ЗОЛОТОЙ ДЕНЬ ПРИВАТИЗАЦИИ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ЗОЛОТОЙ ДЕНЬ ПРИВАТИЗАЦИИ

26 мая, 2000, 00:00 Распечатать

Если когда-нибудь будут писать историю украинской приватизации, то дата 18 мая 2000 года, несомненно, будет вписана в нее золотыми буквами...

Если когда-нибудь будут писать историю украинской приватизации, то дата 18 мая 2000 года, несомненно, будет вписана в нее золотыми буквами. Именно в этот день Верховная Рада Украины приняла закон о Государственной программе приватизации на 2000—2002 годы. О значении этого события говорит тот факт, что последние четыре года из-за противодействия левых сил и борьбы различных финансово-политических группировок приватизация проводилась по программам, утвержденным указами Президента Украины, что, естественно, снижало их вес и уменьшало легитимность.

И Украина здесь не является исключением. К примеру, в России до сих пор ни один проект подобной программы так и не был утвержден Госдумой РФ. У нас же это уже третья программа, утвержденная Верховной Радой.

Новая программа — новые правила игры

Переход от сертификатной, «бумажной» приватизации к денежной был ознаменован, в первую очередь, резким ростом государственных заданий. Если в 1999 году ФГИ перечислил в госбюджет 700 млн. грн. (столько же, сколько за все годы приватизации), то уже в 2000-м правительство поставило задачу обеспечить не менее 2,5 млрд. грн. Но столь значительные суммы можно было получить только в ходе крупной игры. А она нуждалась в новых правилах, которые бы удовлетворяли не только аппетит вечно ненасытной казны, но и интересы крупного инвестора.

Требования такого инвестора просты и понятны:

— продавать объекты на основе стабильного законодательства;

— продавать контрольные пакеты акций рентабельных стратегических предприятий;

— процесс продажи должен быть абсолютно прозрачным и на конкурентной основе;

— в «нагрузку» к покупке не должны прилагаться инвестиционные обязательства.

Но и у государства есть свои интересы, которые не ограничиваются одним лишь стремлением продать объект побыстрее и подороже. В не меньшей мере оно заинтересовано в том, чтобы проданное предприятие не переходило от одного «оффшора» к другому, теряя остатки своего производственного потенциала, а как можно быстрее вставало на ноги. От инвестора ждут, что он обеспечит новые технологии, рынки сбыта, передовой менеджмент.

Программа приватизации-2000 как раз и призвана была разработать такие принципы приватизации, которые бы позволили удовлетворить интересы обеих сторон.

Западные аналитики, обсуждавшие разработанный специалистами Фонда государственного имущества и Кабмина законопроект на одном из «круглых столов» осенью прошлого года, назвали его весьма амбициозным, смелым и даже революционным.

Но первое же обсуждение программы в парламенте вызвало ожесточенные дискуссии. И это было вполне прогнозируемо. Несмотря на серьезные пробелы в приватизационном законодательстве, зачастую тормозившие этот процесс, многие инвесторы уже научились бороться с ними и даже использовать в своих интересах. К примеру, нередко инвестиционные обязательства выполняются за счет средств самого же предприятия: часть прибыли перекачивается через другие счета и попадает на то же предприятие уже в виде инвестиций.

Таким образом, отечественным «теневикам» ни к чему была милая сердцу МВФ прозрачность продаж. Поэтому через своих представителей в парламенте они всячески стремились путем поправок нивелировать радикальный дух программы. И действительно, даже десятая часть из тех 289 замечаний и предложений, которые внесли народные депутаты, была способна камня на камне не оставить на хваленом радикализме документа.

«Промышленный» камень преткновения

Вспомните, до ноября прошлого года только ленивый не обвинял ФГИ в попытке за гроши «распродать Родину» в результате закулисных интриг. Оскомину набили ехидные карикатуры на эту тему в отечественных печатных органах. Но когда именно Фонд предложил не дать «теневикам» возможность скупить стратегические объекты через оффшоры, введя в программе термин «промышленный инвестор», на него обрушилось цунами общественного гнева. Кстати, в законе о большой приватизации (редакция 1996 года), есть норма, согласно которой программа приватизации может устанавливать ограничения относительно покупателей.

Термин «промышленный инвестор» стал настоящим камнем преткновения в дальнейшей работе над законопроектом. По нему поступило наибольшее количество предложений. Острые дискуссии в течение последних пяти месяцев были связаны, в первую очередь, с предложенным ограничением: покупатель стратегически важных объектов должен иметь опыт работы в той сфере, в которой работает приватизируемый объект, что автоматически отсекало от участия в конкурсах претендентов, зарегистрированных в оффшорных зонах.

Как известно, последние три года подавляющее число победителей на конкурсах составляли именно оффшоры, в том числе и при продажах пакетов акций областных энергораспределяющих компаний. За этими как бы иностранными капиталами стояли наши, отечественные компании или группы влияния. В результате государство не только утратило контроль над стратегическими объектами, но и оказалось перед проблемой значительных недопоступлений в бюджет. Ведь финансовые потоки приватизированных компаний проходили через оффшоры, а сами предприятия показывали устойчивую тенденцию к наращиванию убытков.

Следует отметить, что после первого чтения в проект закона о госпрограмме приватизации были внесены три формулировки этого понятия. Среди прочих фигурировал вариант, согласно которому промышленным инвестором не может быть признана иностранная компания, являющаяся конкурентом приватизируемому предприятию, что фактически противоречило тому смыслу, который вкладывал в это понятие Фонд госимущества, делая ставку именно на компании, имеющие опыт работы в той сфере, в которой работает приватизируемый объект.

Интересам государственных органов приватизации больше всего соответствовал вариант, предложенный народным депутатом Алексеем Костусевым. В конце концов, именно он и лег в основу уже узаконенного понятия «промышленный инвестор».

Согласно пункту 10 принятого закона, промышленный инвестор — это отечественный, иностранный инвестор, или их объединение, которые заинтересованны в сохранении доли приватизируемого предприятия на рынке соответствующего продукта, не меньше трех лет вырабатывают продукцию, выполняют роботы, или предоставляют услуги, аналогичные работам, услугам указанного предприятия, или потребляют в основном производстве продукцию такого предприятия, или вырабатывают продукцию, которая используется в основном производстве приватизируемого предприятия в качестве основного сырья, или осуществляют непосредственный контроль на таких предприятиях не меньше одного года. Промышленным инвестором не может быть признана компания, зарегистрированная в оффшорной зоне.

Интересно, что во время голосования проекта программы этот пункт, в отличие от остальных, с первого раза не преодолел планку в 226 депутатских голосов. И лишь после разъяснений, данных Алексеем Костусевым, набрал необходимое большинство…

Радикальные нововведения

Программа приватизации на 2000—2002 годы отличается от своих предшественниц уже тем, что она обновлена более чем на треть. В ней кардинально изменена система классификации объектов приватизации по группам: в качестве определяющего показателя выбрана численность работающих — в отличие от размера уставного фонда, она не подлежит индексации и лучше характеризует размер объекта.

Так что теперь к группе А относятся объекты, на которых работает до 100 человек, к группе В — более 100, при условии, что это предприятие не является монополистом или стратегическим объектом (последние выделены в отдельную группу Г). Однако эта классификация действует только применительно к предприятиям, процесс приватизации которых начинается уже после вступления данной программы в силу.

А вот градация групп Д, Е и Ж не изменилась. Это, как и раньше, объекты незавершенного строительства, государственные доли (паи) в имуществе предприятий и объекты социальной сферы.

В отличие от программы приватизации-99 в новом документе появился раздел под названием «Общие принципы индивидуальной приватизации». Кстати, этот термин едва ли не самый популярный в программе — естественно, после понятия «денежная приватизация». Что вполне логично, ведь задача обеспечить поступление в госбюджет 2,5 млрд. грн. не позволяет мыслить иначе.

Среди принципов индивидуальной приватизации выделяются следующие:

1. Достижение максимального экономического эффекта от продажи объекта.

2. Выбор способа приватизации, исходя из его финансового состояния предприятия и анализа спроса на него со стороны потенциальных покупателей.

3. Отход от массовых технологий создания акционерных обществ.

4. Создание организационно-экономических условий для концентрации собственности.

Но, возможно, одним из наиболее радикальных разделов программы, относящихся к идеологическому обеспечению приватизации, является раздел о принципах и порядке закрепления в государственной собственности пакетов акций ОАО. Помимо незначительного ужесточения правил работы уполномоченных лиц, которые имеют право управлять госпакетами акций, и уточнения круга полномочий, ФГИ решает и ряд других вопросов.

Например, полную ответственность за финансово-хозяйственную деятельность ОАО, в котором государству принадлежит 50% уставного фонда + 1 акция, несет управляющий этим пакетом. А неотъемлемой частью документации, подаваемой для закрепления пакета акций в государственной собственности, является информация о суммах и источниках государственного финансирования. Кроме того, на два года сократился максимальный срок, на который в госсобственности закрепляются пакеты акций: он составляет теперь три года. И если на каком-то этапе управления состояние предприятия ухудшится, то закрепленный пакет акций подлежит обязательной продаже.

Самое важное в этом разделе то, что Фонд стремится сделать достоянием общественности борьбу вокруг закрепления в госсобственности пакетов, которая раньше зачастую носила закулисный характер. В соответствии с программой, для обеспечения публичности и прозрачности принятого решения закрепление пакета акций в государственной собственности подлежит защите в порядке, который предусматривает рассмотрение предложений органа, уполномоченного управлять государственным имуществом, ФГИ, потенциальных покупателей, представителей Кабинета министров, органов прокуратуры, общественности и СМИ.

В программе более конструктивно решаются вопросы о выполнении условий антимонопольного законодательства. К примеру, раньше покупатель, уже став победителем конкурса, мог месяцами ожидать согласия Антимонопольного комитета на покупку акций. В соответствии с только что принятым документом, таким согласием будет виза АК на плане размещения акций (то есть этот вопрос урегулируется до, а не после продажи).

Основные поступления средств ожидаются все-таки от приватизации стратегических объектов. Именно поэтому Фонд сделал все, чтобы закрепить положение, согласно которому на продажу должны выставляться контрольные или максимально возможные пакеты акций предприятий группы Г. При этом предусматривается, что Кабмин по инициативе ФГИ будет рассматривать целесообразность закрепления акций таких объектов в государственной собственности для формирования контрольного пакета на продажу.

Этот контрольный пакет акций будет продаваться на конкурсах без инвестиционных обязательств. Кроме того, на продажу может предлагаться блок пакетов акций предприятий различных групп, если ФГИ считает, что это повысит эффективность влияния промышленного инвестора на перестройку соответствующего рынка.

Покупать пакет акций уже не сможет кто угодно: для претендентов будут устанавливаться квалификационные условия.

Покупатель пакета акций будет иметь право на выкуп государственной доли в предприятии. Правда, только через три года после покупки и только при выполнении условий договора купли- продажи. Если договор выполняться не будет и финансовое состояние предприятия ухудшится вследствие действий или бездействия инвестора, то через пять лет (а именно в течение этого срока запрещено отчуждать купленный на конкурсе пакет) акции подлежат возврату в госсобственность.

Цена компромиссов

И все же абсолютно все положения проекта программы отстоять не удалось. Чтобы сохранить незыблемыми основные ее постулаты, пришлось пойти на ряд уступок.

Так, в качестве компромисса была оставлена льгота для членов трудового коллектива — в соответствии с принятой нормой, каждый работник предприятия, а также граждане, относящиеся к льготной категории, имеют право приобрести акции ОАО за половину номинальной стоимости на сумму, равную 45 необлагаемым налогом минимумам доходов граждан.

Еще одной уступкой стало внесение в программу нормы, согласно которой руководители предприятий имеют право на дополнительное приобретение акций акционерных обществ, создаваемых на предприятиях, на которых они работают, на общую сумму 5% уставного фонда, за половину их номинальной стоимости.

ФГИ был не согласен с этой нормой, считая ее утратившей ту эффективность, которую она имела на начальном этапе приватизации. Сегодня, в случае продажи больших объектов, тем более продажи контрольных пакетов инвесторам, никакого стимулирующего значения эти 5% не имеют. И все же мощному давлению депутатов пришлось уступить…

Но разве это слишком высокая цена за настоящий прорыв на фронте приватизации? Нам так не кажется. Ведь, согласно тактике ведения боевых действий, нельзя быть одинаково сильным на всех направлениях.

Ответ скептикам

Закон Украины о государственной программе приватизации на 2000—2002 годы еще не подписал Президент Украины, а некоторые скептики уже приступили к его критике. Главный их аргумент — введение понятия «промышленный инвестор» и ряда других ограничительных моментов ничего не даст: всегда найдутся пути, чтобы обойти эти препятствия.

Это, конечно, так. Обойти можно любой закон. Но разве это хоть в какой-то мере умаляет значение программы, принятие которой, без сомнения, является совместной победой Верховной Рады, Кабмина и ФГИ?

Вспомните, ведь еще полгода назад трудно было даже подумать о продаже контрольного пакета акций любого предприятия. Да, в соответствии с проектом Всемирного банка Фонд выставлял 10 контрольных пакетов акций стратегических предприятий. Но в 1999 году ничего так и не было продано, потому что продажи обставлялись такими условиями, что никто на них не согласился.

Можно ли было год назад получить от правительства согласие на продажу 83 контрольных пакетов акций стратегических предприятий, из которых половина действительно являются «голубыми фишками»? Можно ли было серьезно говорить о продаже приватизируемых объектов исключительно на коммерческих конкурсах? Ведь их зачастую передавали кому надо путем некоммерческих продаж.

Широкие возможности для этого открылись только после выхода в свет президентского указа «Об ускорении процесса приватизации в Украине», при активной поддержке Кабмина. Теперь к этим весьма позитивным факторам добавилось и принятие Государственной программы приватизации. Очень может быть, что сегодня мы еще не в силах в полной мере оценить то положительное влияние, которое этот документ способен оказать на развитие приватизационного процесса в Украине. Органам приватизации дан мощнейший инструмент. И теперь только от них будет зависить, насколько эффективно он будет использован.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно