НА СМЕНУ ЛЕСОВИКАМ ПРИШЛИ ДРОВОСЕКИ

16 апреля, 1999, 00:00 Распечатать

Стихия, обрушившаяся на Закарпатскую область в ноябре 1998 года, нанесла тяжелый урон экономике и экологии региона...

Стихия, обрушившаяся на Закарпатскую область в ноябре 1998 года, нанесла тяжелый урон экономике и экологии региона. Не дожидаясь обоснованных выводов, вину за случившуюся трагедию взвалили на неумеренную рубку лесов в Карпатском регионе в прошлом. Однако это не совсем так. Заготовка древесины в области и регионе более 30 лет осуществлялась в значительно меньшем объеме в сравнении с потенциальными лесорастительными условиями. Результативность лесохозяйственной деятельности необходимо оценивать по официальным учетным и статистическим источникам информации, в том числе по государственным земельному (ГЗК) и лесному (ГЛК) кадастрам. Сопоставление показателей ГЛК 1996 г. с соответствующим учетом 1966 года, а также с ГЗК на 1 января 1996 г. позволяет сделать вывод о том, что прошлое не было таким, каким видят его некоторые политики.

Все области Карпатского региона Украины богаты лесами. Доля лесов и других лесопокрытых площадей (1996 г.) составляет 41,1%, в Закарпатской области - 57, 0 (!) процента. В сравнении с государственным учетом лесного фонда 1966 года площадь лесов увеличилась, а запасы стволовой древесины по региону выросли на 33%: от 20% по Ивано-Франковской до 40% - по Львовской, по Закарпатской области - на 39 процентов. В границах отдельных областей региона удельные средние запасы древесины в сравнении с учётом 1966 года увеличились со 190 до 252 куб. м/га, в т.ч. в наибольшей степени по Закарпатской области - с 223 до 309 куб. м/га.

По ГЛК средний возраст лесов в Закарпатской области составляет 77 лет, что подтверждает взвешенность лесопользования за предшествующие 30 лет.

За все эти достижения необходимо отдать должное усердию бывших государственных лесных инспекций, которые более 30 лет функционировали в регионе, не будучи участниками предпринимательской деятельности. Они настойчиво и с использованием экономических санкций контролировали и соблюдение лесоводственно-технических правил при заготовке древесины, и очистку мест рубки от порубочных остатков, и строительство подъездных путей, мостков, подпорных стенок, обвалований и других «мелочей», так необходимых в горном лесоводстве!

Касаясь вопроса нормированного ежегодного объема заготовки древесины, необходимо указать на то, что в лесном хозяйстве Украины сложилась отработанная система расчетов и ограничений, соблюдение которой обеспечивает воспроизводство лесных ресурсов и природообразующих функций лесов. В части ограничений Карпатский регион Украины значительно «превзошел» соседние европейские страны (Австрию, Венгрию, Польшу, Чехию). Так, в Австрии, где площадь лесов занимает 47,0% (1990 г.) территории, т. е. на 10% меньше, чем в Закарпатской области, из них эксплуатационные составляют 85,9 процента. В других зарубежных странах удельный вес эксплуатационных лесов еще выше, а в Закарпатской области - 53,4, во Львовской - лишь 44,9 процента!

В последние годы по известным причинам нормированные объемы заготовки древесины по хозрасчетным рубкам еще уменьшились. Что же касается иных, названных, как рубки, связанные с ведением лесного хозяйства (далее - РСВЛХ), то здесь положение дел совсем иное. За этими организационными перекосами стоит чрезмерно возбужденное общественное мнение, громоздкая система управления лесами, совмещение лесовыращивания и лесопромышленной деятельности, контроля за ведением лесного хозяйства в одном юридическом лице.

Отдельно необходимо отметить, что хитросплетения и несовершенство земельного и лесного законодательств, ведомственный интерес относительно расчетов, рассмотрения и утверждения нормированных объемов выборки древесины отрицательно сказываются на лесных отношениях. Обезличенная ответственность субъектов лесохозяйственной деятельности приводит к значительным потерям товарных лесных ресурсов. Об этом свидетельствует, например, сообщение проф. А.Калинина. На обследованных им 6, 5 тыс. га лесов в регионе Львовского Розточья «...через наявність низькопродуктивних насаджень недоодержано 457 тис. куб. м деревини». Причины этого состояния он почти не раскрывает, хотя экономический вес таких потерь только по Львовской области составляет по меньшей мере 30 млн. куб. м древесины. Это - дополнительные рабочие места, производство лесных материалов, устойчивая работа лесопромышленных предприятий и т. д.

Признавая относительно заготовки древесины «...набагато вищі показники» в соседних зарубежных странах, некоторые ученые почему-то не стесняясь поясняют это недостаточной сознательностью нашего народа, а не ошибочной (Боже, упаси!) позицией соответствующих органов управления, научных учреждений, личной деятельности. Хотя именно отраслевая наука и ученые по заказу властных структур обосновывают их стратегию в деятельности предприятий и отрасли, при разработке законодательных норм и льгот, их основные положения организации и развития лесных отношений. Во всех других случаях они ограничиваются созерцательной ролью, изучением частного и весьма частного, без объединения в целое, способное изменить и повысить эффективность лесохозяйственного производства и всей лесной отрасли. Отраслевая наука проявила полную индифферентность, ученых даже не смутило заключенное келейно Госкомлесхозом соглашение со шведами на разработку Стратегического плана развития лесного хозяйства и лесопромышленной деятельности в Украине. И это в условиях острого бюджетного дефицита и при наличии разработанной и утвержденной государственной программы до 2015 года.

Ссылки на чрезмерную рубку лесов в Карпатском регионе в прошлом как на причину возникновения повторяющихся здесь стихийных явлений вряд ли следует безапелляционно принимать и на этой основе сокращать объемы нормированного лесопользования. Чего нельзя сказать о РСВЛХ, как бы узаконенных Лесным кодексом, превратившихся в свою противоположность, осуществляющихся по предпринимательским соображениям на бесконтрольной основе.

Отдавая должное ранее упомянутым государственным лесным инспекциям, упраздненным в порядке проведенной реструктуризации, нельзя не отметить некоторые предположения относительно причин, связанных с лесохозяйственной деятельностью, и эколого-экономических последствий этого. Важнейшей из них стало то, что почти стихийно, без государственного контроля все субъекты - пользователи лесных земель вдруг интенсивно занялись заготовкой древесины... по РПВЛХ, без попенной платы, естественно, за счет государственного бюджета. В пору заповедники, национальные парки переименовывать в леспромхозы. За 9 месяцев только 1998 г. они в Закарпатской области заготовили почти 11 тыс. куб м древесины, именно по РСВЛХ, в т. ч. более 50% будто бы дров, забыв, вероятно, о своем главном назначении. То же касается лесоохотничьих хозяйств, которые так же и по тем же мотивам увлеклись РСВЛХ. Поэтому становится понятным, почему не в полном объеме осваивается установленный Кабинетом министров Украины лимит лесосечного фонда по главным (хозрасчетным) рубкам, не перечисляются предусмотренные законом поступления в госбюджет попенной платы, не выполняются соответствующие указы Президента по наполнению доходной его части. Ведь главными стали РСВЛХ! Да и по сортиментному составу эти предприятия также заготавливали будто бы дрова. Их 46% от общего объема. Поистине, в прямом и переносном смысле в Закарпатской области после реструктуризации исчезли лесовики, появились дровосеки. Несоразмерное расширение насаждений, пройденных с применением тяжелой техники изобретенными только законодательно и только в Украине РСВЛХ (их нет ни в теории лесоводства, ни в статистике зарубежных стран!), могло оказаться дополнительным фактором, дестабилизирующим экологическую ситуацию.

Не отрицая в какой-либо мере необходимость использования благоприятных природных условий, бальнеологических свойств целительных источников и вод этого живописного края, в том числе для развития туризма, рекреации, все же интенсификация лесохозяйственного производства на лесоводственно грамотной основе должна здесь получить всемерную поддержку в пределах действующей государственной программы, разработанной НИЭИ Минэкономики и СОПС Национальной академии наук Украины (1993 г), а в перспективе достичь уровня соседних зарубежных стран.

В лабиринте понятий «управление лесами», «управление хозяйственной деятельностью предприятий», «лесопользование», «РСВЛХ», «выписка лесорубочных билетов», «заготовка дров», в размерах экономического ущерба, экологических последствий и ответственности, очевидно, должны разобраться компетентные органы. Это необходимо для того, чтобы подобные стихийные явления не причиняли в будущем таких разрушительных бедствий, а также чтобы привести организационные основы лесоводства и лесопользования в русло справедливых эколого-экономических и общественных отношений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно