Давайте смотреть в глаза своим студентам. Рейтинговая система и ее значение для вузов и общества в целом

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 20 мая-27 мая

Говорят, нет такого солдата, который не хотел бы стать генералом. Собственно, каждый человек, стрем...

Говорят, нет такого солдата, который не хотел бы стать генералом. Собственно, каждый человек, стремясь к совершенству, хочет, чтобы его усилия были по достоинству оценены если не обществом, то хотя бы ближайшим окружением или профессиональным кругом. Поэтому естественно желание привлечь внимание общественности к неодинаковому уровню образовательных услуг, предоставляемых высшими учебными заведениями.

В свое время, когда я был министром образования Украины, мы положили начало рейтинговой системе. Разработали временное положение, методику, сформировали автоматизированную систему расчета рейтингов. Для этого вузы разбили на группы — классические, технические, экономические и т.д. В основу рейтинга были положены основные индикаторы, которые бы поддавались контролю и измерению. Это, скажем, масштабы вуза, объемы приема, контингент студентов по формам обучения, качественные и количественные характеристики профессорско-преподавательского состава (не в абсолютном, а в относительном измерении), общего персонала и т.д. Используя эту же схему, мы хотели подойти и к характеристике материально-технической базы — количество компьютерных мест на 100 студентов дневной формы обучения, а также к научно-методическому обеспечению. То есть индикаторы оценивания выбирали таким образом, чтобы их можно было четко проконтролировать. Но и здесь мы встали перед выбором — взять показатель докторов, профессоров на 100 студентов или обеспечение научно-методической литературой, учебной площадью на одного студента. Я назвал лишь несколько проблем, с которыми мы тогда столкнулись. Что особенно важно — свести до минимума субъективность при оценке того или иного вуза.

Рейтинг как итог справедливости

Наш метод был апробирован, но, к сожалению, сразу же возникли другие проблемы. Скажем, доминировало мнение, что нет смысла сравнивать, ведь все равно столичный вуз лучше периферийного. Хотя наша небольшая практика уже тогда показала, что так называемые периферийные вузы по ряду индикаторов в своих группах вышли на первые места. Это обстоятельство вызвало определенное недовольство со стороны столичных мэтров высшего образования. Дескать, у нас же научные школы... Но скажите мне, пожалуйста, что такое научные школы? Составляющие и параметры их определения не менее труднодоступны, чем те, которые могут быть использованы в общем рейтинге, куда добавляется еще и, так сказать, коэффициент полезного действия самого процесса. Ведь для того, чтобы оценить ту или иную научную школу, понадобится по крайней мере не одно десятилетие... И еще: для признания определенной научной школы нужно не только время, но и большое желание, нестандартный подход к делу. Это может проявиться и в экстремальных ситуациях, одной из которых является желание вуза за сравнительно короткий срок доказать свой высокий статус среди себе подобных. В связи с этим вспоминается когда-то услышанное. У одного выдающегося американского ученого-физика случилась большая беда — в авиакатастрофе погибли все его ученики. Тогда убитый горем ученый пришел в бедный район Нью-Йорка, собрал группу юношей и сказал: «Я буду платить по доллару каждому, кто будет слушать мои лекции». Позже из большой группы он оставил 25 учеников и сказал: «Буду платить по четыре доллара каждому, кто будет слушать мои лекции». Еще через какое-то время он отобрал 10 студентов, которых принялся учить. Четверо из них стали нобелевскими лауреатами. Ученого спросили: как он достиг подобных успехов? Он ответил: «Я смотрел им в глаза». Сказано афористично, но суть понятна: успех не только в феномене таланта, но и в высоком доверии между визави, духе благородного соревнования, которое всегда должно быть открыто перед теми, кто стремится к победе...

Наши разработки пытались использовать другие отрасли, но в результате появилось такое огромное количество индикаторов, что они буквально в них «завязли». Однако уже тогда мы знали: дать существенный толчок нашим усилиям в развитии рейтинговой системы способно дополнение уже упомянутых индикаторов социологическими исследованиями. К сожалению, тогда у нас не было такой возможности... И не только по причине отсутствия технических средств. Препятствия таились и в сугубо человеческом факторе (имею в виду отношение к идее руководителей ведущих вузов Украины), а также низкой, почти односторонней осведомленности общества. Собственно, к этому не были готовы ни «верхи», ни «низы».

Но о перспективности дела, которое в 1992—1993 годах пыталось воплотить в жизнь Министерство образования, свидетельствует тот факт, что уже несколько лет им занимаются Академия наук высшей школы Украины, Институт высшего образования АПН Украины, Конфедерация негосударственных высших учебных заведений Украины, Международная кадровая академия, Украинский институт социальных исследований и прочие заинтересованные организации и учреждения. О серьезности их намерений свидетельствует следующее: взяв за основу многое из того, с чего начинали мы, систему оценивания они дополнили такими направлениями деятельности вузов: развитие научной деятельности, методическое обеспечение учебного процесса, организация подготовки иностранных студентов, внеучебной работы и пр. Кроме того, и это не менее важно, широко используется всеукраинский социологический опрос, проводящийся по классической технологии. Этим занимается Центр социального мониторинга Украинского института проблем молодежи. Опрашивается молодежь, уже окончившая средние учебные заведения и желающая учиться дальше, студенты, окончившие вузы, а также эксперты — специалисты по соответствующим направлениям знаний. Более 3000 респондентов, от специалистов районных государственных администраций и до ректоров, проректоров вузов, а также ученых, имеют возможность высказать свою точку зрения. Все это систематизируется, подытоживается, и в результате строится рейтинг. Далее — определяются места в группах, а также в общем рейтинге. Затем 248 вузов, принимавших участие в этой процедуре, имеют возможность занять соответствующее место и получить высшую награду — статуэтку «София Киевская», которой отмечают лидеров рейтинга.

Возникает вполне закономерный вопрос: насколько объективно такое оценивание? Начнем с того, что любое дело не может быть оценено объективно на все 100 процентов там, где этим занимаются живые люди, ибо понятно: ни эмоций, ни предубежденности нам не избежать. Это во-первых. Во-вторых, в Украине, по моему мнению, еще не отработана культура определения рейтинга вообще. Убежден, только высокая культура в отработке рейтинговой системы сделает невозможным фальсификацию в любом ее проявлении, следовательно, система будет справедливой. Во всяком случае, как заявляют учреждения, на протяжении пяти лет проводящие рейтинговое оценивание отечественных вузов (пожелавших принять в нем участие), социологическая погрешность составляет не более двух процентов. Высшие учебные заведения относятся к этим исследованиям благосклонно, доброжелательно, поскольку понимают: чтобы конкурировать, нужно пропагандировать себя на рынке труда. И даже если вуз занимает 20-е или 30-е место в общем рейтинге, он может занимать первое, второе или третье в своей группе, среди вузов своего направления.

Полагаю, было бы целесообразно включать в рейтинговую оценку участие и победы вуза в национальных и международных студенческих олимпиадах, грантах, мобильность и карьерный рост выпускников, количество ученых вуза, чьи работы цитируются в международных изданиях и тому подобное. То есть технологию можно варьировать, главное, чтобы она давала как можно более полную оценку деятельности вуза. Вот тогда она будет не только максимально объективной, но и справедливой.

Традиции и амбиции

Возникает вопрос: а как это делается в мире? Насколько мне известно, рейтинговой системы по такой или подобной схеме за границей не существует. Для поддержания международного престижа вуза соответствующие зарубежные организации проводят рейтинговую оценку наиболее известных высших учебных заведений мира. По этой системе в первую десятку входят в основном известнейшие вузы США, Великобритании. Вместе с тем Токийский университет занимает лишь 19-е место, Торонтский — 23-е, Московский им. Ломоносова — 112-е, а Санк-Петербургский аж 422-е. Среди европейских университетов — 25-е место занимает Швейцарский федеральный технологический университет, а Шведский королевский — 39-е. Ни один из украинских университетов в этот список не попал. Однако это не свидетельствует о том, что наши вузы не могут удостоиться такой чести. Во-первых, для того, чтобы представить себя во всемирном рейтинге, необходимо проявить заинтересованность и хотя бы подать заявку о своем желании принимать в нем участие. Во-вторых, нужно быть активными, когда речь идет о вхождении Украины в разные объединения, скажем, в тот же Болонский процесс.

Есть и другие препятствия. Например, тот факт, что модель подготовки специалистов в наших вузах, как и в любых других на постсоветском пространстве, не отвечает европейским и мировым стандартам. Скажем, за рубежом в основном существует двухступенчатая система подготовки (бакалавр, магистр), а у нас — трехступенчатая (бакалавр, специалист, магистр). Или — там готовят по модульной системе, а у нас по семестровой; там набирают так называемую систему кредитов, а у нас существует система оценок, причем пятибалльная, а не стобалльная, как в большинстве стран мира. Собственно, работать есть над чем.

Не секрет, что сейчас есть немало вузов, в которых не уделяют серьезное внимания динамике развития как в плане материальном, так и в содержательном. К таким, к сожалению, можно отнести и некоторых «ветеранов» в образовании, имеющих за плечами по 100 и более лет. Они обучают по, образно говоря, пожелтевшим страницам конспектов, то есть по устаревшим схемам, в неприспособленных аудиториях с разбитыми окнами, изувеченными столами и т.п. Поверьте, эстетический вид учебного заведения имеет не меньшее значение для студента, нежели умные вещи, о которых на лекции говорит профессор.

По-моему, нужно придерживаться простых правил. Во-первых, вести прогнозно-аналитическую работу и на этой основе широко распространять все лучшее. Во-вторых, постоянно контролировать соблюдение государственных стандартов образования, чтобы не выпускать «халтуру». И, в-третьих, предоставить возможность всем поступающим, которые имеют свою долю в бюджете на образование, вносить средства в тот вуз, который они выбрали для учебы. Лишь тогда мы бы имели — пусть и через 10—12 лет — наиболее объективную картину рейтинга вузов, поскольку люди шли бы в те высшие учебные заведения, где действительно дают знания, а не занимаются показухой. Именно студенческое признание и должно стать основанием для государственного финансирования того или другого вуза. Я могу вызвать недовольство некоторых мэтров от образования, но у нас имеется ряд учреждений, которые, прошу прощения, «зажирели» и в конкурентной борьбе за студента используют, мягко говоря, не совсем просвещенное отношение к своим коллегам из других вузов, присваивая себе роль третейского судьи. Вместе с тем, рекламируя «себя любимых», не гнушаются методами самого обычного шоу-бизнеса, личными связями и тому подобными вещами. Так не должно быть. Мы провозгласили равный доступ к образованию для всех желающих, так же должны провозгласить и равноправный, а не традиционный или «наступательный» доступ к бюджетному финансированию для всех вузов Украины.

Встречают по одежке...

Первая половина этой поговорки, на мой взгляд, определяет суть существующей сейчас рейтинговой системы оценивания деятельности высшего учебного заведения. И как бы искренне ни стремились организаторы этого дела к объективности, ее очень трудно достичь по той простой причине, что индикаторы рейтинговой системы не смогут в полной мере отразить главную составляющую образования — качество. Этот показатель является интегральным, и измерить его невозможно, поскольку существует множество факторов, влияющих на упомянутый показатель. Это — все те же внешние факторы: финансы, материально-техническая база, кадры, организационные, информационные ресурсы и т.д. Они должны быть направлены на то, чтобы все вузы работали в триедином формате: экономичность, эффективность, результативность.

Экономичность преследует цель оптимизации расходов в сторону уменьшения, но без снижения качества образования. Эффективность достигается координацией затрат, то есть оптимальным расчетом средств, выделенных на содержание учебного заведения, в перерасчете на одного студента. Например, подготовка правоведа в одном вузе стоит 5000 грн., в другом — 8000. И здесь нужно посмотреть и разобраться, почему такая большая разница в затратах: эти расходы занижены или завышены?

Результативность исследуется на основе данных о выпуске специалистов. Скажем, почему из зачисленных на первый курс 40 студентов финиша (получения диплома) достигает всего лишь половина. Остальные, как мы говорим, отсеиваются. Столь значительный «отсев» тоже должен стать объектом для беспокойства: это что — результат недовольства качеством образовательных услуг в вузе, неудовлетворительная школьная подготовка, завышенные требования в вузе или слабая материально-техническая база? К перечисленным составляющим результативности надо добавить еще одну — трудоустройство. Хотя на эту проблему в разных странах смотрят по-разному. Например, некоторые ведущие фирмы или корпорации в США отслеживают нужных специалистов, начиная со второго, третьего курса. В этой работе им помогают масс-медиа, ежегодно публикуя итоги обучения студентов тем или иным специальностям, а заинтересованные в рабочей силе учреждения делают выводы. В Финляндии вузы вообще не занимаются трудоустройством выпускника. В так называемых сервисных центрах карьеры есть полный набор каталогов всех фирм, приглашающих студентов на практику. По интерактивному (бесплатному) телефону студент соединяется с нужной ему фирмой или учреждением, выясняет все, что его интересует, и договаривается о месте работы в свободное от учебы время, скажем, во время летних каникул. Полагаю, у нас в этом плане слишком много опеки. Студент, а тем более дипломированный специалист должен сам отвечать за свои поступки — и хорошие, и не очень, а следовательно, находить выход из любой ситуации. Этому нужно учить, воспитывать такие черты со школы... Но это уже тема отдельного разговора.

Вместе с тем вуз не застрахован от того, что далеко не все, даже хорошие специалисты, найдут достойное место работы. И вот почему. Сегодня не только в Украине, но и в мире процесс получения высшего образования становится все более массовым. Хорошо это или плохо? Ответ не может быть однозначным, поскольку этот процесс объективен и искусственно его удержать невозможно. Посему возникают парадоксы. Во-первых, государство не может поддержать высокую мотивацию молодежи к получению знаний из-за отсутствия средств. Во-вторых, все государства, чтобы выйти из данной ситуации, пошли по пути диверсификации источников финансирования, то есть привлекают к этому делу отрасли, работодателей, физических и юридических лиц, а также предоставляют кредиты на учебу. Проблема назрела давно, но только в последние годы появились пути ее решения. Имею в виду привлечение средств государственных, коммунальных учреждений и организаций, учеба в кредит, а также льготное обучение детей с ограниченными физическими и материальными возможностями. Но и названные пути не решают вопрос. Ведь в 1995 году в вузах ІІІ—IV уровней аккредитации обучались 885 тыс. детей, теперь — 2 млн. 500 тыс.

И, наконец, еще один парадокс. Значительный рост контингента желающих учиться не всегда адекватен ресурсному обеспечению самого вуза. Это приводит к снижению качества образования. В результате будущий специалист рискует быть невостребованным или же иметь низкую квалификацию, что, скажем, в такой отрасли, как медицина, недопустимо.

Так что поговорку «Встречают по одежке, а провожают по уму» можно применить как к человеку, так и к отдельному вузу. Учебное заведение может иметь презентабельный вид, но не иметь «арсенала» защищенности, иногда крайне необходимого молодому человеку после завершения учебы. В то же время я бы не связывал количество тех, кто учится, с возможностью трудоустройства. Поскольку чем большее количество граждан получит качественное образование, тем более культурным и цивилизованным будет общество.

Какое же высшее учебное заведение выбрать, если уже выбрана специальность? Да и нужно ли доверять рейтингам? Собственно, это дело личное, на которое тоже влияет множество факторов — родители, друзья, родственники, реклама, к которой, что бы там ни говорили, относится и тот же рейтинг высших учебных заведений.

Какую же социальную нагрузку несет в себе рейтинговая система, пусть и не совсем совершенная? Во-первых, облегчает абитуриенту пути выбора. Во-вторых, что не менее важно, добавляет ему уверенности. И, в-третьих, дает право, в случае, по мнению студента, несоответствия ожидаемого и полученного, сделать соответствующие выводы — либо поменять учебное заведение, либо изменить свое отношение к нему. А это означает: направить все усилия на воспитание в себе личности, способной к самореализации. Студент, независимо от избранного вуза, должен знать, что его знания — это его интеллектуальная собственность, выражаясь рыночным языком, это — его капитал. И чем больше он их накопит во время учебы, тем более престижное место работы получит, образно говоря — он это место «купит». Скажем, имеются три студента: один хорошо знает английский язык, второй — компьютер, а третий — хорошо и то, и другое. Так кого предпочтет работодатель? Конечно же, последнего. Поскольку вместо двоих работников он возьмет одного и заплатит ему, пусть и больше, чем одному, но все же меньше, чем двум. В Финляндии, например, каждый бакалавр должен отработать 12 месяцев на рабочем месте, из которых шесть — по специальности. Только тогда он имеет не только моральное, но и профессиональное право предложить себя на рынке труда.

Бытует мнение, что у нас много выпускников. Это не совсем так. В Украине 935 тысяч предприятий всех форм собственности, а выпускников — 564 тысячи. Получается, что на одного выпускника приходится, образно выражаясь, 1,6 предприятия. Или, иначе говоря, каждое предприятие может взять на работу 0,6 выпускника. Есть такой термин — нагрузка на рабочее место. Сейчас этот показатель улучшается: уменьшается количество претендентов на одно рабочее место. Причем любопытно, что чем выше уровень образования, тем ниже уровень безработицы. Наблюдается также спрос на качественную рабочую силу, то есть высокообразованную. Следовательно, рейтинг вузов, как и соревнование между людьми, побуждает к борьбе за место «под солнцем».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно