КАК ДНЕПРОВСКАЯ КОНВЕНЦИЯ СТАЛА ДЕКЛАРАЦИЕЙ

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 11 июля-25 июля

Как ни удивительно, но Украина, имея главную водную артерию страны р. Днепр и еще 63118 больших и малых рек, а также более восьми тысяч озер и лиманов, обеспечена чистой водой чуть ли не хуже всех в Европе...

Как ни удивительно, но Украина, имея главную водную артерию страны р. Днепр и еще 63118 больших и малых рек, а также более восьми тысяч озер и лиманов, обеспечена чистой водой чуть ли не хуже всех в Европе. О ее качестве прямо говорится в Национальном докладе «О гармонизации жизнедеятельности общества в окружающей среде», подготовленном к V Панъевропейской конференции министров экологии в Киеве. «Вода большинства водных объектов Украины, — отмечается в документе, — на нынешнем уровне классифицируется как загрязненная и грязная (4 и 5 класс качества). Наиболее острая ситуация наблюдается в бассейнах рек Днепра, Сиверского Донца, реках Приазовья, некоторых притоках Днестра и Западного Буга, где качество воды классифицируется как очень грязное (6 класс). Для экосистем большинства водных объектов Украины характерны элементы экологического и метаболического регресса. В значительной степени это связано с техногенным загрязнением и распаханностью водосборных ландшафтов.

Сохраняется тенденция к ухудшению качества подземных вод вследствие поступления в подземные горизонты загрязнителей со сточными водами, а также интенсивной эксплуатации продуктивных водоносных горизонтов. (…) В Украине обнаружено свыше 290 сформированных очагов загрязнения подземных вод в основных водоносных горизонтах, более чем на 90 действенных водозаборах наблюдается прогрессирующее ухудшение качества воды. Подземные воды, которые продолжают оставаться основным надежным источником водоснабжения, особенно в сельской местности, не всегда соответствуют требованиям к питьевой воде, прежде всего вследствие повышенного содержания в них соединений нитратов, фосфора и бактериологического загрязнения».

Кишечная палочка, пестициды и радиоактивные отходы

Единственное и, надо сказать, весьма слабое утешение — в превращении питьевой воды в техническую виноваты не одни мы. По своему географическому расположению почти все основные речные бассейны (за исключением Западного Буга) — международные. Так, Днепр берет свое начало в России, где в него только в Смоленской и Брянской области за год сбрасывается более 150 млн. куб. метров сточных вод, 80% которых требуют очистки. Через реку Сейм в Днепр попадают сточные воды с одной из крупнейших в Европе атомных электростанций — Курской АЭС. Это еще 145 млн. куб. метров в год. Значительно загрязняют Днепр пашни и животноводческие фермы как в России, так затем и в Беларуси.

Хотя, конечно же, больше всего страдает Днепр на территории нашей страны, особенно на участке от Днепродзержинской ГЭС до устья. Здесь безвозвратно теряется более 5 млрд. кубов воды и сбрасывается в нее около 1,1 млрд. куб. метров загрязнителей — 83% от их общего объема в бассейне. Именно Днепропетровская и Запорожская области (главным образом предприятия черной металлургии и коммунального хозяйства) наносят наибольший экологический урон бассейну Днепра.

Вот что показали международные исследования, проведенные осенью 2000 г. и весной 2001 в рамках программы ПРОООН-ГЭФ.

Превышение предельно допустимых концентраций зарегистрировано по 16 показателям, в том числе по содержанию аммонийного и нитритного азота, фосфатов, нефтепродуктов, фенолов, железа, меди, цинка, ртути и мышьяка. Достаточно в Днепре и различных паразитов. В рыбах, отловленных на приграничных участках рек Припять, Десна (с. Камень и г. Чернигов), Киевском водохранилище и некоторых других, выявлено восемь видов личинок гельминтов, опасных для здоровья человека.

Но наиболее грязным в бактериологическом отношении оказался трансграничный участок р. Ворскла (ниже с. Луговое), куда попадают моечные воды с молочного производства, содержащие микроорганизмы и различные поверхностно-активные вещества. По всей видимости, на этом же участке просачиваются и фекальные воды, о чем свидетельствует большое содержание в воде кишечной палочки и сальмонелл.

В донных отложениях Днепра повышено содержание пестицидов, а всего бассейна в целом — тяжелых металлов. Высокое содержание железа, марганца, хрома, меди, свинца и цинка обнаружено не только в воде и иле, но и в моллюсках и рыбах. Во время паводков, использования воды предприятиями и так далее весь этот «коктейль» взмучивается и может вторично загрязнять воду. Это, пожалуй, один из наиболее серьезных долгосрочных эффектов Чернобыльской аварии. Хотя, отмечают специалисты, сток радионуклидов, особенно цезия-137, составляет очень небольшой процент от полного его количества в бассейне и со временем заметно уменьшается. Менее всего это может утешить киевлян. Цезий-137, как известно, имеет тенденцию закрепляться в глинистых донных отложениях, при этом его самое «излюбленное» место в Днепре — Киевское водохранилище.

Постепенно уменьшается в воде и концентрация стронция-90. И хотя содержание этих двух элементов ниже допустимых уровней, озера без регулярного стока все еще представляют серьезную радиологическую опасность: в рыбе количество радионуклидов на один-два порядка превышает предельно допустимые концентрации (в самой воде их концентрация в норме).

Однако наибольшую радиоактивную опасность представляют не атомные электростанции (хотя их концентрация в бассейне Днепра выше, нежели где бы то ни было в мире), а урановые шахты и предприятия по переработке руды. При этом образуются твердые остатки, именуемые хвостами. В них обычно остается 70% радиоактивности первичной руды, включая те, период полураспада которых от 1600 до 80 тыс. лет. Около 60 млн. т радиоактивных отходов лежит в «запасниках» у г. Желтые Воды, где с 1950-х годов добывали урановую руду. 42 млн. т оставил за собой Приднепровский химический завод в г. Днепродзержинске. Это хвостохранилище считается наиболее потенциально опасным из-за высокой радиоактивности долгоживущих радионуклидов, близости к Днепру и высокой вероятности экологических аварий.

Тем не менее общие выводы экспедиции достаточно оптимистичны: загрязнение бассейна Днепра умеренное, а его вода вполне может использоваться как для технических, так и других нужд населения.

Стратегия на троих

Поскольку проблема экологического оздоровления Днепра выходит за национальные рамки, то и решение ее необходимо искать на международном уровне. Еще в июле 1996 г. в Хельсинки страны бассейна подписали совместное заявление, в котором подтвердили свою готовность к сотрудничеству по экологическому оздоровлению бассейна Днепра. Предполагалось, что завершающим организационным моментом станет подписание на V Панъевропейской конференции министров экологии Днепровской конвенции.

Вместо нее на конференции был подписан еще один документ, подтверждающий намерения решать проблему сообща, — заявление министров о сотрудничестве в сфере экологического возрождения бассейна Днепра. Для чего это потребовалось, сказать сложно. Тем более что к тому моменту уже был решен вопрос о создании Международного Днепровского бассейнового совета. Почему в повестку дня киевской конференции министров экологии не была внесена именно Днепровская конвенция? Один из участников прошедшей недавно первой сессии Международного Днепровского бассейнового совета — заместитель руководителя программы ПРОООН-ГЭФ экологического оздоровления бассейна Днепра Владимир Билоконь считает:

— Днепровская конвенция сейчас перешла в другой этап. Предполагалось, что она будет подписана на V Панъевропейской конференции, но к тому моменту не была готова вся документация: ведь подписание такого документа требует выполнения массы бюрократических процедур, согласования на уровне министерств и ведомств, Верховной Рады и Кабмина. Мы поняли, что не успеваем, и трансформировали конвенцию в Декларацию заявлений, которая и была подписана министрами. Она задекларировала создание документа, который заложит основы трехстороннего сотрудничества в Днепровском бассейне — общей для трех государств стратегической программы действий. Сейчас создается рабочая группа, которая будет работать над документом до конца года, и мы надеемся, что к концу декабря 2003 года общая стратегия трех стран будет готова.

Иными словами, итог семилетней работы достаточно скромен: договорились о том, что решать проблемы Днепровского бассейна нужно сообща. Только и всего.

Что все-таки помешало подготовить к конференции подписание именно Днепровской конвенции, а не трехстороннего договора, так и осталось тайной — времени-то с 1996 года было достаточно. А конвенция даже в рамочном варианте придала бы объединению больший политический вес и, возможно, сумела бы привлечь к решению проблем Днепра не только Россию, Украину и Беларусь, но и другие заинтересованные страны — Болгарию, Турцию, Румынию и Грецию, имеющие выход в Черное море.

Такое, действительно многостороннее, сотрудничество, возможно, привлекло бы и солидные инвестиции. Пока что откликнулся лишь Глобальный экологический фонд, выделивший млн. на экспедиционные исследования качества вод в бассейне, разработку общей стратегии и другие технические нужды.

Предполагается, что инвестиционный этап начнется непосредственно после утверждения общей стратегии трех стран. Сейчас исследуются так называемые «горячие» точки: по пять в России и Беларуси и десять в Украине. Эксперты определяют процент загрязнения водного бассейна в каждой из них. На следующем этапе будет решаться, какая часть оздоровительных мероприятий составит национальную часть инвестиции, а какая — международную.

Каким будет международный портфель инвестиций, точно еще никто сказать не может. Но явно не внушительный. По крайней мере, пока речь идет о возможном финансировании оздоровительных мероприятиях лишь на одной «горячей» точке. По словам координатора проектов UNIDO (организация в системе ООН) Андрея Галяпы, международные инвесторы отберут по одному предприятию в России и Беларуси, и два в Украине, из которых затем будет выбрано всего одно — наиболее перспективное с точки зрения внедрения экологических инвестиций. Все остальное, по всей видимости, придется взять на себя национальным и местным бюджетам.

Конечно, кое-что делается и сейчас. К примеру, в Украине уже есть свой стратегический план действий по оздоровлению бассейна Днепра (он войдет составной частью в трехстороннюю стратегию), действует государственная программа по охране окружающей среды и некоторые оздоровительные мероприятия финансируются из бюджета. Так, в прошлом году было выделено 26 млн. грн. на строительство новых очистных сооружений. Однако большинство мероприятий носят, скорее, характер «латания дыр» и кардинально на общую экологическую ситуацию не влияют.

Из опасных отходов — полезные ископаемые и ценные удобрения

В то же время возможности для этого имеются, и средств на их реализацию требуется не так уж много. К примеру, в Украине налажено собственное производство труб с полиэтиленовым покрытием: они более прочные, не ржавеют, обладают низкой теплопроводностью и подходят как для канализационной системы, так и подачи горячей и холодной воды. Однако до сих пор никто не спешит заменять проржавевшие канализационные и водопроводные трубы на новые, позволяющие, к тому же, значительно экономить энергию при подогреве воды — потери тепла при транспортировке здесь намного ниже.

Имеются у нас и оригинальные разработки очистных сооружений. Одна из них («ЗН» уже писало о ней в статье «Все золото Нептуна может стать нашим» от 26.10.02) — электроплазменная технология очистки водных потоков — позволяет не только очистить воду до заданных параметров, но и насытить ее необходимыми микроэлементами. При этом токсичные и радиоактивные элементы обезвреживаются и выводятся из раствора в виде твердых нерастворимых веществ, например, песка. Подобным образом можно очищать и шахтные воды: в результате образуется обогащенная руда, из которой достаточно удобным и недорогим способом можно добывать полезные ископаемые. Метод намного безопаснее привычного хлорирования или озонирования и менее затратен в эксплуатации. Кроме того, нет необходимости затевать масштабную перестройку всей системы городских очистных сооружений: реорганизацию можно осуществить, как говорится, малой кровью, подключая электроплазменную установку поэтапно в каждом районе или даже доме. При этом вода, предназначенная для технических целей, может циркулировать по замкнутому циклу (с небольшим пополнением), многократно очищаясь.

На принципе обеззараживания током основан и электроимпульсно-флотационный метод очистки питьевой воды, доочистки хозбытовых стоков и ила, разработанного учеными из г. Теплодара Одесской области.

Полученная таким образом питьевая вода не требует хлорирования, озонирования и бытовых фильтров. Она, по словам разработчиков, идеальна для питья, а весь метод прекрасно подходит для очистки больших объемов воды, например, на городских очистных сооружениях. Подобным образом можно очищать и ил, а полученный в результате уплотненный, очищенный и обеззараженный осадок можно использовать как органическое удобрение.

Но, к сожалению, эти разработки отечественных ученых не вызвали интереса у чиновников от экологии и коммунальных служб. Хотя их внедрение относительно недорогое: на деньги, потраченные на международные исследования и создание концепции, вполне можно было переоборудовать одну (а то и несколько) из «горячих» точек в бассейне реки Днепр.

Интересно, а какую программу минимизации вреда для экологии Днепровского бассейна предложат предприятиям инвесторы?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно