов и верификацию зарубежных сертификатов, создает и ведет базу данных об алмазах, которые ввозятся на таможенную территорию Украины и вывозятся с нее, выполняет другие функции национального органа импорта-экспорта алмазов. (Кимберлийский процесс объединяет страны-производители и потребителей алмазов и призван поставить оборот алмазов под контроль во исполнение резолюции Генеральной ассамблеи ООН о предотвращении использования необработанных алмазов для незаконной закупки оружия. — Прим. авт.).

Удивляет только, почему и Государственную пробирную палату заодно не передали этому «крутому» комитету. Тогда уж был бы точно «полный ажур» и с драгметаллами, и с драгоценными камнями — сам добываю, сам экспертирую, сам импортирую и экспортирую, сам контролирую свои операции, сам себе даю методические рекомендации по повышению качества работ по их добыче.

То, что предложено в данном указе, не могло даже в кошмарном сне присниться тому, кто хоть как-то сталкивался с природоохранной деятельностью. Предполагать, что у юристов АП во главе с самым главным юристом Украины случилось единовременное массовое умопомрачение, не приходится. Тем более что один из них, занимающий ответственный пост в структурном подразделении АП, ответственном за подготовку указов, является выходцем из Министерства охраны окружающей природной среды. Он работал там в лучшие годы этого министерства, когда был достигнут значительный прогресс в этой области, формировалось национальное законодательство в природоохранной сфере и закладывались европейские подходы в управлении и регулировании использования природных ресурсов. Он-то знает все тонкости природоохранного и природоресурсного права, изучал его практическое применение в заповедном деле в США, Англии и других очень развитых странах, и как никто другой должен понимать, что сердцем природоохранной деятельности в любом государстве является заповедное дело. Однако искомый указ демонстрирует вопиющий правовой беспредел.

Особо циничный оттенок факту выхода такого указа придает еще и то обстоятельство, что все это юридическое безобразие исходит из канцелярии гаранта Конституции.

Для того чтобы произвести такое скрещение «ужа с ежом», да еще при этом с целью «подолання негативних тенденцій у сфері охорони навколишнього природного середовища... підвищення ефективності державного управління, вдосконалення системи координації та контролю за діяльністю органів виконавчої влади...», надо преследовать совершенно конкретную цель — создать этот комитет-монстр под конкретного человечка из конкретной семьи для конкретной предвыборной задачи. Желание было настолько страстным, что даже видимость юридических приличий не была соблюдена.

И теперь Кабинет министров Украины, чтобы выполнить этот указ, должен, для сохранения иллюзии законности происходящего, подготовить изменения к вышеупомянутым законам Украины, подать их в Верховную Раду, просить ее их быстро принять, чтобы задним числом указ Президента привести в соответствие с законами Украины и сохранить лицо гаранту Конституции. У АП нет времени этой ерундой заниматься.

А вот интересно, поставили ли свои подписи под этим указом, как того требует Конституция, премьер-министр и министр финансов? Что касается министра экологии господина Полякова, то, уверена, его мнения никто не спрашивал и его подписи там точно нет. Иначе не было бы 16 сентября, на следующий день после выхода указа, гневного выступления лидера Народно-демократической партии Валерия Пустовойтенко, который заявил, что его фракция готова отозвать свои подписи под законопроектом об изменениях в Конституции в случае неразрешения ситуации, которая сложилась вокруг Минэкоресурсов Украины. Из его заявления общественность узнала, что правительство подготовило проекты указов Президента относительно реорганизации Минэкоресурсов, однако, они были проигнорированы АП, и вместо них появился указ, о котором здесь идет речь. В.Пустовойтенко отметил, что Государственный комитет природных ресурсов не подчиняется новообразованному Министерству охраны окружающей природной среды, что, с его точки зрения, разрушает целостность системы экологической безопасности государства (Для справки: в соответствии с указами Президента Украины от 15 декабря 1999 г. №1572 «О системе центральных органов исполнительной власти» и от 15 декабря №1573 «Об изменении структуры центральных органов исполнительной власти» министр экологии и природных ресурсов направляет и координирует деятельность Госкомитета по водному хозяйству, Госкомитета по земельным ресурсам и Госкомитета по лесному хозяйству. — Авт.). В.Пустовойтенко опасается, что не сохранятся достигнутые договоренности относительно квоты НДП в «коалиционном» правительстве. А ведь и правда, господина Полякова могут не «переназначить» — ведь он министр экологии (в соответствии с июньским указом этого года), а новообразованное министерство имеет совершенно другое название.

Кроме того, после выхода указа депутаты почти сразу создали следственную комиссию по расследованию фактов законности выдачи лицензий на разработку недр при министре экологии и природных ресурсов В.Шевчуке. Надо полагать, для восстановления справедливости. Страсти накалились, и борьба между кланами за природные ресурсы Украины обрела нешуточный масштаб и перешла в острую фазу.

Взять хотя бы назначение главным водником страны Игоря Бакая, личность которого настолько одиозна, что уточняющих деталей не нужно. Злые языки говорят, что господину Бакаю, который ознакомился со своим водным хозяйством, в том числе с выездом на места, «королевство» показалось маловато, и он заявил на коллегии вверенного ему Госкомводхоза, что вопрос о передаче в этот комитет Департамента рыбного хозяйства от Минагрополитики уже практически решен. Кроме того, неплохо бы еще отобрать у обессиленного непрерывным реформированием бывшего Минэкоресурсов Государственные экологические инспекции Черного и Азовского морей, которые входят в Государственную экологическую инспекцию и осуществляют государственный надзор за соблюдением природоохранного законодательства в акваториях и прибрежных зонах этих морей. Аппетит приходит, как известно, во время еды. Развивать водное хозяйство, заниматься мелиорацией земель, обеспечивать население и отрасли национальной экономики водными ресурсами — не тот масштаб после «Нефтегаза» Украины. Хочется управлять не только водой, но и тем, что в ней обитает (а это, кстати, и рыбы осетровых пород!). И чтобы никакого независимого государственного надзора со стороны другого министерства не было. А еще лучше — чего-нибудь приватизировать из водного хозяйства, какие-нибудь каналы или гидросооружения. И брать денежки за их использование другими.

Полагаю, такого развития событий осталось ждать недолго...

Господин Пустовойтенко со товарищи, кстати, имеют полное право в соответствии с п.1 статьи 150 Конституции Украины обратиться в Конституционный суд Украины по поводу этого указа и решить вопрос законности такой реорганизации Министерства экологии и природных ресурсов Украины цивилизованным путем. Странно, ей-Богу, что он до сих пор не использовал это право. Или не может найти среди своих коллег — народных депутатов — сорок четыре единомышленника, как того требует Конституция? Если так, то за державу становится еще более обидно...

P.S. Господин Бакай, между прочим, имеет опыт освоения для личных нужд территории регионального ландшафтного парка «Трахтемировский» (объект природно-заповедного фонда Украины!), с рытьем бассейнов на месте старинных казацких захоронений и строительством особняков и заборов, о чем писала пресса, так что ему есть чем поделиться с будущим председателем Госкомитета по природным ресурсам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно