ЛИШЬ МОРЕ БУДЕТ РОКОТАТЬ, СКОРБЯ…

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Азов, Тамань, Темрюк — эти географические названия пару недель назад были самыми упоминаемыми в украинских СМИ...

Азов, Тамань, Темрюк — эти географические названия пару недель назад были самыми упоминаемыми в украинских СМИ. Как по команде эти же топонимы и перестали быть основными объектами внимания. Но не для всех. Для многих российских и украинских «зелёных» слова «Тамань» и «Азов» уже давно ассоциируются с понятиями «противостояние», «опасность», «катастрофа». И не в связи с невнятно определёнными государственными границами (вещами зачастую условными), а с весьма реальной угрозой всему живому в Азовском море. Имя этой угрозе — терминалы. А поскольку тот факт, что экологические катастрофы границ не признают, уже не раз проверен практикой, то и украинскому населению нелишне знать, что в наших с Россией «внутренних водах» давно и активно творятся вещи, в плане экологической угрозы намного более опасные, нежели земляная тузлинская дамба…

Спало боевое напряжение, уже не считают репортёры метры, оставшиеся до смычки «восстанавливаемой» их едино-неделимой косы с нашим независимым островом, наши правительственные и околоправительственные экологи прикидывают ущерб, уже нанесённый азовской биоте соседской стройкой века, и прогнозируют будущий. А в это время практически бесшумно (по крайней мере в украинском информационном пространстве) на той же Тамани строится аммиачный терминал. Не первый год работы ведёт корпорация «Тольятти-Азот». В том самом Темрюкском районе, который ныне знаком каждому политически грамотному украинцу. Решение строить в перспективном и практически не освоенном в плане туризма и рекреации регионе объект химической индустрии его создатели аргументируют так: «Необходимость размещения пункта перевалки аммиака объясняется тем, что при распаде СССР пункты перевалки аммиака в Вентспилсе и Одессе оказались на территории соседних государств — и использование их связано с политическими трудностями». А поскольку, согласно ленинскому учению, политика — это концентрированная экономика, то и трудность политическая объясняется как бы просто — тариф.

До недавнего времени тариф на транспортировку аммиака через территорию Украины по аммиакопроводу Тольятти — Одесса составлял 1,2 долл. за тонну на 100 км. То есть, учитывая, что этот аммиакопровод имеет протяженность по Украине 800 км, российским производителям аммиака стоимость транспортировки одной тонны этого продукта через Украину обходилась в 9,6 долл. Что якобы и заставило корпорацию искать обходной путь — строить аммиачный терминал на Тамани. Это вызвало протесты местных жителей и шум в российских СМИ. Ещё бы — ведь перспективы после начала эксплуатации вырисовывались мрачные. Даже озвученные госкомитетом экологии России заключения по терминалу хорошего не обещали: «По погодным условиям для проведения грузовых операций в море в районе терминала неблагоприятны 146 дней в году (то есть почти каждый второй день. — О.С. )… В случае возможных аварий радиусы зон поражения людей с летальным исходом составляют 14 км; частичная потеря здоровья — радиус до 4,2 км, площадь — до 79 км. В зоны поражения могут попасть п. Волна, станица Вышестеблиевская, станица Тамань. Расчетное время подхода облака аммиака — 3—5 минут».

Прогнозы независимых оценщиков проекта были куда резче: «Воздух Тамани будет загрязнен, отравлен. Для ураганных ветров зимней Тамани терминал станет пушкинским анчаром!». И даже «…этот терминал, столь легко доступный с воздуха и моря, может стать очень лакомым куском для всех бин ладенов мира! Мина размером со спичечный коробок — и мы получаем крупнейшую катастрофу века». Горячий кубанский губернатор Ткачёв, тот самый, что как бы по собственной инициативе выстроил недавно дамбу раздора, в отношении аммиачного терминала на своей территории был не так ретив: «Нужно тысячу раз взвесить вопросы экономической целесообразности и экологической безопасности проекта, провести его экспертизу на краевом и федеральном уровнях, снять все спорные вопросы» (из интервью газете «Вольная Кубань»).

Экономическая же целесообразность тут как раз стала весьма спорной. Указом Государственной налоговой администрации Украины с 15 июля 2003 года тариф на транспортировку аммиака нашей территорией был снижен в четыре раза. Теперь, чтобы перегнать тонну этого продукта через нашу страну, российским производителям придётся раскошелиться всего на 2,4 долл. Для сравнения: за транспортировку только через Краснодарский край «Тольятти-Азот» будет должен платить 2 долл. за тонну (1 долл. в бюджет Краснодарского края и 1 долл. в бюджет Темрюкского района, где непосредственно расположен терминал). Как утверждают экологи, транспортировка старым путём, то есть Украиной, с перегрузкой аммиака в порту Южный, намного безопаснее нового проекта — опасность аварий на трубопроводе несоизмеримо меньше, чем при перевозке аммиака железной дорогой через густонаселенную местность и крупные города, как планирует «Тольятти-Азот». Южный расположен в закрытой, изолированной от морской акватории бухте, имеет 20-километровую санитарную зону, в которой нет населенных пунктов. Терминал же на Тамани находится в непосредственной близости от большого количества населенных пунктов, в открытом море.

Но, скорее всего, аргументы экологов весомыми не станут. Украинских и слушать не станут, а российских «зелёных» корпорация обвинила в сговоре с её конкурентами. Некоторые «зелёные», в свою очередь, заподозрили корпорацию в финансировании злосчастной тузлинской дамбы, которая якобы должна обезопасить работу терминала. Подтвердить или опровергнуть эту версию, понятно, нелегко. Зато легко предсказать, что практически готовый аммиачный терминал (который его противники, тоже жалея вбуханные деньги, предлагали перепрофилировать под безопасный проект) вскоре заработает. Наша сторона в лице МИДа как раз к пуску объекта заинтересовалась деятельностью соседей, обратившись к тем с запросом в стиле «А чё это вы тут делаете?». Да, видно, поздно. Как отметили российские экологи, успешная реализация проекта стала для руководства «Тольятти-Азота» уже не столько жесткой необходимостью, сколько делом принципа…

На другом берегу Азова, в Таганрогском заливе, страсти кипят куда горячее. В городе Азов Ростовской области продолжается возведение терминала по перевалке ядовитого химического вещества — метанола. Жители города протестуют против этого строительства уже восемь лет, более 15 тысяч горожан поставили подписи под соответствующим обращением. Однако работы в Таганрогском заливе практически приближаются к завершению. Но этим летом город всё же стал объектом внимания СМИ. Сюда приехали «Хранители Радуги» — представители известного радикального экологического движения. Акции «Хранителей» кардинально отличаются от обычных акций протеста, и потому их любят журналисты и очень не любят всевозможные губители природы.

Жители города, борющиеся с терминалом с 1996 года, уже устали. Но «Хранители Радуги» сумели оживить борьбу — первый же митинг, проведенный ими, собрал около 700 человек. Второй — пять тысяч, а последующие акции протеста (блокирование подъездов к строительству, шумные театрализованные шествия, митинги в Азове и Ростове-на-Дону) привлекли внимание масс-медиа: от региональных газет до НТВ и Радио «Свобода». Так общественность по крайней мере узнала, что компания «Азов-продукт», фирма с русским названием и итальянским главным акционером — компанией «Группа Трибольди», строит терминальный комплекс мощностью 25 тысяч кубометров метанола. Намечаемый объем экспорта — 400 тысяч тонн в год.

В декабре 2000-го совет директоров Европейского банка реконструкции и развития своим решением года одобрил выделение компании «Азов-продукт» кредита размером 9 миллионов 200 тысяч долларов на реализацию проекта «Морской терминал по перевалке химических грузов в Азове». Европа заинтересована, чтобы высокотоксичное и пожароопасное вещество производилось не на её территории, а в России. Комментируя катастрофические последствия ситуации, которая может произойти, если танкер с метанолом опрокинется в Азовском море (глубина которого в среднем 4,2 метра, общий объем водной массы всего 280 кубических километров), в интервью Радио «Свобода» известный российский природоохранник, президент союза «За химическую безопасность», доктор химических наук Лев Федоров отметил: «Азовское море — море непростое. Я не буду говорить, что это уникальная экосистема… Азовское море — мелкое, его средняя глубина чуть больше четырех метров. Там возникает такой тип волн, который чаще приводит к катастрофам судов. Уже было несколько переломов судов. А если переломится танкер с метанолом, то всё: Азовское море можно будет вычеркнуть из карты Земли. Кончится Азовское море, вся жизнь в нем кончится. Я не понимаю, почему украинские власти не «чешутся», ведь катастрофа их захватит ровно настолько же».

Почему не «чешутся» украинские власти, понять не сложно. Катастрофа в Азовском море — это ведь не угроза потери власти...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно