БЕЗОПАСНОСТЬ НАЧИНАЕТСЯ C... ТАРЕЛКИ ИНТЕРВЬЮ С БРИТАНСКИМ ПРОФЕССОРОМ, КОТОРЫЙ ЗАДАЕТ МНОГО ВОПРОСОВ, НОСИТ «НАУЧНЫЙ» ГАЛСТУК И ЛЮБИТ УКРАИНСКИЙ БОРЩ

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 16 мая-23 мая

Если недавно, когда речь заходила о качестве продуктов на рынке, наиболее употребляемыми словами ...

Если недавно, когда речь заходила о качестве продуктов на рынке, наиболее употребляемыми словами были «нитраты», «радионуклиды», «пестициды», то в последние годы, вследствие вспышек опасных инфекций, акценты сместились в сторону последних. В то же время противники трансгенных технологий предрекают «угрозу ГМО», которая в глазах защитников окружающей среды затмила остальные опасности, в частности химическое, радиационное и прочие загрязнения.

Естественно, вопросы, связанные с безопасностью использования новых продуктов биотехнологии, привлекают внимание не только ученых и специалистов, но и представителей индустрии и широких кругов общественности. Сельскохозяйственная биотехнология в мире прогрессирует бурными темпами — в течение последних семи лет площади под трансгенными культурами увеличились в 35 раз и превысили в 2002 году 58 миллионов гектаров. ГМ-культуры выращиваются в 16 странах на шести континентах. Европа, хотя и медленнее, но тоже проявляет все больший интерес к достижениям биотехнологии и их практическому использованию. Одной из интереснейших «горячих точек» по этой проблематике является Великобритания. Исходя из демократических традиций, эта страна намерена провести национальные дебаты о генетически модифицированных продуктах, прежде чем правительство будет принимать решение о поступательном применении сельскохозяйственной биотехнологии. Британский опыт может стать полезным для Украины, уже уставшей от бесплодных дискуссий. В частности, по вопросам дальнейшего становления государственной системы биобезопасности, регулирования использования генетически модифицированных продуктов, которые тем или иным путем уже появляются на нашем потребительском рынке, а также в области биотехнологического образования.

Недавно Украину посетил британский эксперт по вопросам биотехнологии профессор Вивиан МОЗЭС. Журналистка «Зеркала недели» воспользовалась случаем, чтобы взять интервью у гостя из Туманного Альбиона. Наша встреча состоялась в Британском совете, где перед этим господин Мозэс общался с украинскими учеными. Сразу бросилась в глаза одна деталь во внешнем виде англичанина — «научный» галстук (на нем изображены названия химических элементов и формулы). Профессор оказался человеком на удивление живым и разговорчивым и, прежде чем я включила диктофон, засыпал меня вопросами. Наконец лимит времени, отведенного на встречу, вынудил напомнить, что пора уже перейти к интервью.

Вивиан Мозэс — биохимик по образованию, микробиолог по специальности, отдал науке более сорока лет жизни. В течение последних двадцати лет научные интересы сосредоточивал на биотехнологии и биотехнологическом образовании, в частности на вопросах, касающихся генетически модифицированных продуктов питания и оценки их влияния на нашу жизнь, а после выхода на пенсию начал работать в должности профессора биотехнологии Королевского колледжа (Лондон). Был координатором двух крупных проектов ЕС в сфере биотехнологического образования. Председатель общественной организации «КропДжин», стремящейся донести до широкой общественности объективную, научно обоснованную информацию о достижениях современной биотехнологии в растениеводстве, производстве продуктов питания, кормов и т.п. Профессор Мозэс является также директором Центра генетической антропологии.

— Господин профессор, насколько острой, по вашему мнению, в сегодняшнем мире является проблема безопасности продуктов питания?

— В последнее время — очень острой. И это жители Великобритании особенно почувствовали во время эпидемии «коровьего бешенства» (губчатой энцефалопатии), несколько лет назад вспыхнувшей в нашей стране.

В апреле 1996 года британское правительство заявило: возможно, существует связь между «коровьим бешенством» и неизлечимым заболеванием людей (болезнь Кройцфельдта-Якоба). И все, естественно, прекратили покупать говядину. Но уже в следующем году объем ее потребления почти вернулся к уровню, предшествовавшему эпидемии «коровьего бешенства». Как вы, наверное, помните, существовал запрет на экспорт британской говядины в другие европейские страны до тех пор, пока Англия не освободится от этой инфекции. Сейчас все европейские страны — бывшие импортеры (кроме Франции) согласились закупать у нас продукцию крупного рогатого скота.

— Любопытно было бы узнать, какая организация в вашей стране занимается политикой в отрасли питания? Кто контролирует качество продуктов на рынке?

— Агентство по вопросам пищевых стандартов. Это государственное учреждение, но отношения с правительством у него довольно-таки отстраненные. Агентство основано в 2000 году после вспышки эпидемии «коровьего бешенства». При его создании вопрос стоял так: решения должны принимать специалисты, а не политики.

Другая организация, стоящая на страже интересов потребителей, — комитет по новым видам питания и технологий обработки продуктов питания. Он ответственен за все продукты, производящиеся нетрадиционным путем, включая генетически модифицированные. От его решения зависит, попадет или нет на британский рынок тот или иной продукт.

— Кому подчинен этот комитет? Или он является независимой организацией?

— Это государственная структура, но при принятии решений она совершенно независима, поэтому руководствуется сугубо объективными критериями. Кстати, к рекомендациям комитета прислушивается правительство, другие государственные инстанции.

— Англичане могут стопроцентно доверять информации о качестве и безопасности пищевых продуктов?

— Да. Относительно достоверности информации, то в ней не может быть сомнений. Но вы сформулировали вопрос следующим образом: можно ли доверять на все сто процентов? По моему мнению, не существует информации, которая бы была достоверной на сто процентов. То же касается безопасности продуктов питания. Если, к примеру, кто-то съест слишком много яиц, то у него могут возникнуть проблемы со здоровьем. Однако при этом никто не может сказать, что яйца опасны для здоровья.

— И все же, видимо, случается, что производители в интересах собственного бизнеса иногда пытаются повлиять на решение комитета?

— Никто не станет рисковать своей репутацией. Ни одной секретной информации в работе комитета нет. Отношения сторон прозрачны, и вся информация публикуется в Интернете.

— И люди всегда доверяют этой информации?

— Уверен, что да. Поскольку эта информация объективна и научно обоснована. И все же человек во всем имеет право выбора. Это касается и информации. Например, существуют организации, которые борются за чистоту окружающей среды. При этом они проводят шумные кампании против генетически модифицированных (ГМ) растений и продуктов, в состав которых входят ГМО. Под влиянием информационной активности «зеленых» многие люди начинают сомневаться: а вполне ли безопасны подобные продукты? Но, как мне кажется, ключевой вопрос состоит в ином: а действительно ли у нас есть свобода выбора? Да, в супермаркетах уверяют: мы не продаем продовольствия с содержанием ГМО. Но при этом высока вероятность того, что многие из продающихся продуктов питания генетически модифицированы или же произведены из ГМ-сырья.

— Относительно ГМ-продуктов в Европе существуют определенные опасения. Великобритания, насколько мне известно, тоже занимает осторожную позицию в этом плане, хотя и менее консервативную по сравнению с прочими европейскими странами.

— Убежден, что эти вопросы рассматриваются преимущественно в политической плоскости. Наш премьер-министр, будучи образованным и прогрессивным человеком, является сторонником развития современных биотехнологий в сельском хозяйстве. Великобритания намерена начать выращивание сельскохозяйственных ГМ-культур. Сейчас осуществляется национальная программа испытаний трансгенных растений. Проводятся также специальные исследования их безопасности для здоровья. Возможно, в конце нынешнего года правительство примет определенные решения о коммерческом выращивании ГМ-растений.

Должен сказать, такие страны, как Франция, Австрия, Бельгия, Люксембург, намного консервативнее в этом вопросе. К более прогрессивным я отнес бы Германию, Испанию, возможно, Швецию, Ирландию и Нидерланды. В Европе все еще продолжается дискуссия: открыть или нет свой рынок трансгенным продуктам? Испания — единственная европейская страна, культивирующая ГМ-растения с коммерческой целью.

— Недавно в США вспыхнул очередной скандал — у ведомства, ответственного за безопасность продуктов питания и лекарств, возникло подозрение, что мясо потомства генетически модифицированных свиней могло попасть в торговую сеть. Европа торопится поставить заслон подобным неожиданностям, и некоторые фирмы начали маркировать свою продукцию как не содержащую ГМ-продуктов. Какова в этом вопросе политика Великобритании?

— Не знаю подробностей упомянутого скандала, но уверен, что никто от этого не пострадал. В США проводят интересные и перспективные, прежде всего для медицины, исследования по перенесению полезных генов у животных. Европа в этом плане отстала, у нас все еще ведутся споры вокруг ГМ-растений. В Великобритании встречались отдельные случаи нелегального выпуска трансгенных продуктов. В частности для производства продовольствия использовалась Bt-кукуруза «Старлинк», разрешенная в качестве корма для скота. Эти продукты отозвали с рынка, а завод по их производству остановили.

Относительно маркирования. У нас подготовлен соответствующий проект закона. Однако, насколько мне известно, окончательно он еще не оформлен. Позиция ЕС в этом вопросе, как вы, видимо, знаете, такова: если продукт содержит более 0,9% генетически модифицированной субстанции, он должен маркироваться как содержащий ГМО. А, скажем, продукты, которые будут содержать менее 0,9% генетически измененной субстанции, не будут маркироваться вообще. В Великобритании к этой проблеме иной подход: маркироваться должна лишь продукция, не содержащая ГМО.

— То есть выращенная традиционным путем или же та, которую в Соединенных Штатах называют «органической пищей»?

— Британское Агентство по вопросам пищевых стандартов не усматривает никаких различий между органической продукцией и продукцией, выращенной фермерами с применением химических удобрений. Культивирование органической продукции также влияет на состояние окружающей среды, ведь для ее выращивания необходимы органические удобрения и, соответственно, фермы крупного рогатого скота. Некоторые специалисты даже считают, что так называемые органические продукты менее безопасны по сравнению с выращенными традиционным для сельского хозяйства способом, поскольку несут в себе угрозу инвазии или других инфекций, которые могут передаваться с органическими удобрениями. Примеры отравлений такими продуктами у нас известны.

Сейчас у меня нет под рукой конкретной информации об успешности органических продуктов на рынке. Однако существует мнение, что популярность т. н. органической продукции уже достигла своего апогея и в дальнейшем будет снижаться. Хотя многие считают: эти продукты имеют собственную нишу на рынке. Их стоимость, естественно, выше, чем обычного продовольствия.

— Что, по вашему мнению, прежде всего необходимо для того, дабы добиться безопасности продуктов питания в загрязненном (имею в виду экологические проблемы) мире — жесткий контроль, высокие стандарты качества, новые технологии, в частности биотехнологии?

— Нынешнее сельское хозяйство оказывает огромное техногенное влияние на окружающую среду. Пожалуй, сейчас нет необходимости говорить о состоянии наших грунтов, о том, что площади плодородных земель катастрофически уменьшаются, а водоемы и грунтовые воды крайне загрязнены ядохимикатами. Считаю, будущее за генетически измененными сельскохозяйственными культурами, которые безопаснее для окружающей среды, поскольку для их выращивания требуется значительно меньше химических удобрений. Кроме того, у таких культур много иных преимуществ. Так, путем генетических комбинаций можно создавать растения с заданными характеристиками. И это уже с успехом делается. Возьмите, например, разработанный учеными Швейцарии так называемый «золотой рис», имеющий повышенное содержание витамина А. Для стран Юго-Восточной Азии, население которых страдает от недостатка витаминов, он имеет просто неоценимое значение. В Китае создан ГМ-сорт этой культуры, обогащенный витамином А. Другой пример: индийские ученые-генетики вывели особый сорт картофеля — с высоким содержанием высококачественного белка. Как известно, кроме того, что миллионы людей в Индии живут за чертой бедности, в этой стране существуют традиции вегетарианства. Поэтому проблема белкового голода там стоит достаточно остро. И обогащенный картофель может стать, в прямом смысле, спасительным для огромного количества людей. Кстати, данная научная разработка осуществлена индийскими учеными под эгидой правительства этой страны.

— Любопытно было бы услышать ваше мнение о положении дел с безопасностью продуктов питания в Украине.

— Насколько мне известно, украинские ученые и специалисты серьезно озабочены этой проблемой. Разрабатывается, в частности, концепция государственной политики в сфере безопасности продуктов питания для населения Украины. Мне любопытно было ознакомиться с деятельностью ряда государственных и научных учреждений. В частности, я встречался с представителями Министерства образования и науки, побывал в Институте клеточной биологии и генной инженерии НАНУ, международно признанным учреждением в отрасли биотехнологии растений. Меня пригласили прочесть лекции студентам Киевского национального университета, Киево-Могилянской академии и Аграрного университета, принять участие в научной конференции.

— Каким критериям должна соответствовать пища будущего?

— Она должна быть качественной и недорогой, чтобы люди были здоровыми и сытыми. Мне больно слышать, что сегодня в мире миллионы голодают и умирают от недостатка продовольствия. Хотя в настоящее время имеется возможность сделать так, чтобы его хватало всем.

— Любопытно, вы лично питаетесь по научным рекомендациям?

— Нет, я считаю, теории питания, диеты — это скорее для людей, имеющих проблемы со здоровьем. И для чудаков. Я нормальный человек, и ем то, что мне нравится, как говорится, что идет на душу. Главное при этом — чувство меры.

— А что вам больше всего понравилось в украинской кухне?

— Борщ.

— Вы попробовали его впервые в жизни?

— Нет, в Украине я второй раз. Впервые побывал здесь в 1985 году. Туристом. Хотелось увидеть места, где жили предки. Мой дед родом из Умани, бабушка — из Житомира. С тех пор многое изменилось, особенно Киев: появилось много современных новостроек, больших гостиниц, улицы уже не такие просторно-неторопливые, как прежде, — их затопили потоки автотранспорта. А украинский борщ так же вкусен...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно