О нижнем Днепре и рыборазведении. А также о финансовом кризисе, Красной книге и здравом смысле

25 сентября, 2009, 14:34 Распечатать

Уже в первое десятилетие после строительства Каховской ГЭС стало ясно, что это не только «выдающееся достижение»...

Уже в первое десятилетие после строительства Каховской ГЭС стало ясно, что это не только «выдающееся достижение». Некоторые изменения были явно неблагоприятными — и это не только подтопление сел. Появление плотины привело к значительному снижению рыбных запасов. Факторов отрицательного воздействия много: и изменение состава воды, и неблагоприятный гидрорежим (замедление течений), и уменьшение содержания в воде кислорода. Но главным, пожалуй, было то, что с 70-х годов прошлого века во всех водоемах нижнего Днепра и в Каховском водохранилище происходит накопление ила. И теперь толщина этих слоев — от нескольких десятков сантиметров в реках нижнего Днепра до полутора-двух метров в озерах. И даже до 10 (!) и более метров — в Каховском водохранилище. Но рыба на иле не нерестится! Или почти не нерестится. Ей нужен песок, гравий или скопления раковин моллюсков — так называемая ракушь.

Вот потому в Херсонской области и были построены рыборазводные заводы. К этому времени стало ясно, что без разведения рыб в неволе и последующего их выпуска в природную среду ихтиофауна нижнего Днепра обречена (во всяком случае, как объект хозяйственного использования). Инициатором и руководителем строительства этих заводов был Степан Артющик, который много лет (с 1969 по 2005 г.) возглавлял Херсонскую рыбинспекцию. «Первенцем» был Херсонский производственно-экспериментальный завод (Голопристанский район) по разведению молоди частиковых рыб: его построили в 1981 г. В 1984 г. в Белозерском районе появился производственно-экспериментальный Днепровский осетровый рыборазводный завод. И наконец, самый «юный» — Новокаховский государственный производственно-экспериментальный завод по разведению молоди частиковых рыб. Он построен в 1988 г. в юго-западной части Каховского района — на северо-восточной «окраине» Казачьелагерной арены нижнеднепровских песков. Для справки: частиковыми называют рыб из отряда карповых (сазан, белый амур, золотой и серебряный карась) и некоторых других. Именно об этих «частиковых» заводах и пойдет далее речь, потому что именно они играют главную роль в поддержании популяций рыб нижнего Днепра.

У обоих заводов задачи, в общем-то, почти одинаковые. Главная из них — разведение и выпуск в природные водоемы молоди растительноядных рыб. А именно: сазана (его часто называют карпом), белого амура, пестрого и белого толстолобика. Но разводят еще и хищных рыб. На херсонском заводе — щуку, на новокаховском — судака, щуку и сома. А в последние годы на новокаховском заводе начали работу еще с двумя видами — линь и тарань.

Оба завода — полносистемные, то есть здесь имеются рыбы-производители и выращивание происходит от икринки до рыб-двухлеток (именно в таком возрасте «живое серебро» выпускают в водоемы).

Немного статистики: площадь прудов херсонского завода — 650 га, новокаховского — 850 га. Производительность: в 2008 г. было выпущено 2,4 и 2,3 млн. особей соответственно. В основном это, конечно, молодь растительноядных рыб. Но не забывают и о хищных. В 2008 г. новокаховский завод выпустил 100 тыс. особей молоди щуки, судака и сома. А в этом году уже херсонский завод планирует начать «ощучивать» нижний Днепр: 60 тыс. зубастых двухлеток уйдут в реки и озера.

Между прочим, достоверность этих данных подтвердили… рыболовы (как вполне законные, так и «не очень»). Уже два года подряд (обычно осенью) автору рассказывали о невесть откуда приплывшей тарани. Да только это не тарань, а молодь карпа, толстолобика и белого амура!

Нужны ли рыборазводные заводы?

Действительно, существует ведь и такая точка зрения: мол, не нужно вмешиваться в дела природы, она лучше знает, что и как делать. Честно говоря, я и сам (как биолог) сторонник наименьшего вмешательства в природную среду. Но состояние нерестилищ в нижнем Днепре и Каховском водохранилище приближается к катастрофическому!

По данным специалистов и различных ведомств, в настоящее время большая часть популяций промысловых рыб нижнего Днепра и Каховского водохранилища воспроизводится на рыборазводных заводах. И разведение рыб в неволе является компенсацией того ущерба, который человек нанес природе.

В перспективе, кстати, планируется довести мощности новокаховского завода до трех миллионов, а херсонского — до 2,5 миллиона рыб. Есть намерение освоить еще два аборигенных вида — жереха для водоемов среднего Днепра и рыбца — для нижнего. Эти виды еще недавно у нас обитали, но исчезли.

Кстати, не надо забывать и о том, что значительную часть разводимых и выпускаемых рыб составляют карповые вселенцы: белый амур, белый и пестрый толстолобик. Они стали важными промысловыми видами: мясо отменное, лучше, чем у многих аборигенных видов. Поэтому «экзоты», кроме всего прочего, берут на себя значительную часть промысловой нагрузки: зачастую рыбаки вылавливают именно их, а не местные виды рыб. И это предохраняет аборигенные виды от перелова.

И еще одно обстоятельство — очень важное. Дело в том, что вселенцы из Дальнего Востока все более необходимы: для борьбы с зарастанием водоемов. В последние годы оно приняло характер почти катастрофический: огромные массы водных растений покрывают поверхность озер и «забивают» озера, протоки и даже реки. А после отмирания органическое вещество из этих растений превращается в ил. Так вот, белый амур на 1 кг прироста веса поедает 30 кг высших водных растений! Примерно такие же аппетиты и у белого толстолобика: только он питается, в основном, одноклеточными водорослями. Так что эти прожорливые растительноядные рыбы являются нашими союзниками в борьбе за спасение Днепра.

К сожалению, в последнее время финансирование рыборазводных заводов урезано. Разумеется, никакого «заговора» здесь нет: кризис! Но, как говорится, от этого не легче. И в последние полгода первоочередная задача обоих заводов — выжить и не сократить объемы производства. И не дать погибнуть рыборазведению на нижнем Днепре. Ведь речь идет не только о двух предприятиях, которые являются гордостью Херсонской области и Украины. Речь идет о Днепре и его рыбных запасах.

В настоящее время значительная часть рыб фауны Украины (32 вида) внесена в Красную книгу. А для того, чтобы вести работу с «краснокнижным» видом, нужно получить специальное разрешение. Тем более, если редкий вид необходимо отловить. В том числе и тогда, когда отлов нужен для его разведения. Согласно законодательству Украины, такие разрешения выдает Министерство охраны окружающей природной среды. Конечно, если отлов предусматривается для последующего разведения, то разрешения как будто должны выдавать без особых препятствий. Но на практике часто происходит иное: срабатывает принцип «как бы чего не вышло». Ярчайший пример — ситуация с белугой. Ни в 2008-м, ни в 2009 году Днепровскому осетровому заводу разрешения на отлов производителей так и не были выданы, и потомство не получено. И это при том, что в Днепре популяции этого вида уже не размножаются.

Ну а теперь, похоже, в число вымирающих попали русский осетр и севрюга: решение о внесении этих видов в Красную книгу уже принято. А ведь эти «царские» рыбы (по крайней мере, их днепровские популяции) в естественных условиях уже давно не воспроизводятся, потому что ниже Каховской ГЭС нерестилища исчезли.

Вообще эта парадоксальная и малоприятная ситуация может парализовать все программы по разведению редких видов рыб в Украине. А ведь было бы здорово попытаться восстановить в Днепре популяцию вырезуба — когда-то характернейшего компонента фауны Днепра. И, в общем-то, обоим «частиковым» заводам решение такой задачи вполне по силам. Но опять же — удастся ли справиться с «краснокнижным» статусом? Для работы с этой рыбой также необходима целая гора разрешительных бумаг.

…И делается это все как будто с благими намерениями — сохранить редкие виды (!)

И, наконец, последнее — то, с чего начиналась статья. Вдумайтесь в эти цифры, читатель: в водоемах нижнего Днепра — десятки сантиметров ила! (А в некоторых озерах — до полутора-двух метров.) И во многих местах этот ил имеет явственный запах сероводорода. Так что надо сказать «с чистой совестью»: наша гордость, наше национальное достояние, наш нижний Днепр умирает. Без специальных и срочных мер (пиковый режим сброса воды для промывок, восстановление проток и т.д.) десятки озер погибнут в течение ближайших лет — они превратятся в болота. А через несколько десятков лет исчезнет и сам нижний Днепр: в том виде, в котором он существует сегодня. Протоки, озера, старицы — ничего этого мы уже не увидим. Останутся лишь крупные водотоки: Днепр и его рукава. А вокруг — тростниковые заросли и зловонные болота, полные ила и гниющих растительных остатков.

И это будет не просто катастрофа, но и преступление — перед будущими поколениями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно