Международные инструменты химического разоружения - Среда обитания - zn.ua

Международные инструменты химического разоружения

29 февраля, 2008, 13:34 Распечатать

Уже более десяти лет как вступила в силу Конвенция о запрещении разработки, накопления и применения химического оружия и его уничтожении (КЗХО)...

Уже более десяти лет как вступила в силу Конвенция о запрещении разработки, накопления и применения химического оружия и его уничтожении (КЗХО). Среди различных документов по вопросам разоружения КЗХО является уникальным международным соглашением. Конвенция провозглашает не только полный отказ от применения химического оружия, но и обязательства стран-участниц осуществить полное уничтожение имеющихся арсеналов. Она предусматривает запрет на разработку новых его видов и организацию всеобъемлющего международного и национального контроля, под режим которого подпадают не только военные объекты, а и предприятия по производству химикатов.

Участниками конвенции на начало 2007 г. стало 181 государство. Эта цифра отражает привлекательность и эффективность данного международного инструмента, устраняющего из арсенала войны химическое оружие как средство массового уничтожения. Более того, есть надежда, что международное сотрудничество приведет к расширению сферы действия конвенции и на запрет ведения химических войн с применением химических агентов, например, для уничтожения растительности или заражения источников воды, к контролю средств борьбы с общественными беспорядками, к существенному ограничению возможностей использования химикатов для террористических целей и т.п.

Кроме прямых целей запрещения химического оружия, конвенция, по сути, явилась одним из первых международных документов регулирования обращения с токсичными химикатами. Все химические вещества токсичны в большей или меньшей мере. Степень их опасности для человека и живой природы в целом определяется предельно допустимыми дозами и временем воздействия, при которых проявляются негативные эффекты. Именно такой подход к оценке токсичности устанавливает необходимость создания и соблюдения системы правил безопасного обращения с химикатами. Требования новых жестких принципов регулирования производства обычных химикатов широкого списка, недавно принятых ЕС и рядом других стран, также построены на подобных принципах — степень безопасности для живого является доминирующей над экономической эффективностью, а контроль устанавливается от момента организации производства химикатов до ликвидации отходов.

Бесспорно, задача уничтожения химического оружия в десятилетний период после вступления конвенции в силу оказалась достаточно сложной. К началу 2007 года шесть стран мира задекларировали наличие химического оружия в своих арсеналах общим объемом более 70 000 тонн. США и Россия, обладающие наибольшими арсеналами — 31 и 42 тысячи тонн соответственно, — встали перед проблемами безопасного разоружения химических боеприпасов и создания производственных мощностей по их уничтожению. Кроме того, реализация уничтожения опасных химикатов вызвала многочисленные протесты жителей населенных пунктов, близких к местам размещения таких установок. В ряде случаев пришлось даже отказаться от выбранных мест планируемого размещения установок уничтожения химоружия или принять дополнительные меры гарантии безопасности.

Все это привело к временным задержкам в выполнении требований конвенции, и конференцией стран-участниц сроки полного уничтожения химоружия США и Россией, накопивших 95% от всего задекларированного химического оружия, были продлены до апреля 2012 года и установлены новые сроки для Индии, Ливии, Албании и Южной Кореи. В этом году Албания полностью уничтожила свои арсеналы химоружия. К началу 2007 года Россия ликвидировала более восьми процентов, а США — около 40% запасов химического оружия первой категории. Очевидно, что сроки уничтожения боеприпасов в этих странах более реальны к 2020 году, поскольку темпы уничтожения химического оружия все еще медленные, хотя и нарастают с вводом новых установок — строится еще семь. Без сомнения, существенным шагом вперед является установление контроля за 27 хранилищами химоружия в названных странах. По мере уничтожения объектов с химическим оружием будет смещаться и центр внимания инспекционного контроля к деятельности обычных химических производств.

Для уничтожения токсичных химикатов используются две основные технологии — сжигание и нейтрализация. Сжигание в специальных установках химикатов, извлеченных из боеприпасов или хранилищ, — достаточно затратный и длительный процесс, хотя и представляется универсальным практически для всех видов химикатов. Нейтрализация иприта, например, более проста технологически, но образовавшийся при этом продукт может быть загрязнен остающимися токсическими веществами, и такие опасения требуют дополнительных мер безопасности и создания специальных хранилищ продуктов нейтрализации или вновь сжигания. Для люизита предлагается технология нейтрализации с последующим извлечением мышьяка, несмотря на то, что существуют сомнения в экономической целесообразности этого предложения. Нервные газы подвергаются щелочной нейтрализации, а гидролизат, по российской технологии, смешивается с битумом и помещается в запаянные бочки для хранения в бетонных бункерах. В США нейтрализат уничтожают сжиганием.

Другой проблемой является старое химическое оружие, то есть произведенное до 1946 года. По определению конвенции, его состояние «ухудшилось в такой степени, что уже не может использоваться в качестве химического оружия». Государство, обнаружившее старое химическое оружие, рассматривает его в качестве токсичных отходов и по мере возможности предоставляет информацию о местонахождении и нынешнем состоянии, принимая меры по его уничтожению или удалению в соответствии со своим национальным законодательством. Участники конвенции задекларировали более 110 тысяч тонн химических вооружений, произведенных до 1946 года. Большое количество старого химического оружия было затоплено в послевоенный период в морях и океанах, зачастую координаты мест такого захоронения указаны неточно либо вовсе отсутствуют. Например, известны два крупных района затопления химоружия в Балтийском море, где ограничено судоходство и запрещена рыбная ловля. Естественно, боеприпасы с химическими агентами подвергаются морской коррозии, миграции с подводными течениями, а разрушение оболочек ведет к попаданию токсинов в воду. Если нервные газы и цианиды быстро гидролизуются в морской воде, то иприт, люизит и их смеси могут находиться в ней длительное время в придонных горизонтах в виде гелеобразных масс, создавая долговременную и часто непредсказуемую опасность в районах затопления боеприпасов на небольших глубинах. Запрещение использовать воды Мирового океана для захоронения токсичных и радиоактивных отходов поставило барьер подобной деятельности. Однако время от времени места затопления старых боеприпасов с остатками токсичных химикатов обнаруживаются иногда и в районах активных военных действий Первой и Второй мировых войн, военных арсеналов и свалок. Возникает необходимость их уничтожения по принятым технологиям. Как и для морских захоронений, координаты старых арсеналов с химическим оружием в ряде случаев «забыты», старая документация по таким объектам либо утеряна, либо содержит неполные или частично искаженные данные. Эти обстоятельства требуют тщательного предварительного обследования мест активизации экономической деятельности для обеспечения безопасности людей и животного мира.

Украина стремится активно содействовать международным усилиям по выполнению конвенции. На нашей территории не было химического оружия, и мы не стояли перед проблемами его масштабного уничтожения. Но в Украине уже прошло несколько совместных учений и международных тренингов, семинаров и курсов переподготовки персонала, ответственного за химическую защиту в ряде стран Европы. Такие мероприятия позволяют отработать необходимое взаимодействие и современные методы обнаружения, защиты и дегазации опасных химических объектов.

Другое направление деятельности Украины связано с созданием национальной системы выполнения положений конвенции. Она включает декларирование объектов химической промышленности, контроль за использованием и перемещением токсичных химикатов, в первую очередь — подпадающих под действие конвенции. В Украине разработана система декларирования и лицензирования деятельности с использованием химикатов, и, без сомнения, в ближайшем будущем мы вынуждены будем использовать принципы лицензирования химикатов, принятые недавно в странах Европейского Союза.

Ряд вопросов обращения с химикатами выходит за рамки конвенции. Например, недавно были приняты международные обязательства по запрещению и уничтожению стойких органических загрязнителей, в частности хлорорганических пестицидов и полихлорированных бифенилов. Базельская конвенция регулирует и существенно ограничивает межграничное перемещение токсичных отходов. Эти и другие международные соглашения, участником которых является наша страна, требуют от Украины организации контроля за производством, использованием и обращением с отходами значительного списка химикатов. Необходимо создание специальных установок по уничтожению токсичных отходов, в чем мы остро нуждаемся, и, конечно же, — поддержание готовности к действиям при возможных аварийных ситуациях. Таким образом, принципы конвенции о запрещении химического оружия выходят за рамки ее непосредственных целей и применяются в широком аспекте безопасности обращения с химическими веществами.

Очевидно, следует продолжать исследования новых методов защиты и антидотов от химического оружия и вообще токсичных химикатов. Смещение острия театров военных действий, проявившееся в последние десятилетия, к населенным пунктам и подавлению центров управления и промышленности ставит задачи быть готовыми к устранению последствий химической атаки гражданских и промышленных объектов. Эти задачи имеют ряд отличий, например, от штатной техники и реагентов химической дегазации, используемых технологий и т.д. И если современные военные доктрины делают маловероятным использование химического оружия как средства массового поражения в военных действиях, то известные примеры использования химического оружия террористическими организациями свидетельствуют о сохраняющейся актуальности проблемы.

Проблемы всеобщего и полного разоружения обсуждаются уже много десятилетий и ученые с трудом находят отдельные, как правило, частичные и неполные решения. Конвенция о запрещении химического оружия, несмотря на сложности в быстрой реализации задач уничтожения боеприпасов, демонстрирует возможность создания и достижения международного режима полного запрещения одного из видов оружия массового поражения. И в этом ее особая сила!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно