ЧАЭС — «Укрытие»: бег на месте по-украински и сюрпляс по-европейски

24 апреля, 2009, 11:57 Распечатать

У всех, кто профессионально заинтересован в скором и качественном решении проблемы ЧАЭС и объекта «Укрытие», все сильнее нарастает тревога, что эти проблемы в обозримом будущем решены не будут.

Хотя и сладостен азарт
по сразу двум идти дорогам,
нельзя одной колодой карт
играть и с дьяволом и с Богом.

И.Губерман

У всех, кто профессионально заинтересован в скором и качественном решении проблемы ЧАЭС и объекта «Укрытие», все сильнее нарастает тревога, что эти проблемы в обозримом будущем решены не будут. И причины этого кроются не столько в сложности самих проблем, сколько в обоюдном нежелании соответствующих руководителей — как со стороны Украины, так и со стороны Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) — их быстро и качественно решать. Это подтверждается объективными фактами.

В 1993 году Украина проводила международный конкурс на лучший проект преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему. Одним из условий этого конкурса, утвержденных правительством Украины, было требование завершить строительство нового безопасного конфаймента (НБК) в течение пяти лет, то есть не позднее 1998 года.

В 1997 году под эгидой «большой семерки» и Европейской комиссии был разработан и парламентом Украины одобрен план SIP, в котором оговаривался срок строительства НБК — 2005 год.

8 декабря 2005 года президент Украины Виктор Ющенко во время пребывания в Чернобыле заявил: «…в 2010 году будет построе­но новое «Укрытие». В 2010 году этот объект должен быть введен в эксплуатацию. По итогам трех междуна­родных ассамблей из необходимых 1 млрд. 91 млн. долл. страны-доноры согласились выделить 930 млн. долл., и кассовое наполнение этого фонда составляет 720 млн. долл.».

15 января 2009 года вышел За­кон Украины «Об Общегосу­дарст­венной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразованияобъекта «Укрытие» в экологически безопасную систему». В данной программе срок ввода в эксплуатацию НБК вообще отсутствует. Вместо него присутствует обтекаемая фраза: «…в объемах финансирования и графика выполнения работ (оказания услуг), которые предусмотрены контр­актами международного плана осуществления мероприятий на объекте «Укрытие». Последнее, как известно, осуществляется под эгидой ЕБРР.

16 января 2009 года (то есть на следующий день после принятия Закона «Об Общегосударственной программе…») было подписано соглашение между правительством Украины и ЕБРР относительно выделения 135 млн. евро для скорейшего завершения строительст­ва саркофага на Чернобыльской атомной электростанции. Об этом заявила премьер-министр Украины на совместной пресс-конференции с президентом ЕБРР Томасом Мировом. По словам Т. Мирова, новый безопасный саркофаг является уникальным явлением, ничего подобного никогда не строилось. Президент ЕБРР также считает, что говорить о каких-то конкретных сроках строительства пока невозможно: «Нам хотелось бы, чтобы до 2012 года мы имели конкретные хорошие результаты на площадке, поскольку считаем, что 2012 год является чрезвычайно важным для Украины» (ЛІГАБізнесІнформ, www.liga.net от 16.02.2009 г.).

В словах президента ЕБРР, распорядителя средств Чернобыльского фонда «Укрытие» (ЧФУ), просматривается несколько многозначительных моментов.

Первый. Когда премьер-министр независимого государства говорит, что выделяемые для его страны 135 млн. евро необходимы для скорейшего завершения строительства саркофага, другой участ­ник совместной пресс-конференции, к тому же имеющий меньший дипломатический вес, утверждает, по сути, противоположное: «…говорить о каких-то сроках строительства НБК невозможно». Президент ЕБРР должен был или поддержать высказывание премьер-министра Украины, или, если у него имеются какие-то принципиальные разногласия с позицией главы украинского правительства по этому вопросу, дипломатично обойти эту тему (хотя, честно говоря, какие могут быть возражения у президента ЕБРР к естественному стремлению Украины как можно быстрее построить НБК?!). Бесспорно одно: ЕБРР как распорядитель средств ЧФУ не нацелен на скорейшее строительство НБК.

Второй. Президент ЕБРР увязывает деятельность по строительству НБК с некими «чрезвычайными событиями», которые будут иметь место в Украине в 2012 году. (Речь, по-видимому, идет о Евро-2012.) Но увязывать выполнение одного из важнейших этапов ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы со спортивными соревнованиями, пусть даже такого уровня, как Евро-2012, немыслимо с моральной точки зрения.

Третий. Если исходить из ранее опубликованных в СМИ сообщений, то 135 млн. евро — деньги не собственно ЧФУ, они выделяются из прибыли, полученной ЕБРР. Но, как известно, банковская прибыль — это в основном проценты по предоставляемым банком кредитам. Ясно, что в случае с ЕБРР немалую роль в этих процессах играют «замороженные» этим банком средства ЧФУ. Невольно напрашивается предположение как о связи этих двух моментов, так и о том, почему Общегосударственная программа-2009 не устанавливает ни конкретных сроков завершения строительства НБК, ни конкретного финансирования этой деятельности. Вечный принцип «кто платит, тот и заказывает музыку» очередной раз демонстрирует свое могущество.

Четвертый. Все более обостряется вопрос ограниченности срока безопасной эксплуатации НБК. Согласно заключению Госстроя СССР, утвержденному решением правительственной комиссии в 1987 году, срок безопасной эксплуатации «вновь возведенных металлических конструкций объекта «Укрытие» составляет 30 лет», то есть заканчивается в 2016 году. Другого официально установленного срока пока нет. Хотя вполне логично, что выполнение стабилизационных мероприятий требует официального пересмотра данного срока.

Следовательно, настало время прекращать «игры» с переносами сроков окончания строительства НБК. В этом контексте слова премьер-министра Украины о «скорейшем завершении строительства НБК» носят не только мобилизующий, но и безальтернативный характер.

Наиболее опасным представляется абсолютный волюнтаризм в данном вопросе. Установленные сроки завершения строительства НБК очередной раз срываются, но никто не анализирует причины этого, не вырабатывает меры по недопущению такого безобразия в будущем. Просто берется и устанавливается новый очередной срок или не устанавливается никакой, как в настоящее время, безо всякого повышения требовательности к участникам этого «занимательного процесса».

Такую же до боли знакомую картину мы наблюдаем и со строи­тельством других ключевых объектов инфраструктуры снятия ЧАЭС с эксплуатации, которые также предусмотрены Мемо­ран­думом о закрытии ЧАЭС. Речь идет о хранилище отработан­ного ядерного топлива (ХОЯТ-2), о заводе по переработке жидких радиоактивных отходов (ЗПЖРО), о промышленном комплексе по обращению с твердыми радиоактивными отходами (ПКОТРО).

Согласно «Комплексной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС» от 2000 года, срок ввода в эксплуатацию ХОЯТ-2 — 2003 год, ЗПЖРО — 2002-й, ПКОТРО — 2003-й.

В «Концепции снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС» от 2002 года эти сроки были изменены следующим образом: ХОЯТ-2 — 2006 год, ЗПЖРО — 2005-й, ПКОТРО — 2005-й.

В Общегосударственной программе-2009 конкретные сроки ввода в эксплуатацию данных объек­тов вообще не предусматриваются. «В объемах финансирования и графика выполнения работ (оказания услуг), которые предусматриваются контрактами» — трудно придумать более безответственную формулировку. То есть ответственность вроде бы и есть, но никого нельзя привлечь к ответст­венности.

Чтобы каждый мог отчетливо представить общую картину со строительством ключевых объектов инфраструктурного обеспечения процесса снятия с эксплуатации ЧАЭС и преобразования объекта «Укрытие», целесообразно привести хронологию сроков ввода в эксплуатацию каждого из перечисленных объектов.

1. НБК: 1998-й — 2005-й — 2010 год — «как получится»;

2. ХОЯТ-2: 2003-й — 2005-й — «как получится»;

3. ЗПЖРО: 2002-й — 2005-й — «как получится»;

4. ПКОТРО: 2003-й — 2005-й — «как получится».

Такое отношение руководст­ва Украины и ЕБРР к проблеме ЧАЭС — «Укрытие» можно объяснить или глубоким непрофессионализмом в этих вопросах или использованием этой проблематики исключительно в спекулятивных целях, поскольку внешне это выглядит просто издевательством над здравым смыслом. Все сказанное в полной мере относится и к «Общегосударствен­ной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразования объекта «Укры­тие» в экологически безопасную систему», которая к тому же разрабатывалась более 10 лет (примерно по полторы страницы в год ) и на разработку которой были затрачены миллионы бюджетных средств (более 100 тыс. грн. за страницу).

Резонно возникает вопрос: «В чем причины всего этого безобразия?» Всеобъемлющий ответ на него требует специального исследования, значительно более обширного, чем данная статья. В этой работе мы только, как это принято в атомной энергетике при расследовании аварий, укажем основные причины.

Первая из них заключается в резком ослаблении внешней напряженности самой проблемы ЧАЭС — «Укрытие». Исчезло то особое внимание, с которым общественное мнение как Украины, так и мира когда-то относилось к решению этой проблемы. В настоящее время это отношение приобретает все более и более ритуальный характер. Склады­вается стойкое впечатление, что современное общество постепенно склоняется к мысли о рациональности передачи решения проблемы ЧАЭС—«Укрытие» на плечи будущих поколений. Об этом свидетельствуют следующие факты:

а) на международном уровне:

— «большая семерка (восьмерка)» практически перестала заниматься проблемой ЧАЭС — «Укрытие»;

— ООН в 2007 году принял резолюцию о завершении после 2016 года активной фазы своей деятельности по чернобыльской проблематике;

— оба основных направления в мировом общественном мнении, непосредственно связанные с чернобыльской проблематикой, а именно: сторонники дальнейшего развития атомной энергетики и ее противники для достижения своих корпоративных целей все реже обращаются к проблематике ЧАЭС — «Укрытие». Хотя, казалось бы, для первых окончательная ликвидация этой проблемы является устранением одного из самых существенных препятствий на выбранном ими пути, а для вторых ее активное использование — мощным жупелом, размахивая которым можно существенно усилить эффективность своей деятельности. Но в настоящее время оба этих течения ведут себя так, будто затягивание процесса решения проблемы ЧАЭС — «Укрытие», наоборот, более эффективно содейст­вует достижению каждым из них своих целей;

б) на уровне Украины:

— ослабление эффективности вертикали государственного управления процессом решения проблемы ЧАЭС — «Укрытие». Главным образом вследствие ликвидации правительственной комиссии по чернобыльской проблематике;

— замещение реального освещения сущности проблемы ЧАЭС — «Укрытие» успокаивающей риторикой на всех уровнях государственной вертикали ее управления, начиная с руководства ГСП ЧАЭС и заканчивая руководством государства;

— почти полная потеря интереса средств массовой информации в Украине к проблематике ЧАЭС — «Укрытие».

Вторая коренная причина заключается в резком снижении профессионализма на всех уровнях руководства процессом решения проблемы ЧАЭС — «Укрытие». Наиболее яркими показателями этого являются:

а) неэффективность деятельности Ассамблеи доноров ЧФУ, где на протяжении всего ее существования звучат только хвалебные оды в честь ЕБРР в части освоения им средств ЧФУ и реализации плана SIP, несмотря на то что все (подчеркиваем, абсолютно все) сроки реализации его 22 задач сорваны. И при этом ассамблея не только не потребовала от ЕБРР отчета за эти провалы, но даже не провела анализа причин такого провала, не говоря уже о принятии мер по недопущению подобного в будущем;

б) Общегосударственная программа-2009 фактически свелась к распределению бюджетных средств, планируемых к выделению Украиной в 2009—2012 гг. на решение проблемы ЧАЭС — «Укрытие», между различными украинскими ведомствами без установления их ответственности за качество конечных результатов их деятельности, финансируемой за счет этих средств. Правда, для полной объективности следует упомянуть, что в Общегосударственной программе, пусть только в одном случае, но все-таки срок выполнения указан. «Текущий этап, во время которого выполняется основное задание, что определяет длительность этапа, — извлечение ядерного топлива из энергоблоков. Срок завершения — не раньше 2013 года». (Такая формулировка — вожделенная мечта всех коррупционеров, «сидящих» на бюджете!)

Трудно разобраться, с чем в данном случае мы имеем дело — с абсолютным непрофессионализмом в методологии разработки программ или с фрейдовским прорывом подсознательного. В соответствии с требованиями науки управления проектами формулировка «не раньше» применима исключительно к негативным мероприятиям. В данном случае следовало бы написать «не позднее».

Третья коренная причина заключается в отсутствии в Украине единого центра управления комплексным решением проблемы ЧАЭС — «Укрытие». При Советском Союзе общее руководство ее решением осуществлялось правительственной комиссией, обладающей всеми полномочиями, необходимыми для эффективного решения данной проблемы. И такой подход был обусловлен вовсе не чрезмерной в то время централизацией государственного управления, а исключительной сложностью и комплексностью самой проблематики ЧАЭС — «Укрытие». Убедительнейшим доказательством последнего является тот факт, что после развала Союза решением данной проблемы непос­редст­венно занялась «большая семерка».

Стоит обратить внимание на еще один крупный недостаток политики Украины в отношении проблемы ЧАЭС — «Укрытие». Дело в том, что у многих ответственных работников в Украине, а на ЧАЭС почти поголовно сложилось убеждение: поскольку Запад «навязал» Украине закрытие ЧАЭС, именно он (конкретно — ЕБРР) и должен построить под ключ и передать Украине все объекты, перечисленные в Меморандуме о закрытии ЧАЭС. В то же время ЕБРР, наоборот, считает, что его задача заключается только в распоряжении средствами ЧФУ и Счета ядерной безопасности. То есть следить за тем, чтобы эти средства использовались по назначению и эффективно, а вся организационная и технологическая деятельность по решению проблемы ЧАЭС — «Укрытие» должна осуществляться Украиной, но по западным стандартам.

Чтобы достойно выйти из этого во многом искусственного (а, возможно, сознательно созданного коррупционного) тупика, не требуется вспоминать слова Бисмарка: «За всякое порученное дело должен отвечать один и только один человек». Достаточно обеим сторонам, то есть Украине и ЕБРР, на высокопрофессиональном уровне выполнять все пункты соглашения о гранте ЧФУ, соглашения о гранте Счета ядерной безопасности, Ра­мочного соглашения между Украиной и ЕБРР относительно деятельности ЧФУ в Украине, в которых четко расписаны права и обязанности каждого из субъектов.

Но вместо этого каждый из них старается перетянуть финансовое одеяло на свою сторону, а ответст­венность за результат освоения этих средств полностью переложить на другого. При этом приходится с горечью констатировать, что в этом деле западные участники и профессионально, и коррупционно выглядят значительно более подготовленными, чем украинские.

В заключение остановимся еще на одном моменте, который является убийственным для успеха плана SIP в целом. Речь идет о том, что, по этому плану ЕБРР занимается «подготовкой объекта «Укрытие» к преобразованию в экологически безопасную площадку». В то же время Украина, согласно Общегосу­дарственной программе-2009, занимается «преобразованием объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему». То есть в текущей деятельности по проблеме объекта два ее участника формально преследуют разные цели. Последнее, как известно, всегда приводит к краху любой вид совместной деятельности. Утешением в этой ситуации может служить то обстоятельство, что программе не определен термин «экологически безопасная система». В этих условиях каждый участник (со стороны Украины) процесса преобразования объекта «Укрытие» волен самостоятельно истолковывать термин «экологически безопасная система» (и, следовательно, результаты работ по ее созданию), в том числе и плясать при этом под дудку ЕБРР.

Есть ли выход из всей этой путаницы, в которую в настоящее время загнана проблема ЧАЭС — «Укрытие»? По мнению авторов, безусловно, есть. И заключается он, в первую очередь, в построении в Украине профессионально- патриотической вертикали управления процессом решения проблемы ЧАЭС — «Укрытие» как самостоятельной задачи общегосударственного и мирового значения и не имеющей непосредственной связи с деятельностью по защите населения от последствий Чернобыльской аварии.

Первым шагом на этом пути должно стать принятие правительством Украины специального постановления об организации выполнения Закона Украины «Об Общегосударственной программе снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему». В этом постановлении следует четко определить все организационные моменты, необходимые для успешной реализации данного закона, в том числе ведомства, ответственные за выполнение каждого отдельного мероприятия программы, установить конкретные сроки их реализации, конкретизировать финансовые ресурсы по каждому строящемуся объекту или мероприятию и указать конечные результаты всего процесса. И, естественно, устранить все неточности и неопределенности, которыми страдает программа.

На основании такого документа каждое ведомство, вовлеченное в деятельность по реализации Общегосударственной программы-2009, должно разработать план работ с соответствующим закреплением подведомственных ему предприятий и организаций за выполнение отдельных пунктов плана, а также определить должностное лицо, ответственное за выполнение плана в целом и за координацию действий отдельных организаций и предприятий ведомства по его выполнению. Аналогичные планы должны разрабатываться в каждой организации и на каждом предприятии ведомства. Естест­венно, в первую очередь, на ГСП ЧАЭС как головной организации процесса решения проблемы ЧАЭС — «Укрытие».

Несмотря на элементарность всего сказанного с точки зрения науки управления проектами, об этом приходится постоянно напоминать, поскольку главной, а по большому счету и единственной причиной срыва сроков строительства и ввода в эксплуатацию НБК, ХОЯТ-2, ЗПЖРО, ПКОТРО является неудовлетворительный менеджмент со стороны как Ук­раины, так и ЕБРР. Единст­венной дейст­вительно сложной научно-технической проблемой, существующей в настоящее время в деятельности по решению проблемы ЧАЭС — «Укрытие», является извлечение из объекта «Укры­тие» топливосодержащих масс. Но именно ею никто в данный момент серьезно не занимается. Остальные виды деятельности по объекту «Укрытие» полностью укладываются в накопленный к настоящему времени опыт атомной энергетики, атомной промышленности, гражданского строительства и радиационной защиты (в последнем случае без учета задачи обеспечения ядерной безопасности, которая в условиях объек­та «Укрытие», несомненно, требует сугубо индивидуального подхода). А такие работы, как строительство и ввод в эксплуатацию ХОЯТ-2, ЗПЖРО, ПКОТРО, для специалиста являются элементарными, и их провал на ЧАЭС обусловлен исключительно недостаточным профессионализмом руководства предприятия.

Следовательно, для предотвращения повторения подобных прома­хов в процессе реализации Об­щегосударственной программы-2009 необходимо создать новую структуру управления ею на базе анализа причин допущенных ранее промахов и с полномасштабным использованием требований науки управления проектами. Обязательным элементом такой структуры должно стать кардинальное изменение отношений между Украиной и ЕБРР в части четкого разграничения прав, обязанностей и ответственности каждой из сторон за конечные результаты совместной работы.

Уровень опасности «Укры­тия» уже приближается к критической точке! Нам необходимо раз и навсегда определиться: проблема ЧАЭС — «Укрытие» — это ядерный монстр, смертельно угрожающий Украине, или это курица, несущая для кого-то золотые яйца?! Тем более что, судя по «успехам» в выполнении Мемо­рандума о закрытии ЧАЭС, для себя ЕБРР уже давно в этом вопросе определился!

P.S. Уровень опасности «Ук­рытия» не снизился по сравнению с 1992 г. Это и только это обстоятельство должно быть основополагающим для КМУ и ЕБРР при определении темпов выполнения мероприятий на объекте.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно