Николай Тимошенко: «Меня красными флажками, как на охоте, обложить не удастся!»

19 сентября, 2008, 15:02 Распечатать Выпуск №35, 19 сентября-26 сентября

Под горячую руку первого лица страны попала лесная отрасль. Неуклюжий комментарий советника през...

Руководитель государства, в отличие от поэта, не может сослаться на то, что «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Казалось бы, неловкая ситуация, печально знакомая по «реорганизации» ГАИ президентом, уже не повторится. Однако недавно под горячую руку первого лица страны попала еще одна отрасль — лесная. Неуклюжий комментарий советника президента стал причиной распоряжения, облетевшего СМИ: ради спасения природы запретить рубить древесину в украинских лесах…

Недавно на пост председателя Комитета лесного хозяйства Украины назначен новый человек — Николай ТИМОШЕНКО. Естественно, первый вопрос журналиста еженедельника «Зеркало недели» был связан с этим событием.

— Николай Михайлович, как работает отрасль, у которой под запретом оказалась одна из основных сторон ее деятельности?

— Давайте прежде уточним обстоятельства вокруг этого события. Президента, пролетавшего на вертолете над Черновицкой областью во время недавнего наводнения, неприятно поразило количество пилорам, которые он увидел сверху. Местами они стояли буквально с двух сторон возле шести рядов коровников, а рядом были терриконы опилок. В это время кто-то из советников сказал, что это лесники рубят лес и из-за этого наводнения приобретают катастрофические масштабы. Советник не знал, что на пилорамах около населенных пунктов пилят древесину, растущую по соседству в лесах, которые отданы в пользование лесохозяйственным структурам коммунальной формы собственности. Лесхозы к этому не имеют никакого отношения. Жаль, что президенту не подсказали: граница ответственности в Черновицкой области Госкомлеса — всего 60 процентов от общей площади леса, а 40 процентов принадлежит лесам Министерства охраны окружающей природной среды, природно-заповедным паркам, лесам агроформирований, даже лесам МОН и Минобороны.

— А какова все-таки роль рубок лесов в природных катаклизмах?

— Чтобы дать честный ответ на этот вопрос, ученые Национального лесотехнического университета Украины и Украинского НИИ горного лесоводства опубликовали научно-экспертное заключение о том, что такое масштабное наводнение произошло в результате действия комплекса природных и антропогенных факторов. Прежде всего к этому привело чрезвычайное количество осадков, из которых только 15—20 процентов были способны удержать лесные насаждения, а основное их количество сформировали паводковый поток, который привел к катастрофическому затоплению предгорной и равнинной части Предкарпатья.

— Не так давно министр охраны окружающей природной среды Георгий Филипчук заявил, что наводнение вызвано рубкой лесов. Кто не прав: ученые или министр?

— Лес — стержень экосистемы. Он действительно играет важнейшую водорегулирующую функцию. Но ученые подсчитали, что если бы лес даже на сто процентов покрывал Карпаты, он и тогда бы не удержал потоки воды, летом этого года низвергавшиеся с неба. Буковый лес в условиях чрезвычайной влажности почвы может задержать 40 мм осадков, что больше месячной нормы. Но в эти дни выпало 315 мм! Произошел мощный природный катаклизм. Никто почему-то не сказал о том, что в Карпатах пострадали как раз те районы, в которых… наибольшая лесистость, доходящая до 64 процентов.

Тем не менее в этом месяце Кабмином будут приняты новые правила лесопользования в Карпатах. Мы сократим аппетиты желающих рубить лес. Нужно, чтобы при этом не пострадала отрасль. Мы дадим ясный сигнал обеспокоенному обществу, что выводы сделаны и переходим к более разумному хозяйствованию.

Внесены существенные изменения в правила трелевочных работ. Запрещены рубки в буковых лесах с первого мая по первое октября — на период активной вегетации. Предусматривается внедрение машин и технологий, не травмирующих подрастающие деревья. Мы стремимся критически посмотреть на себя и перейти к более экономному и щадящему ведению хозяйства.

— Итак, несмотря на то что президент принял, может, эмоциональное решение, отрасли оно пошло на пользу?

— Именно так. Кроме того, пока нет решения о полном запрете рубок. Я попытаюсь убедить президента, что этот шаг не поймут гуцулы, которые запрет рубить лес воспримут так, как если бы крестьянину-степняку запретили убирать пшеницу. Тем более что в некоторых районах Карпат именно лес дает основные поступления в местный бюджет.

— Но сокращение рубок приведет к сокращению поступлений, как вы это компенсируете?

— Выход один — надо лучше организовать дело. При сокращении рубок можно даже увеличить доходы. Наш резерв — более глубокая переработка древесины. Кроме того, надо сократить штаты. И не за счет механизаторов, лесников, лесокультурниц, трелевщиков, а тех, кто в конторах не знает, чем себя занять.

И еще. В прошлом году государство впервые выделило средства на строительство лесных дорог. Это путь к созданию инфраструктуры, позволяющей повысить эффективность отрасли. Мы говорим о нашем пути в Европу. Создание инфраструктуры и есть реальный шаг на Запад. Если мы сделаем все, как надо, то карпатские лесоводы однозначно будут иметь хорошие прибыли. До сих пор мы 20 процентов кругляка продавали за границу. Это же Гваделупа, а не Европа. Нужно наладить переработку древесины на месте, чтобы не быть сырьевым придатком во всем.

Мы построим в Карпатах дороги. Инфрастуктура в лесах — вопрос номер один. Так что отрасль ничего не потеряет, просто начнет лучше и больше работать.

Нужно менять и отношение общества к нашей работе. Здесь много неиспользованных возможностей. Я посоветовал коллегам говорить не «рубка», а «заготовка спелого леса». Нужно найти способы изменить наше взаимодействие с обществом, чтобы оно относилось к нам не как к хищникам, а как к людям, которые занимаются сбережением леса. При этом я считаю, что нужно использовать даже нетрадиционные пути увеличения лесных насаждений. Почему бы нам не передать акт на право вырастить лес на трех-четырех гектарах эродированных земель профессионалу-частнику? Причем ему нужно первые 15 лет даже платить за эту работу. И это должно делать государство.

Нужно обратить внимание на то, чтобы ведомственные, корпоративные интересы не стали выше государственных. Сейчас более 50 тысяч га лесов Карпатского региона находится на землях запаса сельских советов. Но председатели сельских советов, как удельные князья, хотят иметь свой ресурс в лесу. Это нужно ломать. Например, у нас в лесах запас — 235 кубических метров на га, а в лесах иного подчинения — 125 куб. м на га. Думаю, это показывает, что все леса нужно объединить под началом профессионалов Госкомлесхоза.

— Сейчас все больше лесов становятся заповедными. Не придем ли мы к тому, что вскоре все леса станут заповедными?

— У меня принцип: не навреди. Поэтому по всем вопросам советуюсь с профессионалами, которые знают больше меня. По поводу вашего вопроса они говорят следующее: мы уже имеем 14,3 процента заповедных лесов. Это больше, чем во всех странах Европы. Но проверка фактов незаконных рубок в Карпатах показала — в заповедных лесах деревьев рубят… больше, чем в наших лесах, которые имеют чисто хозяйственное значение. Это парадокс, что лес надежнее сохраняется в лесхозах.

— Нам не раз приходилось слышать хорошие, верные слова и от ваших предшественников по кабинету. Однако таблички на нем меняются так часто, что трудно проверить, хотел ли его хозяин сделать то, что обещал. Вам удастся реализовать все то, что наметили?

— Ну, это один Бог знает. Однако, учитывая профессионализм и преданность делу работников лесной отрасли, надеюсь удастся.

— Николай Михайлович, вы первый коммунист за время независимости на такой высокой должности в исполнительной власти. Вы готовы к тому, что внимание общества к вам будет самое пристальное?

— Мы хотим показать — в партии есть кадры, эффективные менеджеры, которые могут быть полезны стране. Я руководил различными хозяйствами уже около 25 лет. Мой принцип — оставлять предприятие в состоянии лучшем, чем я его принял. Я не боюсь пристального внимания и открыт для критики.

Когда мне предложили должность председателя Госкомлесхоза, для меня это было как снег на голову. Когда шел на собеседование в Кабмин, на 80 процентов был уверен, что скажу «нет». Но то, что мне предложило руководство Кабмина, совпало со стержнем моей жизни, моей партии: для меня лес, недра и земля — священные вещи. Это государственные монополии, они касаются интересов миллионов людей. Я согласился, чтобы показать обществу с первых шагов — лесники рачительные хозяева в лесу, и их в первую очередь волнует выращивание, уход за лесом и его сохранение.

Хочу отметить: отрасль довольно часто подвергается наездам. Видно, кому-то она кажется очень привлекательной. К сожалению, она представлена не министерством. Лесную отрасль вообще собирались сделать чуть ли не департаментом в Министерстве охраны окружающей природной среды Украины.

— Это грустно. Передать министерству вашу отрасль можно только с одной целью — чтобы раздерибанить вообще.

— Пока до этого дело не дошло, но если передадут, отрасль точно уничтожат.

— А сколько вам стоила эта должность?

— Не поверите — не заплатил за кресло ни единого цента. Кстати, первый вице-премьер Александр Турчинов, представляя меня на коллегии Госкомлесхоза, сказал, что за эту должность долгое время шла жестокая борьба и предлагались огромные деньги...

— Вы не заплатили, но между партиями были договоренности?

— Я этого не отрицаю. Как не отрицаю и того, что есть много схем в лесном хозяйстве, на которых зарабатывают деньги. Нам надо сформировать прозрачный и всем понятный рынок древесины. Древесина от всех предприятий без исключения должна продаваться только через биржевые торги. И это будет основным мерилом честности как лесника, так и переработчика. Одни все выставили на рынок, а другие честно купили.

Больше не будут платить за назначение на отдельные должности в отрасли значительные суммы. Главным критерием будет только профессионализм. Мне только что звонили по поводу того, что уволил директора в Ялтинском заповеднике и назначил другого. Люди при должностях еще не поняли, что меня никакие высокие государственные деятели не заставят изменить решение.

— Неужели на лесе можно заработать миллионные суммы?

— Не на лесе зарабатывают большие деньги, а на земле, которая в лесу или возле леса. Особенно рядом с мегацентрами, где цена достигает 40 тыс. долл. за сотку. Одним росчерком пера я могу обогатиться. Но я пришел сюда не для этого. Я не богат, и этого не стесняюсь, потому что я самодостаточный человек, хотя не имею ни СП, ни ЧП, ни киоска, ни чего-то еще. Я сказал на представлении, что по какой бы квоте сюда ни пришел, не буду обслуживать материально ни одну партию, в том числе и свою родную. Тимошенко красными флажками, как на охоте, никто здесь не обставит. И отрасль не сдам. Когда работать станет невыносимо, напишу заявление и уйду. Для меня это вопрос принципиальный, и все это почувствуют.

— Вас, наверное, не раз призывали отдать леса в частные руки. Какой ответ вы даете на такие призывы?

— Важно понять, что лес до возраста спелости растет сто и больше лет, и тогда станет понятен ответ. Какой бизнесмен вложит в возрождение лесов хоть копейку? Очевидно, что это под силу только государству. Кстати, во всем мире 84 процента леса находится в государственной собственности, так как общепринято — только оно может обеспечить их воспроизведение. А у нас прослеживается даже на официальном уровне очень опасная тенденция — часто звучат предложения о приватизации леса. Есть такие решения районных сессий и даже обращение от их имени в Верховную Раду, в Кабмин относительно преобразования системы лесного хозяйства в Украине, об изъятии лесных хозяйств из госпользования и передачи их в частное владение. Я категорически буду возражать против этого!

Сейчас мы организовываем конкурс лесничих на приз Героя Социалистического Труда лесничего Михайла Присяжного, под руководством которого на Нижнеднепровских песках Херсонщины создано более трех тысяч га лесных культур, приживаемость которых составила 90 процентов. Премия будет размером в 10 тысяч гривен. Кроме того, предусмотрено еще три номинации. Это будет серьезной мотивацией для улучшения работы каждого из наших 1500 лесников. Она поднимет престиж профессии человека, своими руками высаживающего лес.

Мне очень приятно отметить и то, что я пришел в отрасль управляемую, с прекрасными традициями. Ее люди бережно сохранили, несмотря на все трудности последнего времени. К сожалению, она требует еще и героизма. В этом году в жару у нас случилось три тысячи пожаров. Работники лесной охраны самоотверженно и профессионально их тушили. Это опасная профессия — один миллион кубов древесины забирает одну человеческую жизнь. Так не должно быть!

Хочу широко внедрить соревнование в нашей отрасли. Оно должно охватить всех, начиная со студентов, которые учатся в наших учебных заведениях (чтобы лучше усваивали знание!), до лесников. Нельзя стоять на месте. Люди должны быть в движении, должны стремиться вперед.

— Какие меры вы предусматриваете, чтобы элементарно не воровали лес?

— Было бы удивительно, если бы в нашем государстве, где крадут все, не крали лес. Неужели можно подтянуть какое-то напряжение к деревьям? Не буду защищать честь мундира, но отвечу критикам: у нас воруют не больше, чем в правоохранительных органах или в медицине.

Тем не менее приняты меры, чтобы уменьшить это зло. Уже есть постановление Кабмина, чтобы в три раза увеличить административные штрафы. Конечно, к каждой сосенке я не приставлю милиционера, но есть более надежные методы. Нужно провести сертификацию лесов, чтобы мы знали, сколько дает каждая лесосека. Следует использовать европейский опыт для минимизации самовольных рубок.

На совещаниях в областях я обращаюсь к руководителям и прошу их не скрывать правды от народа — почаще говорить с людьми о наших проблемах. В отрасли проблем больше, чем успехов. Все должны знать, что оборотных средств у нас не хватает, что есть трудности с рынками сбыта в Европе, так как везде прошли ветровалы, повреждено много деревьев, древесина выброшена на рынки…

В СНБО и в Кабмине я сказал, что лес должен быть в единых руках. Только тогда Госкомлесхоз сможет отвечать за состояние дел в лесной отрасли. Сделать это, даже после соответствующего постановления Кабинета министров, сложно. Пример: когда Ехануров был премьером, он обещал передать леса большинства других лесопользователей в Госкомлесхоз, но когда стал министром обороны, корпоративный интерес у него стал превалировать над национальным. И он уже считает, что собственный лес… нужен Министерству обороны. Это пример того, как меняется точка зрения от места сидения.

И все-таки леса нужно передать в подчинение профессионалов, так как только здесь осуществляется научное сопровождение лесного хозяйства, тут есть кадры, которые могут нести ответственность. Считаю, что государство должно быть не сторожем чужого леса, а сильным и активным оператором на рынке.

Лес сродни сельскому хозяйству: собрал урожай — готовься к новому посеву. Мы ставим планку на следующий год — засадить 30 тысяч новых гектаров. Впервые за последние годы устанавливается такая цифра. Я хотел бы подчеркнуть, что в советские времена были периоды, когда в Украине сажали и по 200—250 тысяч гектаров леса в год! К сожалению, за годы независимости планка не поднималась выше 20 тысяч, хотя хозяйствование в лесах вели активно. Чтобы выполнить эти планы, на базе Львовского лесного областного управления организуется мощный центр по выращиванию семян, в Херсоне будут выращиваться породы, районированные для лесостепи и степи, а на Волыни разместим еще один центр выращивания саженцев для леса. Мы должны привлечь к этому делу все общество: работники леса должны посетить школы, институты, детские садики и с младых ногтей убедить людей принять участие в посадке леса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно