ЛУЧШЕ ВМЕСТЕ ПОСТРОИТЬ ТУННЕЛЬ, ЧЕМ КАЖДОМУ ПООДИНОЧКЕ КАРАБКАТЬСЯ НА ГОРУ... - Образование - zn.ua

ЛУЧШЕ ВМЕСТЕ ПОСТРОИТЬ ТУННЕЛЬ, ЧЕМ КАЖДОМУ ПООДИНОЧКЕ КАРАБКАТЬСЯ НА ГОРУ...

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать

В последнее время много разговоров ведется вокруг дистанционной формы образования и часто звучат...

Лариса Довгая Галина Суслова
Галина Суслова

В последнее время много разговоров ведется вокруг дистанционной формы образования и часто звучат диаметрально противоположные оценки этого явления — от его полного неприятия до вознесения в ранг панацеи от всех образовательных бед. О чем, собственно, в этих спорах речь? — с таким вопросом корреспондент «ЗН» обратился к советнику ректора Национального авиационного университета Галине СУСЛОВОЙ и завкафедрой дистанционного обучения Института заочного и дистанционного обучения Национального авиационного университета Ларисе ДОВГОЙ.

Лариса Довгая: — Не бывает дыма без огня — раз ведутся разговоры, значит, назрело разрешение какой-либо проблемы, в данном случае судьбы дистанционной формы обучения в Украине. Для начала позволю себе немного философии...

К любому новому делу люди относятся трояко. Есть «пессимисты» — они знают, что все новое непонятно, непрогнозируемо, приносит лишние хлопоты. Есть «крайние оптимисты» — эти с энтузиазмом берутся за любое новое дело, не очень задумываясь, как довести его до конца. Поэтому, столкнувшись с первыми реальными трудностями, они теряют азарт и начинают либо восхвалять уже сделанное как нечто завершенное, либо порочить и саму идею, и тех, кто за нее ратует. А есть «умеренные оптимисты», старающиеся сначала взвесить видимые «за» и «против», оценить степень сложности поставленной задачи, вероятность ее успешного решения, а затем, вопреки неутешительным прогнозам «пессимистов» и скепсису «крайних оптимистов», считающих, что все уже сделано, воплощают свое дело в жизнь, не рассчитывая ни на быстрый результат, ни на то, что их труд будет достойно оценен современниками. Думаю, в деле внедрения дистанционного обучения мы наконец подошли к этапу «умеренного оптимизма». То есть: во-первых, уже мало кто сомневается и в том, что это дело нужное, и в том, что этим никто не собирается заменить традиционную форму очного (стационарного) образования; во-вторых, уже сегодня есть сформированная сфера потенциальных потребителей подобных образовательных услуг, то есть существует реальный социальный заказ. Свидетельством этих простых истин стала конструктивная и заинтересованная дискуссия, состоявшаяся на посвященном проблемам внедрения дистанционного образования в аэрокосмической сфере «круглом столе», проведенном Институтом заочного и дистанционного обучения НАУ в рамках международной конференции «Авиа-2001». В процессе работы «круглого стола» более четко вырисовался и ряд серьезных проблем, стоящих на пути желающих посвятить свое время развитию новых образовательных практик в Украине.

Галина Суслова: — На «круглый стол», организованный в нашем университете, пришло немало заинтересованных людей как из сферы образования, так и из международных организаций и сферы бизнеса. Особенно хочется подчеркнуть, что впервые в дискуссии такого рода принимали участие представители Укртелекома, проявляя не только внешний интерес, но и действенную помощь в решении ряда сложнейших технических и методологических проблем.

Мысли звучали разные, было немало скепсиса. Он, к слову, связан не только с субьективным неприятием нового, но и с объективными причинами. Одна из них —возможности технически обеспечить процесс обучения. Для Украины это дорого, требуется создание единой мощной сети передачи информации во все регионы страны. Но присутствовавшие на дискуссии представители Укртелекома на этот счет настроены весьма оптимистично. Скептицизм есть и с точки зрения педагогической. Можно было слышать язвительные замечания по поводу того, что вряд ли найдется много желающих лечь под нож хирурга, получившего образование дистанционно, либо сесть в самолет, пилот которого обучался таким образом. Думаю, это вопросы разумного баланса. Кстати, наши зарубежные коллеги обучают пилотов на виртуальных тренажерах, имитирующих реальность вплоть до мельчайших подробностей, даже запахов, присутствующих в кабине. Однако, и они считают, что на заключительном этапе нужно поработать на реальной технике. Думаю, тут проблема не в получении навыков, их возможно получить в виртуальной среде, а в психологическом моменте — ощущении ответственности, возлагаемой на пилота (либо хирурга), когда он работает с реальными, а не виртуальными объектами. Поэтому многие наши преподаватели настаивают на необходимости хоть на пять часов посадить обучающегося в кресло второго пилота либо командира корабля и дать ему возможность попробовать себя в реальных условиях, ощутить работу настоящего металла. Но это не исключается и в процессе дистанционного обучения, во всяком случае, такая форма прохождения практики включена в Концепцию дистанционного образования НАУ, разработанную кафедрой дистанционного образования ИЗДН НАУ. В этом с нами согласны и коллеги с других вузов Киева.

— О каких конкретных достижениях вы можете рассказать?

Г.С.:— В процессе работы «круглого стола» удалось не только определить существующие сложности, но и начертить планы на ближайшую перспективу. Кстати, оценить собственные достижения тоже ведь невозможно вне понимания того, что происходит вокруг нас. Должна сказать, что в этом отношении наши скромные успехи выглядят совсем неплохо. Директор Института заочного и дистанционного образования Игорь Воронов сумел создать прекрасный творческий коллектив настоящих профессионалов, получивший менее чем за год работы во многом уникальные для Украины результаты. Важно, что разные вузы начали одолевать гору «дистанционного образования» разными путями. Это и дает сегодня возможность скоординировать действия и начать сообща «пробивать тоннель». В ИЗДН пошли не от накопления техники и создания одного-двух электронных курсов, а попробовали увидеть весь процесс обучения в целом, создали учебные программы бакалаврата. Они, кстати, существенно отличаются от аналогичных программ для заочников и стационара, разрабатывают методику создания электронных курсов, в основу которых положена принятая ICAO (Международной организацией гражданской авиации) модульная система. Благодаря активной помощи со стороны Укртелекома сегодня стало возможным начать разработку учебных курсов по десяти направлениям подготовки бакалавров. Лариса Довгая и преподаватели кафедры дистанционного образования работают над тем, чтобы пригласить для работы над электронными курсами лучших специалистов не только НАУ, но и других вузов и научных учреждений Украины. Очень продуктивной оказалась работа с проф. Ириной Хоменко из Национального государственного университета им.Т.Шевченко. Совместно с ней мы разрабатываем курс по «критическому мышлению в кризисных ситуациях».

Модульная система образования давно принята в мире и уже доказала свои достоинства. Модуль — это завершенная часть информации, реализующая данный вопрос. В нем четко очерчен весь материал, проводится определенная стандартизация его подачи. Кроме того, идет поэтапная и конечная проверка знаний, умений, навыков. Такой подход оказался наиболее эффективным для переноса на электронный носитель. Он позволяет вести диалог и в виртуальном режиме. В авиационном университете уже есть опыт создания таких модулей. Их применение показывает, что это наиболее верный путь усвоения студентами конкретного объема материала и получения заданного качества знаний. В модульных курсах четко отработан круг ключевых вопросов: что специалист должен знать, уметь, какое практическое применение получат приобретенные им знания. Кстати, последнее — очень важный момент для формирования у обучаемого заинтересованности в лучшем усвоении учебного материала.

Л.Д.: — К числу позитивов нынешнего обсуждения я отнесла бы, прежде всего, то, что начался реальный диалог заинтересованных сторон, который мы твердо намереваемся продолжать в дальнейшем, хотя бы в форме таких вот «круглых столов». Их можно периодически проводить на нашей кафедре. Важно, что у большинства участников дискуссии появилось осознание необходимости стать открытыми, отложив на дальнейшее амбициозные претензии на первенство или владение истиной в последней инстанции. Кстати, одним из материализованных результатов работы «круглого стола» является начало тесного сотрудничества коллектива кафедры с учебным центром Укртелекома, а также специалистами из КПИ и Национального аграрного университета по завершению работы над методикой, упомянутой Галиной Андреевной. Принятие разными вузами общих правил игры откроет более широкие возможности для последующей координации действий, обмена учебными курсами и т.п. Ведь внедрение дистанционного обучения требует огромных капиталовложений, непосильных даже для самых благополучных вузов. Такую глыбу возможно поднять только скооперировавшись, и это не может происходить под крышей какого-то одного института силовым методом или принятием директивного решения. В подобном сотрудничестве должны быть заинтересованы все его участники. Кроме чисто финансовых и дидактических проблем, есть ряд юридических вопросов, в решении которых тоже заинтересованы все, занимающиеся внедрением дистанционного обучения. Эти проблемы начинаются от предоставления дистанционному обучению самостоятельного официального статуса и до разработки многих нормативных документов, в частности, введения соответствующих учебных планов, расчетов нагрузки преподавателей, защиты авторских прав на электронные учебные курсы и т.п.

— Вы убежденные сторонники виртуального обучения. Действительно ли полагаете, что за ним будущее и что техника заменит студентам живое человеческое общение?

Л.Д.: — Думаю, главное во всем придерживаться меры. Иначе может выйти как в поговорке «заставь дурака Богу молиться — лоб разобьет». Естественно, очное образование останется лучшей формой получения знаний, хотя и оно со временем должно как-то трансформироваться, ведь методы, приемлемые для обучения в эпоху средневековья, не всегда удовлетворяют молодых людей третьего тысячелетия. Впрочем, когда есть возможность выбора, люди сами разберутся, что для них лучше. Ясно одно — дистанционное обучение это адаптированная к условиям новейших информационных технологий заочная форма получения образования, которая, тем не менее, гарантирует значительно более высокий уровень полученных знаний. Если же сравнивать со стационаром... Треть, а то и больше студентов второго-третьего курсов стационара работают, а следовательно, пропускают лекции. Преподаватели вынуждены с этим мириться, ведь негуманно ставить молодых людей перед выбором — или остаться без образования, или не иметь за что жить (а следовательно, и учиться). Почему бы таким студентам не предоставить возможность часть пропущенного материала усваивать при помощи дистанционных технологий? Во всяком случае, в такой форме обучения участие преподавателя значительно большее, чем в элементарном самообразовании.

Г.С.: — Вряд ли «человеческий фактор» когда-нибудь сойдет на нет. За примерами далеко ходить не нужно. В авиации 87% аварий и катастроф происходят по вине человека, а не техники. И это закономерно — чем сложнее и надежнее техника, тем значительнее роль человека, управляющего ею. Человеческий фактор в катастрофах волнует ведомства по чрезвычайным ситуациям, атомщиков, Международную организацию труда. У нас в стране все большую популярность завоевывает утверждение, что ХХI век станет эпохой гуманизации общества, и главная наша цель — уяснить, зачем мы создаем всю эту технику. Но это не призыв идти вспять и отказываться от использования ее явных преимуществ. А дистанционное обучение как раз и призвано в традиционную для ХХ века обезличенную форму корреспондентского (заочного) образования ввести живое человеческое общение, пусть и при помощи виртуальной среды.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно