ЧАЭС: ЗОНА ОТЧУЖДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

29 августа, 2003, 00:00 Распечатать

Безопасность ЧАЭС, даже остановленной, — понятие далеко не абстрактное. За каждым мало-мальски заметным событием или инцидентом, происходящим здесь, стоят конкретные люди...

Безопасность ЧАЭС, даже остановленной, — понятие далеко не абстрактное. За каждым мало-мальски заметным событием или инцидентом, происходящим здесь, стоят конкретные люди. Многие из них, пройдя все круги чернобыльского ада, чувствуют себя униженными, оскорбленными и невостребованными.

Банкиры и саркофаг, дела и деньги

Как ни странно, но на ЧАЭС еще есть люди, которые надеются, что приезд высоких гостей способен что-то изменить в их судьбе. А гостей здесь, как известно, хватает. Вот и посредине нынешнего лета проблемный «саркофаг» собрал участников очередной Ассамблеи доноров чернобыльского фонда «Укрытие».

Событие, как и полагается в таких случаях, обставили славно: впечатлили гостей зоной отчуждения, показали, как и что делается на чернобыльской площадке за деньги зарубежных налогоплательщиков. А оживление местами действительно наблюдается. Вот бетонная коробка второго хранилища отработанного ядерного топлива взметнулась ввысь, монтируется оборудование на заводе по переработке жидких радиоактивных отходов. Возле саркофага, правда, видимых достижений поменьше, но и тут не без «обновок». Например, можно продемонстрировать прекрасно выполненную компьютерную видеоверсию планируемых стабилизационных работ и строительства нового безопасного конфайнмента («Укрытия-2»).

Многолетние разговоры о том, что в «саркофаге» вот-вот начнутся крупномасштабные стабилизационные работы за чужие деньги, уже успели порядком обесценить саму идею превращения объекта «Укрытие» в безопасную систему. За пять лет из чернобыльского фонда «Укрытие» израсходовано более 160 млн. долларов (весь фонд 758 млн.). Фактически третья часть из них ушла на содержание в Славутиче зарубежных консультантов Группы управления проектом с «наилучшим мировым опытом». Причем наиболее зримый результат их работы воплотился в тоннах документации, на фоне которой даже упоминать о мизерных работах в саркофаге как-то даже неловко. А тут еще нежелательная и дорогостоящая морока с радиоактивными отходами, которые для снижения их активности были спешно закопаны возле «Укрытия» после аварии 1986 г., а теперь «вылезают» на поверхность при проведении здесь подготовительных земляных работ.

Совсем уж трагическим диссонансом резануло слух как бы нечаянное упоминание на заседании ассамблеи о двух смертельных случаях с подрядчиками на строительстве нового хранилища отработанного ядерного топлива ЧАЭС, что стало следствием серьезнейших проблем с охраной труда и общепромышленной безопасностью на площадке. Впрочем, здоровье и настроение наших людей — это, понятное дело, прерогатива не зарубежных благодетелей. Здесь бы украинской стороне позаботиться, да, видимо, более глобальные проблемы мешают… Ко всему этому, как назло, именно в дни пребывания высоких гостей на ЧАЭС случились неприятности, которые-то и случайными не назовешь.

Эхо «нейтронного переполоха»

Этот рядовой случай в начале июля 2003-го вызвал очередной тревожный всплеск общественного сознания. Информационные агентства, как и подобает, с сенсационным азартом разнесли весть об отказе и, как следствие, срабатывании аварийной сигнализации одного из датчиков системы «Сигнал», контролирующей состояние топливосодержащих материалов (ТСМ) внутри саркофага. В принципе — и это подтверждают главные специалисты объекта «Укрытие» — ничего страшного не случилось. Пока. Настораживает другое. Как известно, вероятность риска уменьшается, если риск находится под контролем — качественным и квалифицированным. Непродуманные же, подчас бессистемные структурные изменения на ЧАЭС после закрытия станции приводят к тому, что объект «Укрытие» теряет опытных, высококлассных специалистов.

Ситуация усугубляется еще и тем, что около 70% персонала объекта «Укрытие», обслуживающего контрольно-измерительные системы, имеет право на льготную (дополнительную) пенсию. То есть этих людей — как правило, очень опытных и далеко не пенсионного возраста — будут увольнять (или они сами уволятся) в первую очередь.

С молодежью туговато — некого обучать, с улицы человека не возьмешь, а специалисты из других подразделений ЧАЭС особо не спешат в стесненные лабиринты саркофага, тем более если у них есть возможность занять более комфортные и обжитые места.

Подобная ситуация и в цехе радиационной безопасности ОУ. По новому штатному расписанию здесь предусмотрено всего 20 дозиметристов, в то время как необходимо по меньшей мере в два раза больше. Ведь как раз эти специалисты и призваны обеспечивать обязательный дозконтроль при проведении любых работ как внутри саркофага, так и в его локальной зоне. Эта проблема приобретет еще большую актуальность в перспективе, когда — в конце-то концов! — начнутся запланированные стабилизационные и строительно-монтажные работы в рамках Международного плана осуществления мероприятий на объекте «Укрытие». Сегодня вполне дееспособных и сравнительно молодых специалистов увольняют, а завтра придется набирать и обучать новых, что обойдется намного дороже. Какой бюджет это выдержит?

Система подавления активности

Необратимость процесса сокращения персонала ЧАЭС после ее остановки предоставляет администрации станции возможность держать людей в постоянном напряжении и страхе перед грядущим увольнением. Тем более если речь идет о жителях Славутича. Хронические структурные изменения под благовидным предлогом «повышения эффективности производства», совершенствования управления и оптимизации численности работающих, слияния под одной крышей ЧАЭС дублирующих подразделений объекта «Укрытие» изматывают людей. Эти «увлекательные», как здесь любят выражаться, процессы ломают судьбы многих специалистов, которые даже в этой удушливо-зарегламентированной атмосфере еще пытаются думать и иметь свою точку зрения. Стоило начальнику цеха технического обслуживания объекта «Укрытие» Г.Реуту высказаться против непродуманной реорганизации возглавляемого им подразделения, да еще и выступить на эту тему по местному радио, как вскоре последовал приказ… о реорганизации цеха. В новой структуре, понятное дело, строптивцу руководящего места уже не осталось. К сожалению, подобные примеры не единичны. Вот мнение бывшего начальника цеха технического обслуживания, а нынче зам. директора Группы управления проектом Международного плана осуществления мероприятий на объекте «Укрытие» В.Кулишенко.

— Структура, создаемая на ЧАЭС, может остановить программу расширения работ на объекте «Укрытие». К примеру, расформированный цех техобслуживания, который еще с 1993 года создавался именно с этой целью, разбит в пух и прах. Буквально за два месяца по разным причинам оттуда ушли тридцать ключевых фигур. Как же дальше работать?

…Утром мажу бутерброд, сразу мысль — а как народ?

Однажды представитель Президента Украины на ЧАЭС А.Антропов признался:

— Да, мы многое упустили, не сумев уделить должного внимания людям. Слишком много пришлось решать организационно-технических вопросов сразу после остановки станции. Сейчас как раз переживаем серию конфликтных ситуаций.

Многие опытные и достойные чаэсовцы, отдавшие станции больше десятка лет и даже полжизни, перестали буквально в одночасье быть «незаменимыми» (последнее определение взято из официального министерского документа). Это почувствовали, в частности, киевляне, много лет работающие на объекте «Укрытие». В прошлом году с благословения Министерства топлива и энергетики, ссылаясь на изменившуюся ситуацию и ныне действующее законодательство, с целью «устранения нерационального использования государственных средств» (приказ по ГСП ЧАЭС от 17.07.2002 г.) их внезапно лишили бесплатного проживания в чернобыльских общежитиях и бесплатных же перевозок по маршруту Киев—Чернобыль—Киев. И ничего не предложили взамен — выкручивайтесь, мол, сами! Не выдержав давления и унижения, кто-то ушел. Оставшиеся добираются теперь из столицы в Чернобыль на чем попало, а о местах их ночлега в зоне отчуждения и писать как-то неудобно…

Между тем представители администрации ЧАЭС после очередной кадровой «утруски» весьма своеобразно отчитываются об успехах в борьбе со своим иногородним персоналом, которого на станции еще остается около полутысячи человек. На одном серьезном мероприятии в присутствии руководителей министерств и ведомств нашей страны они, ничтоже сумняшеся, докладывают:

— Киевлян мы значительно сократили, осталось очень мало. Остался персонал из Чернигова и области. Поработав с графиком движения поездов, мы можем поработать и с ними. Этот персонал проанализирован, он низкой квалификации». Замечу, что как раз эти, ставшие вдруг «ущербными», киевляне и черниговцы в свое время добровольно пришли работать на ЧАЭС, в частности на объект «Укрытие», когда там не хватало большого количества персонала, а славутчане не особо спешили в зону ионизирующего излучения. А лукавое выражение «поработав с графиком движения поездов» расшифровывается приблизительно так: добиться изменения расписания электричек из Чернигова, чтобы людям оттуда не на чем было добираться на работу.

Через отгул к пенсии

Рассказывают, как весьма влиятельная чаэсовская «кадровичка», не отличающаяся особым человеколюбием, в одном людном месте на вопрос об использовании работниками отгулов отреагировала весьма своеобразно: «Какие отгулы?! Отгул присоедините к отпуску, отпуск — к пенсии, пенсию — к смерти…» В этом заупокойном юморе и юмора-то совсем немного. Под стать самому юному в Украине городу Славутичу помолодевшее местное кладбище. Станционники уходят в мир иной не только после тяжелой и продолжительной болезни и не только как бывшие ликвидаторы.

…60-летний инженер-электронщик цеха технологического контроля объекта «Укрытие» Г.Кузнецов спустя полгода после сложной, но успешной операции на сердце настроился было еще пожить, а может, и поработать на ЧАЭС. Но реально оценив свое состояние, поступил более здраво и согласился на сокращение с выходом на льготную дополнительную пенсию. Казалось бы — какие проблемы? Но не тут-то было! Оказалось, воспользоваться своим законным и выстраданным правом не так-то просто. Выйдя на работу, Геннадий Матвеевич с огорчением узнал, что такое увольнение ему пока не светит. Казалось бы, можно потерпеть. Но нет — сорвался человек. Соседка Леся вспоминает, что таким взвинченным она его никогда еще не видела. Он прямо рыдал и кричал: «Я 15 лет проработал на станции, а меня выбрасывают как собаку!». На следующее утро Кузнецову стало совсем плохо, сам вызвал «скорую», но — увы...

Трудно припомнить хоть один случай, когда заслуженного человека, уходящего с ЧАЭС, провожают хотя бы пожатием руки и пожеланием доброго здоровья. Не до того. Складывается впечатление, что отношение к отработанному ядерному топливу здесь намного уважительнее, чем к отработавшему полжизни уважаемому и опытному специалисту.

Оргвыводы

Было бы, пожалуй, не совсем справедливо, говоря о нездоровой ситуации на ЧАЭС, упоминать всуе и указывать пальцами только на сегодняшнее руководство станции. Тенденция к отчуждению человека здесь уходит корнями где-то в 1998 г., когда стало ясно, что запад «дожмет» Украину и добъется-таки закрытия Чернобыльской АЭС. Именно в то время отсюда стали вытеснять не просто профессионалов, но и сильных, принципиальных личностей, умеющих ладить не только с ядерной техникой, но и с людьми. Ну а сегодняшнее руководство станции, по всей видимости не без поддержки определенных столичных кругов, лишь достойно подхватило «эстафету» своих предшественников, опустив планку доверия к себе и к своим деяниям до катастрофически убогого уровня.

А что же Киев? Безучастно наблюдает за чернобыльскими «экспериментами», мысленно нацепив большой амбарный замок на ЧАЭС и забыв о ней навсегда? Да нет, что вы! Те, кто в столице знает о Чернобыльской АЭС не понаслышке, интересуются и даже пытаются что-то предпринимать. Только вот каким-либо приказом или грозным окриком сверху человеческие отношения не наладить. Зато, к примеру, можно строго спросить у руководителей за результаты основной деятельности ЧАЭС. Вот некоторые пункты приказа по Минтопэнерго от 31 марта сего года «О результатах заседания коллегии министерства от 15.03. 2003 г.»:

«…17. По результатам работы в 2002 г. и допущенные при выполнении работ на промплощадке ЧАЭС многочисленные нарушения норм и правил и стандартов охраны труда и радиационной безопасности, самоустранения от выполнения производственных программ, объявить директору ГСП ЧАЭС Неретину Ю.А. выговор и предупредить о неполном служебном соответствии.

18… подготовить предложения о целесообразности пребывания на занимаемой должности… Неретина Ю.А. и других руководителей ГСП ЧАЭС».

Следуя логике данного приказа, приведя убедительные примеры не в пользу улучшения ситуации на ЧАЭС, но не встретив адекватной самокритичной реакции ее руководителей, тогда еще зам. госсекретаря Минтопэнерго Н.Штейнберг на заседании Межведомственной правительственной комиссии 16 апреля вынужден был в жесткой форме охарактеризовать поведение руководящего состава станции — «иждивенчество и ложь!»

Понятное дело, такой выпад не понравился оппонентам. Быстро сориентировавшись в обстановке и применив «подручный» административный ресурс, они пошли в атаку. Обвинив министерство в попытках «дестабилизировать ситуацию на ЧАЭС», один чиновник Киевской областной администрации призвал вместо того, чтобы критиковать, лучше уж (цитирую) «…повысить статус директора ГСП ЧАЭС, приравнять его к заместителю госсекретаря». Ни больше ни меньше… Аплодисментов, правда, не последовало, да и с институтом госсекретарей вскоре распрощались. Не успели.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно