ДИСНЕЙЛЕНД

21 декабря, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 21 декабря-28 декабря

«ООО «Лотос» г.Киев... Предлагаем программы военного туризма: сухопутные военные программы — Деснянский, Житомирский, Черниговский, Ангарский военные полигоны...

«ООО «Лотос» г.Киев... Предлагаем программы военного туризма: сухопутные военные программы — Деснянский, Житомирский, Черниговский, Ангарский военные полигоны. Летные военные программы — на аэродромах Украины. Васильков, Умань, Конотоп, Миргород...»

(Из объявления в журнале
«Оружие и охота», №11, 2001)

— Что, запросто любого пускают на полигон?

— Да, есть такое.

— У нас, на Черниговщине?

— Совершенно верно.

— А чуть подробнее можно? Кто организовывает, какими нормативными документами регламентируется допуск гражданских лиц на военные объекты, кому деньги идут?

— Боюсь, в нашей области вам никто об этом толком ничего не расскажет. Все это через Киев проворачивается. Там только и можно какие-то справки навести.

(Из разговора с сотрудником черниговского горвоенкомата, фамилию которого по понятным причинам не называем)

— Добрый день, это «Лотос»? Могу я получить информацию о ваших военных турах?

— Да, конечно. Сухопутные и летные программы идут отдельно.

— Давайте начнем с сухопутной.

— Сухопутная программа включает пребывание на полигоне. Группами от пяти человек. День первый — ознакомление в воинской части с музеем, тренажерные классы, спортивный городок. Ужин, свободное время, отбой. Второй — подъем, зарядка, отъезд на полигон. Разборка и сборка пистолета ТТ... Наган, карабин Симонова, ознакомление со снайперской винтовкой. В тот же день — стрельба. ТТ — 80 выстрелов на человека, наган — 60 выстрелов, снайперская винтовка — 10 выстрелов. Дальше идет теория и практика рукопашного боя, отработка отдельных приемов, спортивные игры. На третий день продолжается знакомство со стрелковым оружием. Разборка и сборка автомата Калашникова, изучение ручного пулемета и противотанкового гранатомета РПГ. Каждый может сделать 120 выстрелов из автомата, 90 из пулемета и 2 из гранатомета. После обеда — новое занятие по рукопашному бою. Стоимость тура — 1795 условных единиц от каждого участника. В программу входит также один выстрел из боевой машины пехоты, 3 из бронетранспортера и 5 из танка Т-80. Выстрел из БМП стоит 250 долларов, из Т-80 — сейчас скажу...

(Из беседы с сотрудником ООО «Лотос».)

— Как же так получается? Мы не можем использовать в картине большую часть отснятого на Гончаровском полигоне материала?

— А вот так и получается. В кадре у вас — бронетехника. Крупные планы лучше в фильм не включать. И эпизоды с самоходками — тоже.

— Позвольте, но мы же ничего секретного не снимали. Эта самоходная установка зенитная, «Тунгуска»... Ее тактико-технические характеристики сто лет как в открытой печати опубликованы!

— А вы что, газет не читаете? В России сейчас судят такого умника. Переписал из каких-то журналов несекретные данные. И по «Тунгуске» по этой, кстати. Послал японским знакомым. Шьют ему измену Отечеству. Нет, я все понимаю, вам жалко труда, перерасход пленки... Но нельзя, значит, нельзя. Используйте лишь те кадры, что не вызывают сомнения.

(Фрагмент обсуждения рабочего материала фильма «И звук трубы поныне раздается», «Укркинохроника», 1993 год, один из авторов этой статьи был редактором, другой — сценаристом и сорежиссером картины. Упоминавшиеся эпизоды в окончательный монтаж ленты включены не были, пришлось выстроить военную часть фильма с широким использованием черно-белой хроники времен Великой Отечественной.)

— Помимо сухопутной есть также летная программа. Полет на истребителе МИГ-29 УБ — по кругу, по маршруту, пилотаж. Стоимость полета — 5250 долларов... Практический потолок — 18 тысяч метров. В программу входят взлет, полет в зону пилотирования, «горка» для набора высоты, разгон до сверхзвуковой скорости... Программа на СУ-27 УБ стоит 5500 долларов. Вертолет идет по 1410 условных единиц. Выполняются восходящие и нисходящие спирали, упражнения на разгон, возможен спуск в режиме авторотации.

— Сухопутная программа предполагает пребывание на разных полигонах или на одном?

— Она рассчитана на Деснянский полигон. Но если вы хотите на каком-то другом побывать — то и это можно.

— Имеется в виду полигон учебного центра «Десна»?

— Да.

(Из разговора с сотрудником ООО «Лотос».)

— «Десна» — это ад. Ад, по-другому не назовешь. Или ад, или просто Освенцим. Только так мы его называли. Тебя, солдата, считают скотиной. Обращаются не по имени, а матом, обзывают самыми последними словами. Запросто могут избить, могут запустить табуреткой в голову — и попробуй что-то скажи кому-нибудь.

— Кажуть, що це сержанти роблять.

— Да, это в основном сержанты делают. Могут вас поставить на кровать «уголком», головой вниз — и стоишь так... Можно стоять десять, пятнадцать минут. Когда голова кровью наливается — уже не можешь дышать... В столовой могут забрать еду. Да и сама еда... Кормят одним комбикормом и комбижир добавляют туда. Ну, как коровам в селе...

(Фрагмент телепередачи «Післямова», автор — Андрей Шевченко, 1996 год. Интервью с курсантом учебного центра «Десна» записано в черниговском военном госпитале. Отправной точкой для передачи послужила опубликованная в «Зеркале недели» статья «Кто не хочет кормить свою армию?», №31, 1996 г. Благодаря нашей публикации в «ЗН» и последующим выступлениям телекомпаний «Нова мова», НТВ, радио «Промінь» и государственного радио России ситуация в «Десне» приобрела международный резонанс. И, как уверили нас представители Северного оперативного командования, радикально изменилась к лучшему. Проверить лично не можем, так как после ряда статей на армейскую тему стали в Деснянском учебном центре и на других объектах Минобороны персонами нон грата.)

— ...Что изменилось в «Десне» после вашей статьи — так это отношение к журналистам. У меня пропуск давно был туда оформлен. С офицерами хорошо знаком. Прошел через КПП. Стою, беседую с приятелем — бегут! «Журналист? Кто пустил? Кто позволил?! Что вы здесь делаете?!»

Знаете, почему вас по судам не затаскали? Потому что в ваших статьях все от первого до последнего слова правда. У нас одна журналистка попробовала пройти по вашим следам. Хороший человек, честный, но чуть-чуть с формулировками ошиблась. Так ей иск предъявили по 20 позициям. Ваш очерк был точен и доказуем. Но, думаю, дальше армейской пресс-службы вас теперь пустят едва ли...

(Из разговора с военным обозревателем газеты «Черниговский полдень».)

— Что входит в стоимость сухопутной программы? Проживание в казармах, трехразовое питание, ремонтно-техническое обслуживание бронетехники и стрелкового оружия, топливо, использование тренажеров и помещений на базе, мишени для стрелкового оружия и бронетехники, медицинской осмотр, инструктаж, страхование на полигонах и услуги переводчика, если таковые нужны.

— А если мы захотим пошире программу взять? Чтобы с танковыми стрельбами и с полетами?

— Хорошо. Вы в ближайшие дни хотите? И сколько вас будет? Оставьте контактный телефон.

— А на полигоне Гончаровской танковой бригады можно побывать?

— Я запишу ваш вопрос и уточню.

(Из разговора с сотрудником ООО «Лотос».)

Прокурор: Обсуждался ли вопрос захвата Гончаровской танковой бригады?

Свидетель: Уважаемый прокурор, но это — наивный вопрос.

Судья: Отвечайте. Может, и наивный, но он по делу идет.

Свидетель: Я понял. Извините.

Прокурор: Обсуждался ли вопрос о путях движения на Киев?

Свидетель: Ну, для поддержки восставшего народа, может, понадобились бы один или два танка...

Прокурор: А откуда взялись бы эти танки?

Свидетель: Откуда? А х... его знает откуда.

(Дословно воспроизведенный фрагмент допроса свидетеля по «Делу №585» — раскрытому Управлением службы безопасности Украины в Черниговской области заговору с целью свержения конституционного строя.)

— А вы пройдитесь по Интернету. Вон россияне, те вообще обещают полеты на МИГ-29 над Кремлем. И при этом — с правом пассажира рулить. Всего за шесть с небольшим тысяч зеленых. Не намного дороже, чем у вас. Московские газеты со ссылкой на официальные источники опровергают этот вздор, над Кремлем полеты запрещены. Но фирма такая существует, пусть не боевым МИГом, но учебным военным самолетом иностранцам поуправлять в российском небе дают. Аэродром, с которого они взлетают, считается секретным, журналиста туда вот так запросто не пустят. Посредник у них тоже абсолютно гражданский, да еще и зарубежный. Какая-то контора в Нью-Йорке. Заведомо ложную информацию — насчет полетов над Кремлем — они со своих сайтов не убирают. Все схвачено… На моей памяти одним из первых Китай за военные туры взялся. В порядке конверсии, так сказать. Но там эту лавочку быстро прикрыли. Не из-за секретности. Из-за коррупции. Оказалось, деньги не на армейские нужды пошли, а прилипли к рукам кое-кого из командования Народно-освободительной армии Китая. Тех, под чьей «крышей» все эти экскурсии на полигоны происходили. Ну а с коррупцией в КНР — строго. В нашем эфире даже репортаж об этом пошел. У нас тут тоже пару скандалов было на ту же тему. Помните секту «Аум Синрике»? Зариновые атаки в токийском метро? Ведь этих сектантов тоже в свое время за деньги на российские стрельбища возили. Но замялись все эти вещи, сейчас никто и не вспоминает… А о заговоре пенсионеров у вас я слышал мельком. Что, отставника какого-то посадили за попытку вооруженного восстания? Расскажите подробнее…

(Из разговора со знакомым редактором Всероссийской государственной телерадиокомпании.)

…Уточнив по независимым каналам сведения, сообщенные в рекламном объявлении фирмы «Лотос», мы со своей стороны, в порядке независимой экспертизы, можем подтвердить, что реклама эта вполне соответствует действительности. Любой человек, располагающий средствами, может сегодня побывать на режимных объектах Минобороны страны. Очевидно, при этом ему удастся не только удовлетворить свою страсть к сборке и разборке автомата Калашникова (по меньшей мере странную для служившего в армии или хотя бы прошедшего школьный курс НВП мужчины), но и получить вполне достоверную информацию о реальном положении дел в украинских вооруженных силах. Офицеры, с которыми нам доводилось общаться в процессе работы над этой статьей, отвечали на вопрос охотно и откровенно. И это была грустная откровенность. Самое ласковое из сказанного о родной армии звучало так: «потешные войска». Однако тому, кто попробует вести в кругу военнослужащих подобные разговоры, мы от души советуем помнить мудрые слова Конфуция — «во время смуты будь храбр в поступках, но осмотрителен в речах». Совершенно очевидно, что отставные заговорщики, о которых шла речь в нашей статье «Контрапункт» («ЗН», №29, 2001 г.), не владели средствами для того, чтобы ангажировать самолет или вертолет. Или же пальнуть из танка. Возможно, в складчину они могли бы осилить один выстрел из РПГ. Но подобный — чисто коммерческий, через опытного посредника — подход, вероятно, не пришел им в голову. Во всяком случае, не автоматы и гранотометы (как у черниговских бандитов) изымали у них при обыске, а клочки политической карикатуры, неисправный противогаз и несекретные топографические карты. По сути, отставным военным не удалось инкриминировать ничего, кроме неосторожных слов…

«Вирок в «справі заколотників» залишено без змін.

13 листопада у Верховному суді України відбулось слухання кримінальної справи №585 (про змову на вчинення дій з метою повалення конституційного ладу та захоплення державної влади в Україні) за касаційними скаргами адвокатів Юрія Петровського.

Нагадуємо, що в липні нинішнього року судовою колегією з кримінальних справ Чернігівського апеляційного суду (тоді касаційного) або обласного по першій інстанції Петровського Ю.А. було засуджено до 6 років позбавлення військового звання майора запасу. З цим вироком Чернігівського апеляційного суду не погодилися ні підсудний, ні його адвокати, які просили Верховний суд виправдати Петровського.

Однак заперечення, висунуті Юрієм Петровським та його захисниками, Верховний суд до уваги не взяв — вирок Чернігівського апеляційного суду перекваліфіковано згідно з новим Кримінальнім кодексом України (статтю 56-1 змінено статтею 109) і залишено без змін. Прес-група управління СБ України в Чернігівській області» («Деснянська правда», 17 листопада 2001 р.)

…Настоящая публикация вовсе не имеет своей целью пригвоздить к позорному столбу ООО «Лотос». Какие могут быть претензии к фирме, осуществляющей свою деятельность легально, на основании лицензии Госкомтура №004561 от 25.01.2001? Горькое недоумение у нас — жителей Полесья — вызывает другое. Похоже, Черниговщина превратилась в настоящий полигон или испытательный стенд для разного рода сомнительных и даже, вне всякого сомнения, омерзительных предприятий. У нас разоблачается первый в истории независимой Украины заговор. Незнамо по какому разу (сами музейщики запутались) грабятся из-за разгильдяйства местных властей бесценные художественные коллекции. Отрабатываются схемы силовых операций против инакомыслящих или просто неугодных региональному руководству людей. Одно порожденное черниговским административным гением определение палатки как малой архитектурной формы, дающее власти повод потихоньку снести любой палаточный городок оппозиции, дорогого стоит! А ртуть, «разлитая» в поезде, перевозившем манифестантов? А «анонимное сообщение о взрывном устройстве» в качестве стандартного повода ворваться без ордера в любой офис или жилище? У нас обкатываются странные экономические проекты, придумываются юридически абсурдные, но срабатывающие способы обойти любой, не устраивающий местное начальство закон или судебное решение (вплоть до постановления Верховного суда Украины). Писали об этом и не раз… А толку?

Судя по тому интересу, который проявляют к Черниговщине некоторые, прямо скажем, не пользующиеся всенародной поддержкой политики, предвыборные технологии известного рода апробироваться тоже будут у нас.

…Мы вымираем. Официально признано: Черниговщина является одним из центров накробизнеса и наркотранзита. По темпам прироста ВИЧ-инфицированных — наша область на первом месте в Европе. По демографическим показателям — отстает от Сьерра-Леоне, признанной ООН мировым стандартом неблагополучия. Всеобщий раздрай не обошел институции, традиционно гарантирующие стабильность государства: правоохранительные органы, спецслужбы, армию. С территории нашей области вылетела поразившая жилой дом в Броварах ракета…

Теперь вот — украинские военные объекты используются в новом качестве: как «Диснейленд» для тех, кто не настрелялся еще, или тренировочный центр для желающих подучиться. И тоже — начинается с Черниговщины. Пробный камень почина закладывается здесь, у нас, по соседству.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно