КТО ОТРАВИЛ ДНЕПР?

14 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 14 сентября-21 сентября

Жители небольшого надднепровского города Кременчуга до сих пор не уверены в том, насколько безопасно пить воду, поступающую из местного водоканала...

Жители небольшого надднепровского города Кременчуга до сих пор не уверены в том, насколько безопасно пить воду, поступающую из местного водоканала. Тема качества питьевой воды уже более месяца не сходит с полос кременчугских газет.

 

Началось все с того, что 26 и 27 июля берега Днепра были усеяны мертвой рыбой. Оттуда исходило зловоние: было невозможно прогуливаться по набережной и отдыхать на пляже. Но этим не ограничивались беды жителей города: воняла не только рыба, но и желто-коричневая вода из кранов. Санэпидемстанция рекомендовала употреблять для питья бутылированную воду, а тем, кто был не в состоянии ее купить, — кипятить водопроводную воду не менее пяти минут со следующим ее отстаиванием. Впрочем, в августе главный государственный санитарный врач Кременчуга все-таки издал постановление о запрете употребления водопроводной воды для питья и приготовления пищи.

Специалисты, отвечающие за снабжение качественной питьевой воды и контроль за состоянием водохранилищ, объясняют ситуацию по-разному.

Главный государственный санитарный врач Кременчуга В.Акимов подчеркивает, что издал постановление исключительно из-за ухудшения органолептических показателей воды. Остальные данные (санитарно-химические, радиологические, бактериологические), как он утверждает, к тому времени были в норме. В том, что в эпидемиологическом плане вода была полностью безопасной, уверяют и специалисты водного хозяйства Кременчуга и соседнего Светловодска. Цвет, запах и привкус — это, по их словам, лишь субъективные факторы. Не нравится — не пей...

Версию о том, что под Светловодском затонула баржа с ядохимикатами (именно она почему-то наиболее популярна среди жителей), работники водопроводного хозяйства и главный санитарный врач города Федор Черный категорично отвергают, ссылаясь на ежедневные анализы воды. Директор Кременчугской ГЭС Святослав Яровый отрицает также и то, что вредный выброс произошел на гидроэлектростанции: «На ГЭС нет веществ, которые могут быть загрязнителями». Следовательно, техногенного загрязнения Днепра не произошло? В Кременчуге в это не верят, несмотря на выступления в прессе и на местном телевидении представителей городской власти и лиц, ответственных за водоснабжение.

И это вполне понятно, ибо существуют вопросы, до сих пор остающиеся без ответов.

Во-первых, в соседнем с Кременчугом Светловодске, где вода поступает из двух водозаборов, ухудшение ее показателей по цвету, запаху и привкусу почему-то было только на водозаборе, ближнем к Кременчугу.

Во-вторых, замор рыбы носил локальный характер. Об этом сообщил главный ихтиолог Полтавской области, начальник контрольно-наблюдательной станции Юрий Ярцев. Причиной замора, согласно официальным выводам, предоставленным природоохранной прокуратуре из Министерства чрезвычайных ситуаций (подписаны заместителем министра Г.Марченко), стало удушье (вследствие повышения температуры воды и снижения в ней содержания кислорода). Но, по словам Юрия Ярцева, замор рыбы обычно начинается из заливов, где содержание кислорода всегда меньше. Однако на этот раз вблизи острова Шаломай, в Билецковских плавнях, на неглубокой притоке Днепра Псле рыба не погибла. Не наблюдались явления замора и ниже по Днепру, в поселке Светлогорском. Причиной гибели рыбы мог стать и марганец. При содержании его 2—5 мг/л рыба не выживет. Вскоре после замора в Кременчуге в днепровской воде зарегистрировали 1,7 мг/л содержания марганца.

В-третьих, откуда вообще взялся марганец в воде? Санитарным врачам это непонятно. Природоохранный прокурор Кременчуга Александр Денисенко ставит под сомнение заключение экспертизы, зафиксировавшей это химическое вещество. Здесь сразу возникает параллельный вопрос. Можно ли окончательно говорить о безопасности воды, если вообще данные экспертизы подвергаются сомнению?

Для Геннадия Демехина, специалиста отдела экологии горисполкома, в отличие от других, появление марганца в воде не является загадкой. По его словам, «массовое отмирание сине-зеленых водорослей летом могло привести к образованию органических комплексных составов, способных абсорбировать марганец из донных отложений». Но, в свою очередь, он не может ответить на вопрос, что послужило причиной массовой гибели водорослей.

И, наконец, последнее. На недавней сессии горсовета Кременчуга депутат-чернобылец вытянул на свет Божий документ с результатами анализов проб воды Днепродзержинского и Кременчугского водохранилищ, проведенных городской районной государственной экологической инспекцией, городской санэпидемстанцией и горводоканалом. Данные просто поражают. 31 июля, в соответствии с этим документом, содержимое меди в воде превышало норму в 740 раз (показатель 1,58 мг/л при норме 0,001 мг/л), 25 июля содержание марганца в анализах проб воды в Днепродзержинском водохранилище составляло 1,6—3,7 мг/л при норме 0,01 мг/л. Любознательный депутат выяснил, что превышение содержания меди может вызывать болезнь Вильсона, а превышение содержания марганца — болезнь Паркинсона. Следствие обеих болезней — поражение периферийной или центральной нервной системы с необратимыми последствиями. Правда, начальник городской районной государственной экологической инспекции Александр Кочубей не дает официального подтверждения правильности анализов относительно меди. По его словам, к тому времени испортился специальный прибор, анализы делались примитивным способом, что не дает точных результатов при условии, если в воде наличествуют другие компоненты, кроме меди. Удалить же их с помощью оборудования, имеющегося в лаборатории, невозможно. Но все это не может являться подтверждением гарантии безопасности воды, а, скорее, наоборот, именно и свидетельствует о том, что ее никто как следует не проверял. По тем же данным анализов, которые не хотят публично признавать специалисты, в отдельные дни содержание железа, фосфатов, нитратов в воде превышало норму.

Следовательно, несмотря на официальные уверения в безопасности, в истории с днепровской водой далеко не все понятно. И главное — она ярко засвидетельствовала, что к чрезвычайной ситуации Кременчуг не готов, очевидно, как и некоторые другие надднепровские города. В Кременчуге нет резервного источника снабжения питьевой водой. Это — факт, его должны были признать должностные лица, от которых зависит безопасность и состояние здоровья людей. Анализы санэпидемстанции свидетельствуют, вода в большинстве колодцев и колонок города вообще не пригодна для употребления из-за содержания нитратов, превышающих нормы в десятки раз. Артезианских скважин мало. Из них не напоить даже больницы и детсады.

Государственные чиновники ограничиваются фразами: «Министерство обратилось в Государственный комитет по водному хозяйству с просьбой принять меры относительно улучшения ситуации с состоянием воды в р. Днепр и Кременчугском водохранилище» (цитата из письма, поступившего на запрос горисполкома). Канцелярская отписка — неопровержимый признак, что меры будут приняты лишь на бумаге.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно