Рецепты для парламентских нибелунгов и космонавтов

15 июня, 2012, 13:53 Распечатать Выпуск № 22, 15 июня-22 июня 2012г.
Отправить
Отправить

И снова о реформах в образовании и науке

Лозунг о том, что знания являются основой развития инновационной экономики, сегодня на флаге каждой политической силы, претендующей на серьезную роль в политической жизни страны. Но те, кто хочет стать у руля государства, о перспективах развития образования и науки обычно упоминают едва ли не в последних пунктах своих предвыборных программ. Нет и традиции широкого общественного обсуждения стратегий. Избиратели уже привыкли получать готовый, политтехнологично правильный продукт, который никто особо и не читает.

Неожиданную готовность вынести обсуждение своей программы за пределы партийных съездов продемонстрировала объединенная оппозиция «За Батьківщину». На круглый стол, посвященный обсуждению проекта программы реформ в сфере образования и науки, были приглашены известные ученые, просвещенцы и представители общественных организаций.

Можно по-разному относиться к этому мероприятию. Наверное, оно имеет отношение к предвыборному пиару. Но и дает профессиональную оценку положению дел в украинском образовании и науке, очерчивает пути выхода из кризиса.

Обсуждали два раздела программы - образовательный и научный. И это сразу вызвало возражение специалистов. По их мнению, такой разрыв двух взаимосвязанных областей является искусственным, и целесообразнее было бы представить их единым блоком.

Проект программы действий объединенной оппозиции в области образования охватывает все самые болезненные вопросы ее развития, давно пребывающие в центре внимания общества: обновление стандартов содержания образования и условий обучения, автономия учебных заведений и независимая оценка качества их работы, решение кадровой проблемы школы (повышение квалификационных требований к учителю одновременно с усилением привлекательности профессии путем увеличения зарплат), развитие внешкольного и доступность дошкольного образования; сохранение сельской школы (она должна быть в каждом населенном пункте, где есть дети до десяти лет), привлечение работодателей к разработке содержания образования и проведение квалификационных экзаменов, изменение подходов к финансированию образования, устранение коррупции в сфере лицензирования и аккредитации.

В области науки оппозиция сформулировала для себя такие задачи: законодательное внедрение современных методов организации и финансирование научных исследований, государственная поддержка прикладных и фундаментальных исследований, внутренняя реорганизация и модернизация Национальной академии наук и всех других субъектов научной деятельности, консолидация академической и университетской науки, приоритетное развитие наукоемких технологий, создание действенной системы защиты интеллектуальной собственности, интеграция украинской науки в европейское и мировое научное пространство. «Нам нужна программа реформирования и развития науки до 2025 года, которая будет базироваться на долгосрочной стратегии развития страны, потому что только так можно выяснить подлинные, необходимые для страны стратегические приоритеты», - считает координатор направления «Общество знаний» партии «Фронт змін» Лилия Гриневич.

Ни у кого не возникает сомнений в том, что все перечисленное - чрезвычайно важно и актуально. И весьма обнадеживает тот факт, что те, кто завтра может прийти к власти, понимают проблемы отрасли. Но насколько реальные обязательства они на себя берут?

Мнения экспертов по этому поводу полярно разделились. Одни (и среди них Игорь Ликарчук, директор Центра тестовых технологий и мониторинга качества образования) считают, что это серьезный документ, «закладывающий основу для настоящего реформирования, а не только подкрашивания». Другие убеждены, что украинскому образованию, вместо системных изменений, предлагают стандартные и тривиальные обещания, без механизмов воплощения в жизнь намеченных целей.

Тарас Фиников, президент Международного образовательного фонда, предостерег: «Такое впечатление, что эта программа обещает всем и все. Так не бывает. Искренне советовал бы пересмотреть обязательства, и маловыполнимые убрать. Я посмотрел на программу Партии регионов и на программу силы «УДАР». Один - противник, другой - союзник. Приблизительно 70% позиций совпадают. Это можно в какой-то степени понять, потому что есть совокупность проблем, потому что живем в одной стране, в одно время, но я хочу сказать: должно быть существенно усилено то, что отличает данную программу от первых и от вторых».

Почему реальность обещаний в сфере образования и науки вызывает сомнения у некоторых специалистов?

Прежде всего потому, что образовательный и научный блоки оторваны от программы в целом. Сергей Рябченко, завотделом физики магнитных явлений Института физики НАН Украины, считает: «В программе содержатся два важных тезиса: мы обеспечим каждому выпускнику рабочее место и сориентируем образование на нужды Украинского государства. Вопрос: на какие нужды Украины вы намерены ориентировать образование и науку? Если сегодня главное предприятие - пивзавод «Оболонь», ни одного высокотехнологического предприятия нет, то нам надо ликвидировать высшую школу и науку вообще… Лучшие выпускники наших университетов сейчас за границей, где есть современное технологически развитое общество. Если хотим продолжать экспортировать руду, низкосортный металл, потреблять сумасшедшее количество российских энергоресурсов, то тогда нам наука не нужна».

Максим Стриха, вице-президент Академии наук высшей школы, подчеркнул: «Сейчас проблема не в том, что украинская наука не может дать чего-то украинской экономике. Проблема в том, что украинская экономика не готова что-либо от этой науки взять. Потому что она - низкоукладная и ориентирована на совсем другие механизмы».

Размышляя о результативности и реальности предложенных в программе шагов, эксперты обратили внимание и на обратную сторону высоких идей - их финансирование. Сергей Рябченко подчеркивает: «Если мы пишем, что дадим 2% на науку, увеличим зарплату - давайте скажем, откуда мы деньги возьмем. Пирог нашего национального дохода один. Писать надо так: мы заберем отсюда и передадим туда. Иначе программа вызовет отвращение у квалифицированных людей. Даже у тех, кто симпатизирует оппозиции».

Образовательный и научный блоки программы должны быть связаны с ее экономическим блоком.

Валерий Грищук, координатор Центра высоких технологий Университета «Украина», не видит такой связи: «Возьмем, например, часть программы об экономике. Там сказано, что Януковича, Азарова надо привлечь к уголовной ответственности, вернуть украденные деньги, сделать зарплаты высокими, как в Европе. Но никто ведь не говорит, что в Европе зарплаты высокие не потому, что там Януковича нет, а потому, что там ВВП в десять раз больше (в Германии), чем в Украине. Думайте, как увеличить ВВП!»

Предложения программы по реформированию образовательного финансового менеджмента эксперты поддержали. По словам Игоря Ликарчука, за 20 лет независимости Украины во всех четырех программах реформирования образования, которые были предложены, эта проблема
фактически не рассматривалась: «В последний раз реформирование образовательного финансового менеджмента проводилось еще в конце 80-х годов в бывшем СССР. Тот, кто давно работает, помнит так называемый новый хозяйственный механизм в учебных заведениях. Если сравнить то, что было тогда, и то, что имеем сегодня, то это первобытно-общинный порядок и эпоха развитого социализма. У нас сегодня первобытно-общинный порядок в вопросах финансирования образования. То, что программа предусматривает ряд шагов для того, чтобы изменить ситуацию, - это системные изменения, которые обеспечат реальное реформирование образования».

Лилия Гриневич так очертила принципиальные изменения в распределении финансирования: «Необходимо избавиться от коррупции путем предоставления финансирования как можно ближе к потребителю. Например, средства на учебники надо отдать школам. Тогда школа получит тот учебник, который выберет. Это будет способствовать конкуренции на рынке учебников.

Деньги должны идти за человеком. В высшем образовании это система государственных грантов. Лучшие абитуриенты будут выбирать учебное заведение, и туда будут направляться их гранты.

Сегодня отечественная наука демонстрирует свои достижения, но это не благодаря поддержке государства, а скорее - вопреки небрежному к ней отношению. Ведь в этом году имеем рекордно низкое за последние десятилетия финансирование на науку. Более того, использование этих средств осуществляется по непрозрачным схемам… И проблема не только в увеличении финансирования. Надо чтобы эти средства эффективно работали на финансирование научных исследований».

Несмотря на то что эксперты упрекали оппозицию в слишком большом количестве обещаний, были названы очень важные направления развития образования и науки, которые почему-то выпали из поля зрения составителей оппозиционной программы. Это гарантирование участия представителей гражданского общества в управлении образованием; необходимость создания сквозной системы оценивания качества образования с целью принятия адекватных управленческих решений; перспективы развития среднего профессионального и дошкольного образования; необходимость привлечения молодежи в науку.

Удивило участников обсуждения и то, что в программе ничего не сказано о воспитательной функции образования, в частности о патриотическом воспитании. А также о защите украинского языка как государственного, как языка обучения. Да и в целом на круглом столе, проходившем через день после принятия в первом чтении языкового законопроекта Колесниченко-Кивалова, закономерно было бы ожидать от оппозиции каких-то заявлений или высказываний по этому поводу. Не менее страстных, чем прозвучавшие из их уст о политических оппонентах. Но этого почему-то не произошло.

Виктор Лукашенко, директор Крымского филиала Национального научно-исследовательского института украиноведения и всемирной истории, показал присутствующим изданный в России учебник для определения уровня А1 владения украинским языком и отметил: «На Западе уже давно пользуются языковыми сертификационными системами TOEFL. И для поступления в вуз там требуют от всех выпускников знания языка на едином уровне В2. У нас ни в одном отраслевом нормативно-правовом документе нет упоминания о качестве знаний по украинскому и всех других языках на этапах беспрерывного обучения, нет инструмента, не определен орган, который контролировал бы это».

Анализируя направления реформирования науки, Иван Бабин, представитель Группы сопровождения Болонского процесса от Украины, национальный корреспондент по внедрению Рамки квалификаций высшего образования ЕПВО (Совет Европы), отметил: «Мы не проектируем среду, как проектируют современные вузы Европы и мира. Там есть тенденция - обучение через науку. Думаю, что это красной нитью должно пройти в программе. До сих пор не решен и вопрос подготовки специалистов по структурированным докторским программам. Нет четких критериев, показателей относительно современного доктора».

Ярослав Яцкив, директор Главной астрономической обсерватории НАН Украины, напомнил: «Ющенко в свое время составил комиссию по разработке концепции развития научной сферы. Сопредседателями этой комиссии были Брюховецкий и я. Такая концепция была разработана. Но когда в 2007 году Совет национальной безопасности и обороны ее рассмотрел, то… снял с контроля. Месяц назад нынешняя власть потребовала эту концепцию. И хотя в ней уже многое устарело, однако есть радикальные предложения, что и как делать в дальнейшем с развитием науки. Передаю текст концепции и вам».

Предложений и замечаний от экспертов и гостей круглого стола прозвучало много. От категоричных «все коренным образом менять» до «дополнить и расширить».

Как бы мы ни относились к оппозиции и ее инициативам, неопровержимо одно - дискуссия вокруг стратегии развития образования и науки, в которой принимают участие не только нацеленные на будущие выборы политики, но и небезразличные специалисты, имеет большое значение для всех. Ведь дает не только экспертные оценки и советы, но и позволяет увидеть картину в целом. И хорошо, если оппозиционные политики услышат то, что им говорили специалисты.

Депутат-бютовец Андрей Шевченко рассказал старый анекдот и сравнил парламентариев этого и предыдущего созывов с китайским космонавтом, задачей которого было не нажать ни на одну кнопку, потому что за этим должны были следить другие. Шевченко пообещал, что в следующем созыве все изменится: «Реально депутатам следующих созывов надо будет нажимать на какие-то кнопки. Мне кажется, в этом зале есть абсолютно четкое понимание, что мы говорим не только о конкретном документе. Задача в другом - наработать общее видение того, как мы дальше можем менять страну».

Будут ли реализованы идеи, озвученные в ходе дискуссии? Народный депутат Леся Оробец подчеркнула, что это зависит не только от парламентариев: «Это иллюзия, что мы с вами найдем 225 нибелунгов-депутатов Верховной Рады, которые поймут все ваши мысли и идеи. Это может сработать, если вы, поставив задачу в программе действий, после этого будете ежедневно их контролировать, а еще лучше - помогать решать и настаивать на той версии, которая будет работать. Очень надеюсь, что под лозунгом «пусть оно будет воплощено» найдутся конкретные фамилии».

Для того, чтобы конструктивные идеи были воплощены в жизнь, недостаточно усилий небезразличных подвижников от общества, нужна также политическая воля тех, кто при власти. Есть ли у нашей оппозиции то и другое - покажет время.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК