Расширение заповедников: выполнима ли миссия?

14 мая, 2010, 14:19 Распечатать Выпуск №18, 14 мая-21 мая

Новое руководство Министерства охраны окружающей природной среды проявляет небывалую активность...

Новое руководство Министерства охраны окружающей природной среды проявляет небывалую активность. В минувшие пять лет отрасль считалась бесперебойным источником финансирования за счет разрешений на недропользование, вырубку лесов и распределение земель. Теперь же в ведомстве чуть ли не впервые заговорили о необходимости поработать на пользу страны. Министр и профильные департаменты инициируют возвращение к реализации одной из самых амбициозных программ — по расширению заповедных территорий почти до 11% площади страны (6,64 млн. га).

Каждый десятый гектар

Задача, которую поставил перед собой Виктор Бойко и его подопечные, не нова. Увеличить площади заповедников, заказников и прочих объектов природно-заповедного фонда было решено еще во время принятия отдельной программы формирования национальной экологической сети Украины на 2000—2015 гг.
Показатель в 10,4% площадей под заповедники должен был быть достигнут к концу периода. На сегодня же он не превышает 6% (около 3,3 млн. га).

По состоянию на 1 марта 2010 г. в Украине, по данным Минприроды, действовало 19 природных и четыре биосферных заповедника, 47 национальных природных парков, 2853 заказника, 3203 памятника природы, 27 ботанических садов, 12 зоопарков, 54 дендропарка, 542 парка-памятника садово-паркового искусства, 55 региональных ландшафтных парков, 800 заповедных урочищ.

За пять последних лет дело расширения площадей природно-заповедного фонда лишь незначительно сдвинулось с места. У «оранжевой» власти руки до заповедников — в вопросе расширения, а не «освоения» — дошли лишь в 2008 году. Тогда активизировался президент, издав ряд профильных документов, среди которых указы №774 от 27 августа 2008 г. «О неотложных мероприятиях относительно расширения сети национальных природных парков» и №1129 от 1 декабря 2008 г. «О расширении сети и территорий национальных природных парков и других природно-заповедных объектов». Правительство для выполнения этих указов подготовило несколько десятков поручений. В 2009—2010 гг. формально было создано 27 нацпарков площадью 212,3 тыс. га, два природных заповедника площадью 31,8 тыс. га, ботсад площадью 18,0 га, расширена территория трех нацпарков на 2,3 тыс. га, двух биосферных заповедников — на 20,1 тыс. га и объявлен ландшафтный заказник площадью 1,7 тыс. га.

Однако приближение выборов и перманентные конфликты между руководителями страны наихудшим образом отразились на заповедном деле. Документы для практического внедрения этих инициатив не принимались, заповедники создавались лишь на бумаге. Многим новым объектам даже не выделяли помещений под администрацию. О выполнении «плана 10,4%» даже на половину в срок — к 2015 г. — речь уже не шла. По словам министра Виктора Бойко, в связи с таким катастрофическим положением дел в отрасли было решено разработать новый, более реалистичный план мероприятий по улучшению состояния заповедного дела.

Зачем это нужно

Сохранение природного биоразнообразия, максимально полных экосистем, обеспечение естественных путей миграции животных и птиц, распространение редких и обыкновенных видов растений на территории, где они существовали до техногенного вмешательства человека, — вот только малая доля заботы, которую может проявить государство взамен использования ее богатых ресурсов. Выполнять эти функции заповедникам все сложнее — в окрестностях крупных городов, а также на туристически привлекательных территориях, таких как южный берег Крыма, объекты природно-заповедного фонда стали резко терять охраняемый статус, якобы в связи с утратой уникальности и ценности флоры, фауны и ландшафта. Понятное дело, коттеджи, санатории и жилые массивы, построенные на месте лугов, лесов и полей, уже не снести. Даже если это и удалось бы сделать, в свое естественное состояние природа вернуться сможет не скоро. Так что необходимо хотя бы остановить лжеотчуждения и постараться восстановить утраченные заповедные территории за счет присвоения такого статуса объектам в других уголках страны.

Для тех, кому высокопарные речи о сохранении природы для будущих поколений режут слух, есть более прагматичное объяснение необходимости наращивать площади заповедников. Это развитие туризма и рекреационной инфраструктуры для улучшения состояния здоровья нации. В Минприроды хотят добавить и элементы историко-этнографического воспитания. Например, собираются разработать программу развития показательных домашних хозяйств различных местностей (мини-Пирогово в каждом национальном парке). Кроме того, заповедные территории могут стать приемлемой базой для развития и поддержания традиционных ремесел, а также пчеловодства, овцеводства, конных хозяйств. Не говоря уже о производстве сувенирной продукции, заготовке грибов, ягод, лекарственных растений, зеленом туризме в сельской местности. Конечно, в валовом внутреннем доходе доля этих видов деятельности будет мизерной. Но разве качество жизни всегда можно измерить деньгами?

Мероприятия новой программы пока проходят предварительную подготовку и согласования в министерствах и ведомствах. Впрочем, «ЗН» удалось выяснить несколько ключевых моментов, на которых будут настаивать в Минприроды при представлении программы развития природно-заповедного фонда.

Во-первых, планка в 10,4% заповедных территорий перенесена на 2020 г. Во-вторых, планируется сконцентрировать как можно больший процент заповедников, заказников, охранных зон под управлением профильного министерства. В-третьих, Минприроды намерено увеличить и численность задействованных в заповедном деле специалистов, и финансирование их работы.

Одним из главных на сегодняшний день препятствий на пути к ключевой цели — удвоения заповедных площадей — является управленческая разрозненность. Объектами природно-заповедного фонда управляет более десятка госорганов, среди которых, кроме Минприроды, Гослесхоз, Госкомзем, Нацакадемия наук, Нацакадемия аграрных наук, Минрегионстрой, МинЖКХ, МинАПК, Минкульттуризма, Минобразования, Госуправление делами, местные органы самоуправления. Исторические, природные, биосферные, культурные заповедники и госрезиденции получают разные объемы финансирования, у их сотрудников — разные условия оплаты труда. По официальным данным Минприроды, около 75% всех заповедников пребывают в управлении трех структур — самого министерства, Госуправления делами и Госкомзема. Согласно закону «О Государственном бюджете на 2010 г.», общий объем финансирования заповедного дела по разным ведомствам составит порядка 360 млн. грн. Из них около 35 млн. грн. уйдет на госуправление делами, 155 млн. — в Службу охраны культурного наследия Минкульта, до 40 млн. грн. — на содержание заповедников в структуре Госкомлесхоза, 85 млн. грн. — в Минприроды, 34 млн. грн. — в Минрегионстрой, до 9 млн. грн. — на заповедники Академии аграрных наук, преимущественно на Асканию-Нову.

В вопросе получения под свой контроль всего природно-заповедного фонда дело не столько в концентрации в одних руках всего финансирования, сколько в возможности проводить единую политику, считает министр Виктор Бойко. Когда же одинаковые по своему статусу объекты находятся в подчинении разных хозяев, то выработать к ним одинаковые подходы на государственном уровне просто невозможно.

В глобальной перспективе увеличение сети национальных парков, заповедников и заказников приведет не только к увеличению биологического разнообразия, сохранению редких видов растений и животных., но и к развитию инфраструктуры зеленого туризма в окружающих селах со всеми вытекающими последствиями для госказны, уровня занятости, развития пищепрома, промыслов и имиджа страны среди иностранных туристов. К слову, именно расширение природно-заповедной сети стало одним из толчков для поддержания экономики США в депрессивные 1930-е годы, а также восточной части Германии в начале 1990-х после объединения с западной.

Проблем не убавилось

Если оставить в стороне бюрократическую машину как «проблему в себе», тормозящую собственные же инициативы, останется еще как минимум три главных вопроса, которые придется решить Минприроды для реализации амбициозной задачи.

Первая — работа с местным населением. Оно во многих случаях не будет радо расширению заповедных территорий уже существующих природно-заповедных объектов за счет потенциальных пахотных земель или леса, который можно было бы выгодно сбыть, наполнив тем самым карман если не бюджета общины, то отдельно взятых ее представителей. Один из ярких примеров — недавнее противостояние вокруг расширения регионального ландшафтного парка «Донецкий кряж», которое должно было стать одним из этапов создания на Донбассе биосферного заповедника для улучшения экологической ситуации в регионе, а также развития туризма. Местные (Амвросиевский районный и Благодатновский сельский) советы, за счет территорий которых планировалось произвести расширение, не только отказали в установлении на местности новых границ, но и начали инициировать ликвидацию парка. Запрет проезжать по территории объекта на машинах, охотиться и ловить рыбу, устанавливать ульи и мыть автомобили у заповедных порогов вызвал бурю возмущения у селян. Претензии местных жителей понятны — они не хотят превращения заповедников в запретные зоны со своими «лозинскими».

Еще одним примером несогласия местных чиновников разрешить расширение заповедной зоны является противостояние Минприроды и ряда местных советов Ивано-Франковской области касательно нацпарка «Гуцульщина», который должен был появится, согласно указу президента, еще в 2002 г. По состоянию на начало апреля 2010 г.
все проекты землеотводов все еще находились в разработке. Обладминистрация не спешит с выделением национальному парку ценнейших земель в Карпатах, на которых вполне могли бы расположиться десятки элитных баз отдых,. Злые языки поговаривают, что причиной такого отношения не в последнюю очередь являются потенциально гораздо более существенные заработки от вырубок и экспорта леса и коммерческого туризма (с гостиницами и ресторанами), чем от статуса заповедной территории.

В некоторых случаях инициативы переходят разумные границы. Ряд областных советов, например Николаевский и Запорожский, уже выступают с предложениями уменьшить площади заповедных территорий. Например, потерять природоохранный статус может знаменитый «Гард» («Исторический ландшафт центра Буго-Гардовской паланки Войска Запорожского» в окрестностях города-спутника Южноукраинской АЭС Южноукраинска Николаевской области). Коммерческие интересы различных структур сегодня, к сожалению, очень часто превышают преимущества для развития регионов от расширения заповедников. Не только за счет средств госказны, но и за счет роста инвестиционного потенциала рекреационного направления.

Такой дисбаланс интересов выливается в отсутствие приоритетности природоохранных мероприятий для государства. За последние годы многие территориальные управления заповедного дела в регионах были даже расформированы.

До сегодняшнего дня говорить о стабильной поддержке отрасли со стороны государства не приходилось. Однако в бюджете-2010 уже видны проблески света в царстве тьмы. Только на мероприятия по развитию заповедников и национальных парков предполагается выделить более 350 млн. грн., что на 25% больше, чем в смете 2009 года. И это без учета точечных дотаций, как, например, «специальное» финансирование Каневского заповедника. Кроме того, запланированы увеличение штрафов за загрязнение окружающей среды, незаконные вырубки, а также наращивание других потенциальных источников «самоокупаемости» для заповедных зон. Но все это лишь первые шаги. Если новое руководство министерства будет двигаться и далее по такому же пути, то есть надежда, что экологическая политика займет в списке государственных приоритетов не традиционное «-дцатое» место, а хотя бы позицию в первой десятке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно