«ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ЖАЛКОЕ СУЩЕСТВО ТИПА ЭЛЬФОВ»

2 декабря, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 2 декабря-9 декабря

Мысли по поводу интервью Андрея Дмитриевича Сахарова 1970 года, данного для кинофильма, который снимался в те годы на студии «Киевнаучфильм»...

Мысли по поводу интервью Андрея Дмитриевича Сахарова 1970 года, данного для кинофильма, который снимался в те годы на студии «Киевнаучфильм». Естественно, пленка была смыта, текстом в те годы не заинтересовалась ни одна газета.

Заглядывая в последние годы в почтовый ящик, я нередко обнаруживаю там различные письма с призывами принять участие в какой-то акции протеста. Обычно ходил без тени сомнения: в Быковню, на майдан Незалежности, к Софии? Наши прежние власти всегда давали достаточно поводов для раздражения, если не сказать - возмущения... Но сейчас там, наверху, тоже десять точек зрения на одно и то же. Против чего мы теперь протестуем? С кем боремся?..

Вот призывают меня уже в который раз побороться за запрещение Чернобыльской атомной станции. Но кому верить - «зеленым», которые твердят, что ядерная энергия ведет к гибели человечества от радиоактивного загрязнения, или атомщикам, утверждающим, что противоположный путь -путь использования традиционного топлива для электростанций и котельных еще страшнее, так как на этом пути нам грозит и «парниковый эффект», и зольное загрязнение, и, наконец, радиоактивная опасность в гораздо большем масштабе, чем в случае использования атомного топлива. Кому верить?..

Надо найти ответ на проклятые вопросы современной цивилизации. Иначе не найти выхода из экологического тупика, в который попал наш город, наша страна. А в поисках ответа приходится обращаться за помощью к корифеям - ученым. Нет, не тем, которые меняют свои точки зрения на все в зависимости от того, кто сегодня руководит страной, а истинным мудрецам, трудно ищущим свою Истину.

Таким безусловным авторитетом для меня всегда был Андрей Дмитриевич Сахаров. Поэтому я и задал ему тогда волновавшие меня вопросы о судьбе физики в частности и судьбе науки вообще, а также о тех экологических последствиях, которые принесет использование научных открытий.

Итак, интервью, взятое почти четверть века назад.

- Андрей Дмитриевич, опыты с элементарными частицами, конечно же увеличат со временем технические возможности человечества. Вам не кажется, что это в будущем угрожает нам новыми катастрофами?

- Думаю, что нет. По крайней мере, не в ближайшее время. Если говорить о физике, то мы свое самое страшное слово уже сказали, создавая ядерное оружие...

Эти слова сказаны Андреем Дмитриевичем осенью 1970 года. Еще ни один физик мира даже в кошмарном сне не мог представить, что ждет человечество, если взорвется атомная станция. Сделаны десятки расчетов корифеями во всех странах мира, и все они исключили возможность трагедии на АЭС. В печати шла регулярная обработка общественного сознания в пользу атомных электростанций. Все физики в один голос рисовали радужные перспективы от мирного атома. Однако, вслушаемся в слова, которые произнес тогда Андрей Дмитриевич дальше:

- ...Техническое применение физики, кроме энергии, больше ничего дать не может. В смысле опасности - это очень серьезная вещь. Это вопрос сугубо политического контроля за подобными вещами.

- Вас не пугает безудержное развитие науки? Куда она ведет нас? Сегодня экспериментальная наука исследует все новые области - безопасно ли это?

- Наука не может быть остановлена. Она представляет собой часть человеческой жизни и развивается независимо. В какой-то мере ее развитие находится вне контроля человека. Она может быть остановлена в одной стране, но во всем мире в целом - никогда. так что вопрос только в том, что мы будем иметь от ее развития: плохое или хорошее. Но я думаю, все понимают, что эти результаты в основном определяются социальными факторами. Ликвидацией противостояния систем с различным общественным строем, устранением опасности мировых термоядерных и других войн и опасности голода и перенаселения. Итак, если человечество преодолеет социальные опасности, то опасности от развития науки преодолеет тем более. А возможности положительной науки всем известны. Они колоссальные. Развиваются чрезвычайно...

В интервью тех лет в беседах с иностранными журналистами академик Сахаров совершенно откровенно анализировал причины, но я ограничил рамки беседы чисто научными проблемами, чтобы не дразнить гусей. Я надеялся использовать, если не в кино, то хотя бы напечатать интервью в какой-нибудь не особенно заметной газете. Зря надеялся! Но тем не менее Андрей Дмитриевич совершенно откровенно уже в те годы указал опасность, исходящую от науки в тоталитарном обществе - «политический контроль за такими вещами».

Позже, когда взорвался Чернобыль, академик Сахаров, борясь за помощь пострадавшим людям, одновременно призывал не сваливать всю вину на ученых и энергетиков. Он доказывал, что беда не от атома, а от большевизма в энергетике. Он убеждал, что следует бороться не с передовой технологией, а с примитивной коммунистической системой организации дела, которая привела и будет еще приводить к чернобылям в любой отрасли современной промышленности.

Великий ученый не побоялся встать на защиту атомной энергетики, а это было очень непопулярно. Для этого нужно было не меньше мужества, чем в свое время, когда он решился в одиночку выступить за запрещение атомного оружия. Всегда трудно пророкам в своем отечестве. Как это часто бывает, чья-то могущественная рука направила гнев людей именно против атомной науки. Настоящие виновники так и остались ненаказанными...

Теперь, когда в очередной раз я получаю приглашение принять участие в акции протеста, я сто раз подумаю, прежде чем пойду протестовать...

* * *

Не так давно мне пришлось беседовать с доктором экономических наук, работающим в области сельскохозяйственного производства, Владимиром Васильевичем Шепой. Речь зашла о чернобыльских проблемах. Владимир Васильевич безнадежно махнул рукой: «Сейчас в сельском хозяйстве Украины каждый год взрывается пять чернобылей из-за неграмотного использования сельхозхимии». Надо ли говорить о том, какие беды несет нам загрязнение днепровской воды, использование устаревших технологий, продажа на рынке продуктов,

Андрей Дмитриевич как бы предвидел все это, и, перечитывая строки интервью, я ловлю себя на мысли, что он призывал нас не зацикливаться на естественном страхе перед ядерной опасностью. Он предлагал посмотреть на будущее человечества более непредвзятым и широким взглядом.

- Андрей Дмитриевич, общество способно ли само бороться с отрицательными последствиями прогресса - сумеет ли оно в конце концов предусмотреть отрицательные явления, связанные с безудержным развитием знаний?

- Предусмотреть отдельный человек не может, ибо слишком сложные проблемы возникают сейчас и гораздо более сложные будут возникать со временем. Но крупные научные коллективы смогут многое, если эти усилия будут приложены в мировом масштабе. Положительных результатов следует ожидать только при таком серьезном подходе, только с такими большими силами, если действительно будет осознана такая опасность. Но сможет ли общество воспользоваться этими знаниями? Это, конечно, полностью зависит от того, удастся ли решить общемировые социальные политические проблемы.

- В чем вы видите главную угрозу человеку в будущем?

- Главная опасность в будущем - это влияние на человеческий вид. Человек может в отдаленном будущем превратиться в жалкое существо типа эльфов, которых описал в своем романе Герберт Уэллс, или и того хуже. Вообще-то разного рода типы вырождения человечества - это самое страшное, чего можно ждать в перспективе. Ведь кроме известного всем отравления среды происходит отравление воды, воздуха. Римляне отравляли себя при помощи свинцового водопровода и считали, что это - высшее достижение цивилизации. Десять лет назад мир отравлял себя ДДТ. Сейчас, возможно, мы еще допускаем аналогичные ошибки с помощью каких-нибудь лаков. Я смотрю на лакированный пол и начинаю пугаться - не отравляем ли мы себя им? Надо это понимать и все время четко реагировать на все опасности.

- Но, судя по всему, опасность надвигается еще с одной неожиданной стороны. Из радостных сообщений прессы, из публицистических фантазий Станислава Лема и других публикаций создается впечатление, что нас хотят приучить к перспективе возможных изменений в нас самих. Уже появились разного рода термины, описывающие соединение человека с вычислительной машиной, биологические варианты человека. Поступают непрерывные сообщения об искусственных сердцах, ночках, других органах. Усматриваете ли вы в этом опасность?

- Опасность, конечно, есть. Я уже сказал, что человеку угрожает опасность того, что мы сами не будем знать, на какой путь встали. Мы, скажем, сначала изменим маленький участочек мозга. Затем, в результате того, что этот процесс сильно не контролируется, вследствие тех преимуществ, которые он дает, многие люди станут изменять собственную природу настолько, что возврата назад уже не будет. Но, с другой стороны, отказаться от подобного мы не можем.

Например, отказаться от протезов в разных наших органах. Безусловно, что те сотни миллионов, которым грозит смерть от инфарктов, рано или поздно пойдут на протезирование собственного сердца с помощью механических устройств или с помощью пересадки. Это вопрос техники.

И мозговые протезы, конечно будут. Человеку хочется быть умнее. Он и сейчас употребляет различные стимулирующие мозг химические средства. И в дальнейшем прогнозируется все более широкое их применение. Сейчас применяют успокаивающие средства, которые по своему действию приближаются к наркотикам.

Все это неминуемо, поэтому важно, чтобы мы все время не упускали все эти процессы из-под научного и социального контроля. Но сейчас это очень трудно. Все же эти опасности, о которых шла речь, дело не сегодняшнего дня. Перенесемся на двадцать лет вперед. Через двадцать лет это станет очень опасным и серьезным.

* * *

Прошло уже более двадцати лет с тех пор. Мы живем в мире очень отличном от того, в котором пришлось отстаивать свои убеждения академику Сахарову. Социальные и политические условия изменились так, как и мечтать не мог великий гражданин. Но предрассудки, мелкие политические страсти до сих пор не дают взглянуть на окружающий мир с достаточной мерой трезвости. В такие минуты обращаются к мыслям тех, кто был честен перед самим собой. Андрей Дмитриевич был одним из немногих, кому можно поверить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно