ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА В СЯНКАХ ОТМЕНЯЕТСЯ

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 13 июля-20 июля

В последнее время небольшое село Сянки, затерявшееся на горных склонах Турковского района Львовс...

Голова Сянкивской сельрады
Контейнеры с ядохимикатами на территории Надсянского регионального парка (апрель, 2001 г.)
Голова Сянкивской сельрады

В последнее время небольшое село Сянки, затерявшееся на горных склонах Турковского района Львовской области и граничащее с Закарпатьем и Республикой Польша, «прогремело» на полную мощь не только в своем родном регионе, но и в РП. В селе побывало около двадцати различных комиссий и проверяющих, не говоря уже о представителях средств массовой информации с украинской и польской сторон. Так что же произошло в Сянках?

В конце марта нынешнего года сянкивский голова Степан Василечко обратился в официальном письме к председателю Фонда охраны природной среды и водного хозяйства Польши с просьбой помочь в утилизации 22 затаренных пестицидами контейнеров, так как их содержимое (в случае проникновения в воды приграничной реки Сян) может причинить вред природной среде не только Западной Украины, но и приграничных с ней польских территорий. Естественно, это была еще та «бомбочка»! На нее мгновенно отреагировали обе стороны. И если украинцы в основном давали разъяснения и оправдывались, то поляки подняли сянкивские пестициды «на щит» и очень серьезно взялись за выяснение истинного положения дел. Обстановка (и соответственно взаимоотношения) накалились. Экологические и санитарные службы, помимо документальной переписки, брали пробы воды и грунта. Наши результаты анализов были отрицательными: ни в воде, ни в грунте нет химического состава пестицидов и других отравляющих веществ. В июне к аналогичным выводам пришли и польские специалисты. К обоюдному удовлетворению проблема «взрывоопасных» Сянок была закрыта на уровне межгосударственном. Но закрыта ли она по существу? И почему все-таки Степан Василечко решился на такой беспрецедентный шаг, в то время как другие представители местной власти, на территории которых размещены подобные склады с пестицидами и ядохимикатами 15—20-летней давности, терпеливо сносят небезопасное соседство, источающее далеко не приятные запахи залежавшейся химии и отравляющее среду их обитания?

Председатель сельсовета с.Сянки Степан Василечко забил «пестицидную тревогу» еще в 1994 году, когда впервые был избран сельчанами на эту должность. Сам коренной сянчанин, он, как и все местные жители, не забыл, что в 1991 году в результате аварии, произошедшей по вине Турковской нефтебазы «Агропромтехника», расположенной в Сянках, в приток Сяна, а потом и в саму реку попало около 200 тонн солярки и 80 тонн аммиака. В результате погибли форель и другая живность. Тогда разразился настоящий международный скандал, польская сторона остро и нелицеприятно заявила о своих претензиях.

Однако в течение более 15 лет и другой экологически опасный объект, также «имеющий честь» быть прописанным в селе Сянки, давал о себе знать. Речь идет о полуразвалившемся складе, куда в свое время местная «Райсельхозхимия» (нынешний «Агросервис») свозила не использованные пестициды и другую сельскохозяйственную химию. Всего на складе находилось 11 тонн пестицидов. Свезли — и забыли…

Вступив в должность, Василечко начал борьбу с «пестицизацией» Сянок. Была создана специальная комиссия, обследовавшая склад и прилегавшую к нему территорию, составлен акт, в котором, в частности, записали: «…Возле помещения склада — характерный запах дустовых ядохимикатов. В помещение можно проникнуть через незастекленные, выбитые окна и снятые двери. В самом складе ядохимикаты хранятся в разбитых деревянных ящиках, часть рассыпана по полу. Были три случая смертельного отравления общественного скота, выпасавшегося неподалеку от склада. Вокруг строения на расстоянии 50—200 метров высох лес и кусты…» Депутаты сельсовета обратились к председателю Турковского райсовета с просьбой принять необходимые меры по ликвидации базы-склада ядохимикатов в с. Сянки.

Таков был старт семилетней переписки сянковского председателя, поддерживаемого всем сельсоветом, с руководителями разных уровней и рангов, начиная от председателя Турковской райгосадминистрации и райсовета, Львовской госадминистрации, госуправления экологии и природных ресурсов Львовской области, главного санитарного врача Львовской области и заканчивая Министерством природных ресурсов Украины, комитетом ВР Украины по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. В письмах-ответах ни один из компетентных органов не отрицал, что склад пестицидов в с. Сянки угрожает экологическому равновесию не только села, но и прилегающей к нему территории, в том числе и польской. Кроме того, склад расположен в водоохраняемой зоне, а санитарно-защитная территория вокруг этого небезопасного объекта не соответствует нормативам: вместо положенных 200 метров она равняется (расстояние до трех безымянных ручьев-стоков, впадающих непосредственно в приток Сяна) 143, 150 и 200 метрам. Уже только из-за этого склад пестицидов подлежал ликвидации, что подтверждали соответствующие письма. К тому же (на это делал ударение председатель) территория Сянок является частью регионального ландшафтного парка «Надсянский», входящего в состав международного природного заповедника «Восточные Карпаты». Так что, безусловно, пестицидное соседство в заповедных местах — нонсенс.

Контейнеры с ядохимикатами на территории Надсянского регионального парка (апрель, 2001 г.)

Первые практические шаги по ликвидации пестицидов были обнадеживающими. В том же 1994 году санэпидслужба области официально заявила «о немедленном закрытии склада для хранения пестицидов АО «Агросервис», как не отвечающего требованиям санитарных норм». Однако ничего не изменилось. «Агросервис» вовсе не собирался вывозить ядохимикаты. И вплоть до конца 1999-го — начала 2000-го года проблема находилась на «точке замерзания», несмотря на настойчивые письменные запросы местного председателя. Не исключено, что многие досужие чины надеялись: Василечко не будет переизбран на следующий срок, и все само собой успокоится. Но сельчане выбрали его сельским головой и в 1999 году. Так что «эпопея» продолжилась, но уже в более настойчивом варианте. Как бы там ни было, в 1999-м из областного бюджета выделяется 50 тысяч грн. на приобретение первых железобетонных контейнеров, приспособленных для длительного хранения пестицидов. Семь из них в 2000 году направляется в Турковский район, пять — в Сянки. В контейнеры затарили 4 тонны ядохимикатов. Остальные продолжали разлагаться на складе.

Примерно в это же время (сентябрь 2000-го) в Сянках проездом побывали львовские журналисты из независимой экологической организации WETI. Тема, как говорится, была «налицо». С их легкой руки все вновь закрутилось, и проблема вышла на международный украинско-польский уровень. Вначале был проведен международный конкурс экологического рисунка (главный объект — склад пестицидов в Сянках), затем представители польской организации Дзедушицких, подключившиеся к решению проблемы, посоветовали Степану Василечко написать письмо в Фонд охраны природной среды и водного хозяйства Польши. И «маховик» закрутился.

Состоялось экстренное заседание совместной украинско-польской комисии по вопросам приграничных вод, проблему рассмотрело Министерство экологии Польши и другие структуры. Вновь запахло международным скандалом. Василечко начали активно обвинять в том, что чисто производственный процесс он превратил в политический фарс, не имеющий под собой никаких оснований. Хотя вначале его настойчивую «борьбу с пестицидами» поддержали областные экологические, санитарные и другие службы.

К тому времени пестициды уже были затарены в контейнеры, но, как и прежде, никто не собирался их оттуда вывозить. Было принято несколько решений о ликвидации хранилища пестицидов в Сянках, но вместо этого (по словам Василечко) в село были дополнительно свезены затаренные в контейнеры пестициды из других мест района. Правда, делалось это фактически втайне от председателя. Данный факт сейчас категорически отрицается. Однако есть несколько документов, свидетельствующих об обратном. В частности, письмо областного управления экобезопасности от 16 ноября 2000 года, где черным по белому написано: «…в 2000 году на территорию склада с хозяйств района было завезено 15 специальных железобетонных контейнеров, также затаренных пестицидами». И далее о том, что пестицидов в Сянках не должно быть: «…органами местного самоуправления Турковского района до сих пор не решен вопрос относительно выбора нового земельного участка для размещения контейнеров... Просим выделить новое место для обустройства наземного хранилища контейнеров с пестицидами или решить вопрос об их удалении за пределы района. Необходимо принять меры по ликвидации склада Турковского ОАО «Агросервис» в селе Сянки». Однако «ликвидация» завершилась тем, что пестициды поместили в контейнеры на забетонированной открытой площадке и… оставили на дальнейшее хранение.

Сегодня сянковского председателя обвиняют в том, что вынес «сор из избы», и, не будь он на выборной должности, его бы уже давно сняли с работы. Хотя, если разобраться, действовал Василечко на законных основаниях, не говоря уже о моральной стороне вопроса. Так, согласно ст. 20 и 21 Закона Украины «Об отходах», именно на органы местного самоуправления возложены обязанности по ликвидации несанкционированных и неконтролируемых отходов на своих территориях. С 1994 года, как видно из документов, склад пестицидов и других ядохимикатов в Сянках был официально закрыт. Председатель начал реальную работу по его ликвидации. Видим, чем это закончилось. Даже когда контейнеры начали затаривать пестицидами, никто Василечко не ставил в известность — что затаривается, сколько, откуда. Не говоря уже о том, что санитарные службы до этого не работали (в плане информации) с местным населением, да и не известно, брались ли вообще здесь когда-либо (до апреля нынешнего года — начала скандала) пробы воды и грунта. А на те, которые возил в соответствующие службы председатель собственноручно, никто не давал ни одного заключения.

— Мне как председателю местного самоуправления, отвечающему за эту работу, — говорит Степан Василечко, — никто документов на установку контейнеров не давал. Там были яды многих видов, но их складировали все вместе, поэтому неизвестно, как они поведут себя в процессе взаимодействия. На мой взгляд, опасность осталась. И еще. Если возле склада провести комплексный (а не 2—3 пробы) мониторинг земли и воды, результаты будут иными. После того как из склада убрали пестициды, это помещение не дезактивировали, остатки ядохимикатов продолжают там «жить»…

Конечно, если посмотреть на «пестицидный плацдарм» всей Украины или даже одной Львовской области, то сянковская проблема сегодня действительно не представляется такой острой и кричащей. Хотя в ее проявлении и, главное, в многолетней титанической борьбе за результат отразилась вся мощь и неприступность нашей бюрократической машины, где правая рука не хочет знать, что делает левая.

 

* * *

 

По большому счету, до недавнего времени проблема пестицидов мало кого волновала. Поэтому государственная программа по утилизации ядохимикатов, оставшихся после глобальных химических удобрений времен СССР, сейчас в независимой Украине только разрабатывается. Хотя еще в 1998 году Львовщина определила это направление как приоритетное.

По данным главного управления экологии и природных ресурсов Львовской области, сегодня на ее территории находится около 530 тонн запрещенных и непригодных для использования пестицидов. Большинство из них (354 тонны) содержатся в 209 хозяйствах АПК и около 200 тонн — в девяти районных ОАО «Агросервис». Все это «добро» размещено в 323 складах, третья часть из которых — не паспортизованы. То есть не соответствуют условиям хранения, нормам экологической безопасности и санитарным правилам. Некоторые из них (как в Сянках) расположены в водоохраняемых зонах. Так что проблема назрела, и разрешать ее нужно немедля.

На государственном уровне было принято решение (в качестве первого этапа борьбы с неугодными пестицидами) затаривать их в специальные железобетонные контейнеры длительного хранения.

— Львовщина — одна из первых областей в Украине (после Киевской) начала большую работу по обезвреживанию пестицидов, — говорит начальник контроля земельных ресурсов главного управления экологии Львовской области Степан Татух. — Реально пестицидная проблема сдвинулась с места в 1999 году, когда для их утилизации мы начали приобретать специальные железобетонные контейнеры. Они испытывались при сверхнизких и сверхвысоких температурах, на дне моря и т.д., поэтому по крепости сродни легированной стали, пестициды в них могут безопасно храниться от 50 до 100 лет.

Сегодня в область завезено более ста контейнеров, нужно же — не менее пятисот. Эти данные можно считать предварительными, так как необходимо вновь провести полную инвентаризацию отходов и, исходя из ее результатов, определиться с количеством контейнеров. Рассчитана работа по контейнеризации отходов до 2005 года, но при условии, что будут выделяться средства. Ежегодно на приобретение контейнеров и устройство наземных бетонированных площадок области необходимо 360—380 тыс. грн. Средства эти выделяются из областного бюджета и фонда охраны окружающей природной среды. В первую очередь, пестициды и другие непригодные ядохимикаты утилизируются в зонах питьевых рек, водозаборов, в горных районах с множеством рек, а также в сельской местности, где находятся наиболее опасные места хранения химикатов. Сейчас интенсивная работа по их ликвидации проходит в восьми районах области, на очереди — остальные. Кстати, Турковский район — наиболее благополучный в этом плане. Там уже практически завершена контейнеризация отходов, а из 27 контейнеров, привезенных в район (наибольшее количество среди других районов области), двадцать два находятся в Сянках. Вообще же таких складов в каждом районе должно быть не более одного-двух. Тогда можно будет их надежно оборудовать и постоянно контролировать условия хранения вредных веществ.

В принципе схема борьбы с пестицидами должна выглядеть так: контейнеризация отходов, далее их полная утилизация, а затем и утилизация бывших складских помещений, успевших за 15—20 лет вобрать в себя изрядное количество химии. Что касается утилизации отходов, то сегодня лишь Голландия владеет технологией их термического сжигания (утилизация одного килограмма пестицидов стоит 4—5 долл. США). (Кстати, у поляков эта проблема тоже стоит очень остро. Так, в одном только Подкарпатском воеводстве (соседнем с Львовской областью) складировано около 500 тонн неиспользованных пестицидов.)

Львовские экологи говорят и о том, что часть опасных ядохимикатов (после определения их нынешнего химического состава), возможно, придется утилизировать в радиоактивном могильнике. Для других можно использовать заброшенные карьеры до 50—100 метров глубиной, соляные шахты (их глубина — до 500 метров), полностью похоронив отходы в саркофаге из бетона. Но это — перспектива отдаленного будущего. Пока же местные экологи и санитарные службы «выбивают» деньги на контейнеры и принимают экстренные решения об усилении контроля за соблюдением санитарных норм, правил хранения и использования агрохимикатов, в том числе запрещенных и непригодных для использования.

Возвращаясь к Сянкам. Неизвестно, какими оргвыводами грозит «пестицидная история» председателю сельсовета Василечко. Но то, что о пестицидах на Львовщине благодаря ему в ближайшее время не забудут, это точно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно